$ 66.44 € 75.43
16+
15 августа 2018, 03:06

Ради детей

Почему таджикистанцы так охотно пускают корни в Оренбуржье?
03.08.2017, 15:14
Семья у Мамарасуловых большая и продолжает прирастать малышнёй и роднёй, подтягивающейся из Таджикистана.
Фото: Олег Рукавицын

Эта неделя для многих таджиков из разных концов нашей области особенная. В пятницу в Орске пройдёт празднование 10-летнего юбилея сразу трёх таджикских национально-культурных автономий: городских - орской, оренбургской - и региональной.

 

Без нервотрёпки

Рафоат Мамарасулова вместе с ещё несколькими активистками таджикской диаспоры собирается 4 августа в Орск. Оренбургская и орская автономии дружат и сотрудничают между собой, зовут друг друга на торжества, сообща решают проблемы. Рафоат Юсуповна - председатель совета женщин диаспоры. Большинство вопросов, с которыми обращаются к ней землячки, ей хорошо знакомы по личному опыту.

В Оренбург они с мужем переехали из Ура-Тюбе 20 лет назад. Дети тогда ещё были маленькими. Это сейчас у старшей дочери Наргизы уже своих детей трое, у Нигины - двое, 18-летняя Ганжина недавно порадовала родителей внучкой…

Месячная малышка спит в специальной национальной люльке - говоре. Мама с папой - рядом, на двухъярусной кровати, и пусть комнатка тесновата, чуть побольше купе, зато жильё уже не съёмное, а собственное.

Мамарасуловы арендовали этот небольшой дом в тихом центре города в течение первых восьми лет, как переехали в Оренбург, а затем, накопив денег, выкупили его. Благо мужчины все здесь рукастые - глава семьи Джамшид профессионально занимается отделкой помещений, разумеется, сделал ремонт и в собственном доме. А теперь уже почти достроен, вернее, надстроен, и второй этаж. Это дополнительно ещё четыре комнаты.

Семья у Мамарасуловых большая и продолжает прирастать малышнёй и роднёй, подтягивающейся из Таджикистана.

На сегодня это единственная страна, с которой у России есть соглашение о двойном гражданстве. Благодаря этому таджикистанцы избавлены от множественных нервотрёпок с оформлением документов. Одно дело иметь статус иностранца, и другое - гражданина. И всё-таки принятие российского гражданства для многих пока недостижимая мечта. У Рафоат Юсуповны, например, до сих пор его нет, как и у её дочек, две из которых родились и выросли уже здесь, в Оренбурге… В отличие от старших членов семьи по-русски они говорят без акцента.

- Я стараюсь дома с детьми говорить на родном языке, но дочка мне отвечает: «Мама, может, хватит уже!» - улыбается Нигина.

 

Муж всему голова

Минимум раз в год, а то и чаще Мамарасуловы ездят в Таджикистан. Тамошняя родня сразу подмечает, насколько они уже обрусели. То «Амин!» забудут произнести после трапезы со специальным жестом омовения. То пересыпают речь русскими словами.

Тем не менее общий уклад жизни, основанный на том, что слово старшего - закон и муж всему голова, оренбургские таджики стараются сохранить.

В самой просторной комнате их дома стоит дастархан, вокруг которого разложены курпачи - одеяла, заменяющие стулья. Рассаживаются у дастархана все строго по иерархии. На самом почётном месте, максимально далеко от входа в комнату - старшие члены семьи, отец с матерью, по бокам - дети по старшинству, у самой двери - молодые снохи, чтобы быть на подхвате - подать, принести.

- Если в дом приходит гость, его сажают на самое почётное место, - поясняет Рафоат Юсуповна, - и подкладывают лучшие кусочки.

До и после еды принято читать молитву. Мамарасуловы - семья религиозная, алкоголь не употребляют даже по праздникам. Каждое утро все просыпаются в 5 утра на молитву и сразу входную дверь настежь - так принято, чтобы в дом вошла благодать. Затем начинают прибирать в доме, подметать двор, поливать цветы в палисаднике. К завтраку в 8 утра успевают переделать кучу дел. Так как двор общий на 5 хозяев, стараются не шуметь, понимают, что соседи ещё спят.

По канонам, женщины в восточных семьях не работают, на них дом и дети, мужчина - добытчик, мытьём посуды рук не замарает.

- Сейчас уже не так, - качает головой Рафоат Юсуповна. - Женщины работают, помогают мужьям зарабатывать, а мужья не считают зазорным по дому помочь.

4093 человека таджикской национальности постоянно проживают в Оренбургской области, по данным переписи населения 2010 года. 

Свои амбиции

Рафоат Юсуповна и сама всю жизнь работает. По образованию - швея, работала сначала приёмщицей на шёлкокомбинате в Ура-Тюбе, переехав в Россию, начала торговать овощами-фруктами на рынке. Говорит, была удивлена, как доброжелательно к ней отнеслись другие торговцы, помогали советом и делом. У детей - уже другие амбиции.

Старший сын Акмаль - гордость семьи, он пока единственный, кто имеет высшее образование, однако дипломированный юрист работает не по специальности, а тоже в сфере торговли, мерчендайзером. Учится на энергетика 20-летняя Неля. Наргиза - флорист, живёт с семьёй в Москве.

По дому дочки Рафоат Юсуповны ходят в национальной одежде, а когда идут по делам - переодеваются, как все, в майки и джинсы. На шорты и мини-юбки, правда, пока не отваживаются. Мама не отступает от традиционно длинного таджикского платья, шальвар и платка на улице.

- Бывает, кто-нибудь буркнет вслед, мол, понаехали тут. Но это единичные случаи, в основном люди здесь хорошие, - уверена Рафоат Мамарасулова. - У нас уже много друзей среди русских, с соседями мы в прекрасных отношениях.

В доме Мамарасуловых живёт русская старушка, вернее, этническая мордовка, 87-летняя Мария Алексеевна. У неё хоть и небольшая, но отдельная комната. В Ура-Тюбе Мария Алексеевна была просто их соседкой, жила с дочерью, сыновья давно переехали в Россию. Когда дочь умерла, осталась одна. Сыновья не захотели заботиться о матери, а Мамарасуловы пожалели её и взяли с собой, в Россию. Среди таджиков бабушка живёт давно, свободно говорит по-таджикски, в семье Мамарасуловых чувствует себя полноценным членом.

- Может и отругать нас, если что не по ней, - смеётся Ганжина.

Рафоат Юсуповна прошла с Марьей Алексеевной все инстанции, выхлопотала вид на жительство и полагающуюся пенсию, трудовой стаж старушки - более 40 лет.

 

Ура, амнистия!

Собственные родители Рафоат Юсуповны похоронены на родине, она, кстати, не исключает, что ближе к старости и сама вернётся в Таджикистан, чтобы, когда придёт час, упокоиться рядом с предками.

- Мы бежали от войны, - продолжает она. - Надо было спасать детей, позаботиться об их будущем.

У таджиков многодетность в норме независимо от материального положения семьи. Даже если живут небогато, а кто-то из родни объявляет о беременности, все радуются.

- У моей мамы было 17 детей, у старшей сестры 12, я шестерых родила - ни разу в больницу не ходила, не знала ни памперсов, ни таблеток, - рассказывает Рафоат Мамарасулова. - А теперь молодёжь так не хочет. Говорят, трое - и всё, хватит. Чуть что - бегут к врачам за лекарствами.

Пока одни активистки женсовета собираются в Орск, другие им завидуют: едут только те, кого отпустили мужья. Праздник обещает быть пышным. Неделя уже началась футболом, на стадионах города прошли матчи национальных команд и состязания по таджикской борьбе гуштингири.

Развернётся в городе и ярмарка овощей, фруктов и сухофруктов, которые будут продаваться с ощутимой скидкой. Приедут руководители таджикских диаспор из других регионов. То, как налажена работа в автономиях Оренбуржья, пример для многих.

Студенты, приехавшие учиться из Таджикистана в оренбургские вузы, и таджики, уже получившие российское гражданство, - опора руководителя. Тем, кто здесь пока в статусе иностранца-гастарбайтера, сложнее. Не успел подстроиться под меняющееся миграционное законодательство, просрочил с подачей документов - протокол. Два протокола - выдворение и запрет на въезд на несколько лет.

К счастью для многих, весной президенты обеих стран договорились об амнистии для таджикистанцев. С 25 марта по 24 апреля незлостные нарушители, схлопотавшие санкции по недоразумению и собственной нерасторопности, вернули себе легальный статус.

 

Компетентно

Толиб Баротов, руководитель Оренбургской областной таджикской национально-культурной автономии:

- Это первый юбилей автономии. Пятилетие мы не отмечали, так как в 2012 году было другое крупное событие - открытие в Оренбурге нашего национально-культурного центра «Согдиана», тогда приезжал министр культуры Республики Таджикистан и генеральный консул РТ в Уфе. Сейчас здесь офис, куда земляки идут со своими просьбами и вопросами. Мы отстаиваем их права перед недобросовестными работодателями, помогаем, если у кого-то стряслась беда.

Со временем есть идея открыть в Оренбурге музей национальной культуры с экспонатами быта таджикской семьи от дореволюционного периода до наших дней, организовать ансамбль песни и танца, выпускать газету о жизни оренбургских таджиков… Нашлись бы спонсоры.

Марина Веденеева

Новости
все новости