$ 65.98 € 75.17
16+
21 ноября 2018, 13:01

Совесть хирурга

Каково это, спасать человека, приговорённого к смерти? В практике заслуженного врача РСФСР Петра Кабанова было ещё и не такое
25.10.2016, 16:04
Пётр Кабанов: «Меня подготовили по трём специальностям: хирургии, акушерству и гинекологии, терапии. Это помогло мне в будущем правильно диагностировать различные тяжёлые недуги».
Фото: Олег Рукавицын

Четыре принципа работы хирурга определил для себя бывший с 1972-го по 2009 год заместителем главного врача областной клинической больницы Пётр Кабанов: лекарство, скальпель, слово и совесть.

По отзывам коллег, за 57 лет он ни разу не ошибся в диагнозе. По меркам любого времени, это нонсенс.

О лекарстве

– Всё дело в образовании, ко­торое я получил в Оренбургском государственном медицинском институте, и в практике. И поч­ти сразу начал по выходным и ночью работать в скорой помощи. На шестом курсе нас готовили по трём специально­стям: хирургии, акушерству и гинекологии, терапии. Улавли­ваете разницу с сегодняшним узкопрофильным образова­нием? Вскоре стал проводить хирургические вмешательства по всем неотложным поводам. Это-то и помогло мне в будущем правильно диагностировать различные тяжёлые недуги.

Знаете, иногда думаю вот о чём. Хорошо, что сейчас дают миллион земскому врачу, что­бы он ехал в деревню. Но мне в своё время дали больше – под­готовку по широкому профилю. До сих пор помню первый день в участковой больнице, куда я приехал по распределению. Вижу, возле кабинета толпит­ся человек сорок. Я поставил чемодан, спрашиваю: «Вы ко мне?» «Да», – отвечают в один голос. «Сейчас, – говорю, – всех приму». Для меня не составило труда провести осмотр.

Однажды пришла колхозни­ца с грыжей. Всё сомневалась – ложиться под нож или нет к молодому врачу? А когда всё про­шло удачно, в округе заработал тряпочный телефон, и пациентов у меня стало гораздо больше.

Организовал операционный блок. Оперировал внематочную беременность, острый аппенди­цит, ущемлённую грыжу. Вместе с этим принимал роды, делал кесарево сечение, назначал таблетки при инфекционных заболеваниях – вот настолько хватало полученных знаний для работы в сельском здравоохра­нении. И при этом, заметьте, не было никаких консультантов и компьютерной томографии!

О скальпеле

– Мой скальпель служил оди­наково всем: и сельским труже­никам, и обкомовским работни­кам. Конечно, сложные чувства испытывал перед операцией, когда знал, что передо мной убийца, приговорённый к выс­шей мере наказания. Но у меня не было и тени сомнения в том, что я обязан спасти ему жизнь. Разница была только в одном: после операции преступники отправлялись на нары, а партий­ные деятели – в санаторий.

О слове

– Расположить к себе больно­го, вызвать его доверие непро­сто. Хороший врач должен уметь это делать. И тогда пациент расскажет о себе всё. А ведь это очень важно, чтобы человек по­ведал о всех своих болезненных ощущениях. Но словом можно вылечить, а можно и погубить. Сколько я знаю женских секре­тов, вам даже трудно предста­вить! И ни один ни разу не выдал. То же и с мужскими секретами.

Как-то раз первый секре­тарь обкома КПСС Александр Власович Коваленко получил травму: перелом четырёх рёбер, на одном ребре – двойной пере­лом. Мне пришлось его лечить больше месяца. Окружение по­стоянно выспрашивало: «Что с ним произошло? Скажи, в конце-то концов!» Я отвечал: «Вы пойдите и спросите у него. Делиться с вами или нет, решать ему».

Прошло какое-то вре­мя. Звонок из обкома партии: «Можешь прийти?» – «Могу». Надел костюм, галстук, при­шёл. Коваленко посадил рядом с собой, спрашивает: «Ну что, допрашивали они тебя?» – «Да». Александр Власович покачал головой: «Выходит, врачебная тайна сильнее партийной».

О совести

– О каких-либо платных ус­лугах в моей работе не было и речи. Я по природе своей дере­венский. И если человеку плохо, он просит помощи, я лучше отдам своё (профессиональное мастерство, душевную энерге­тику), сам помогу деньгами, чем буду брать с него.

О стариках

– Мне сейчас 86 лет. Недав­но впервые побывал в оздоро­вительно-реабилитационном центре «Русь». Приятно удивлён тем, что в Оренбургской области сохранился островок здоровья, где нам, старикам, продлевают жизнь. Но есть повод задумать­ся. Врачам, сёстрам, няням, ко­торые там работают, идёт только общий стаж, а медицинский не учитывается. Это значит, что не будет повышения квалифика­ции, наград. Что же получается?

С экранов телевизоров прези­дент говорит о том, что нужно поднять уровень медицины, а у нас завтра может случиться так, что процедуры бабушкам и дедушкам некому будет прово­дить. В нашем Законодательном собрании, думаю, есть немало миллионеров. Вот взял бы один из них и построил бы в «Руси» дополнительный корпус с УЗИ, компьютерной томографией, лабораторией, рентгенографи­ей, лечением храпа и водными процедурами.

Последние нужны по той причине, что от тёплой воды открываются потовые, сальные поры и волосяные мешочки. Освобождение их от хранящейся там инфекции помогает работе почек. Это я утверждаю как врач.

О женщинах

– Надо думать, как сделать женщину здоровой. Останов­люсь только на двух моментах. Первый – личная гигиена. Самая грязная одежда – это штаны. Взвесьте их для интереса до стирки и после. Разница вас обескуражит – столько скапли­вается всего. Поэтому женщи­нам я не рекомендую носить эту одежду (кроме рабочей унифор­мы). И второй момент.

Открыли много кафешек, меню которых никто не контролирует. Отсюда, я считаю, проистекают многие наши хронические болезни. Не только бесплодие, но и онкоза­болевания, диабет.

Когда я толь­ко начинал работать, сахарным диабетом страдало 2,5 тысячи человек по области, а сейчас – 63 тысячи, и идёт тенденция к увеличению.

Женщину нужно беречь. Если она будет здорова, здоро­вой будет и нация. Прекрасная половина человечества даёт нам всем жизнь, вскармливает и воспитывает, а кроме того, ещё и не меньше нас, мужчин, работает. И это я говорю уже не только как врач.

Инна Ломанцова

Новости
все новости