$ 65.29 € 75.21
16+
22 октября 2018, 13:26

На златом песке сидели…

Золотая лихорадка захватывала наш край дважды
10.04.2018, 16:07
Гора-бульдог одна лишь теперь знает, что из современных пересказов легенда, а что быль.
Фото: Валерий Гуньков

Последний раз совсем недавно, в конце 90-х годов прошлого века - начале нынешнего. Слухи о том, что удачливый старатель нашёл на кваркенской земле крупный самородок, подогревали многих. Мужики, кто с металлоискателем, кто просто с лопатой, ринулись на заброшенные прииски.

 

В краю легенд

Снег в степи до конца ещё не сошёл, кони на тюбенёвке – вольном выпасе - в пойме Айдырли разгребают наст, выискивая сохранившуюся прошлогоднюю травку и освобождая ковыль. Пастуха нет, за всем пристально следит невозмутимый бульдог. Впрочем, лошадям можно ходить спокойно по всей округе – бульдог-то каменный, так называют местные гору. Она как символ района: встречает всех на самом въезде в муниципалитет. Иные называют её горой-медведем - кому что увидится.

- В Айдырле мы ребятишками купались летом, в иных местах едва дно доставали, - вспоминает Гамза Курманбаев, заместитель главы района, оглядывая окрестности. – Теперь только весной она буйная.

- Откуда такое название? Наверняка есть какая-то легенда.

Гамза Байтакович тут же оживает.

Айдырля – имя дочки богатого купца, которая влюбилась в молодого пастуха. Любовь была взаимной, но отец красавицы и слышать не хотел об унижающем его достоинство браке. Тогда молодые решились на побег. Купец, узнав о непослушании, пустил вдогонку своих людей на конях. Айдырля с пастухом успели добраться лишь до места впадения безымянной речки в реку Суундук. Поняв, что им нет дороги, влюблённые, взявшись за руки, бросились с крутизны в воду и погибли. А люди, узнав о смерти красавицы Айдырли, стали называть её именем речку.

В «Топонимических очерках Оренбуржья» Бориса Моисеева я нашёл другую легенду об Айдырле, что неудивительно, легенды здесь на каждом шагу. Учёный также предполагает, что название реки произошло от казахского «айдыр» – невысокая гора, шихан: река, протекающая меж холмов.

 

Старатели

Снова допытываюсь после разных деловых встреч у Гамзы Байтаковича уже в Кваркене:

- А какие предания известны о вашем золоте?

Тот машет рукой:

– Много разных историй. До конца войны велась добыча, потом посчитали прииск неперспективным. Хотя несколько лет назад работу возобновили – Гайский ГОК получил лицензию и московская фирма. Что там происходит, мы, по сути, деталей не знаем, это особая территория. Но раз не бросают, значит, есть смысл.

Впервые золотая лихорадка в этом краю случилась в середине XIX века. В урочище Уклонная жила старатели нашли благородный металл, место стало разрабатываться и заинтересовало серьёзных людей. В 1843 году, со слов краеведов, английские и российские золотопромышленники открыли прииск и дали ему название Айдырлинский по наименованию соседнего посёлка. Открытым способом золото здесь никогда не добывали, только шахтным, месторождение золота кварцежильного типа находилось на глубине 12 - 16 метров, а иногда и только на 8. Через какое-то время открылось ещё несколько приисков: самый крупный из которых - Синий шихан на границе с Челябинской областью. Ловцы удачи тогда ринулись в кваркенские земли со всех сторон. И кому-то она улыбалась. Однако дело это не такое простое и прибыльное. Местное население в основном занималось животноводством и землепашеством. На мой вопрос, не идут ли сегодня кваркенцы в старатели, тот же Гамза Байтакович ответил:

- Не думайте, что это лёгкий и стабильный хлеб. Вырастить быка и продать мясо гораздо легче и прибыльней. К тому же все попытки достать золото сегодня нелегальны, государство не даёт лицензию частнику.

В XIX веке с этим было попроще. Есть данные, что золота в год добывалось на Айдырлинском прииске около тонны и выручка была сравнима с доходом от сельскохозяйственной деятельности всей округи. В приисковом посёлке рабочие жили если не зажиточно, то терпимо, имелись церковь и базар. Сегодня от посёлка не осталось и напоминания. В 30-е годы советская власть посчитала несправедливым, что на прииске хозяйничают буржуи, и их попросили уйти. Советские золотодобытчики, по разным данным, в лучшие времена давали государству до 700 килограммов драгоценного металла. Добыча велась до 1943 года. Золотоносный век (какое совпадение!) закончился ровно через 100 лет после открытия прииска.

 

Богатство из норы

В 90-е годы прошлого столетия иные, оставшись без работы, иные, почувствовав слабину тогдашней власти и закона, вспомнили о богатых кваркенских местах и двинулись к бывшим приискам, надеясь на фарт. В те времена встретить мужиков, бродящих по степи с металлоискателем или лопатой, было делом привычным. Иногда разом можно было увидеть до 200 человек. Многих подогревали слухи об удачливых старателях, прямо с поверхности взявших целый самородок. Хотя золото здесь всегда добывали шахтным способом, с глубины, в лёгкую добычу хотелось верить. Стояло ли что-то серьёзное за этими слухами?

Директор Кваркенского краеведческого музея Павел Веретенников сам никогда не поддавался соблазну, но о золотой лихорадке кое-какие детали знает:

- Безработные и сейчас иногда бродят нелегально с металлоискателями. Сколько раз конфисковывали у кого машину, у кого золото или деньги. Многие идут наудачу, надеются, что именно им повезёт, а в итоге остаются без всего. Государство наказывает чёрных старателей.

Но из разговора с Павлом Ивановичем выходило, что то и дело возникающие слухи не так уж и беспочвенны. К примеру, придёт к местам приисков ловец птицы счастья с широко раскрытыми глазами, ищет блестящий благородный кусок металла, а золото-то на самом деле под ногами, только он его не видит. Бывает, после ливня на поверхности становятся заметны крохотные блёстки-песчинки – поди догадайся, что это не слюда или ещё какой минерал. Опытные старатели не пропустят весной ни одной свежей сурчиной норы. Пушистый зверёк не знает, глупый, цену золотому песку и выбрасывает его вместе с грунтом наружу. Знал бы, построил бы уже себе где-нибудь в центре Москвы золотую норку рядом с владельцами заводов и пароходов. Но не нужно бежать ворошить сурчиные норы, речь идёт о нескольких песчинках и далеко не в каждой они лежат.

Удалось найти и совсем сказочную историю нашего времени. Лет 10 назад весной местный житель-пенсионер, гуляя на природе с внуками, увидел в стенке овражка вымытый талыми водами блестящий камешек. Камешек, как говорят, потянул в денежном выражении на 3 миллиона рублей. Но пенсионер не хотел себе неприятностей и сдал его государству. Счастливчика наградили, и он вроде бы остался доволен. Случай, как меня уверяли, реальный, пенсионер и сейчас проживает в посёлке Красноярском. Но место находки и фамилию его называть не будем. И рвать в эти места после прочитанного не стоит, хотя бы по той причине, что этот человек потому и был осчастливлен, возможно, один за два века, что, гуляя, не думал о золоте.

По-видимому после этого случая на золотоносные места некоторые рьяные старатели пригоняли даже тяжёлые тракторы, вынимая грунт по всей округе. Теперь нелегалов разогнали, у кого-то даже изъяли технику.

Сейчас на прииске работают золотодобытчики из Гайского ГОКа. В год добывают до 500 килограммов золота - такая цифра мелькала в прессе. Сколько находит московская фирма, ею держится в секрете. Их территория огорожена и строго охраняется, по периметру даже летают дроны с видеокамерами, и, если вдруг появится старатель, его тут же замечают. Дело это не терпит суеты.

- От старых приисков мало что осталось, но кое-какие предметы у нас в музее имеются, - говорит Павел Веретенников, директор краеведческого музея. -  Удалось найти шахтёрский фонарь, кайло, лопату, с которыми рабочие спускались в шахты. Предыдущий директор музея Иван Кузьмич Косырев собрал большой исследовательский материал по золотодобыче в Кваркенском районе. Надеемся, получится целая книжка.

В прошлом году у райцентра Кваркено швейцарская фирма «Омиа» начала добычу мраморного бута, который в скором времени будет поступать для переработки на её же заводы в России и Казахстане.

О другом большом прииске известный писатель Павел Фёдоров написал исторический роман «Синий шихан». В дилогии рассказывается о жизни оренбургского казачества в начале ХХ века.

Кваркенский район богат своими недрами: здесь обнаружены качественный мрамор, медные руды, железные магнетитовые, марганцевые осадочные, редкометалльные и урановые руды, асбест и тальк. Месторождения, кроме мрамора, мелкие, поэтому их разработка не идёт, хотя есть мнение, что это лишь верхушка айсберга.

 

Юрий Мещанинов

Кваркенский район 

Новости
все новости