Кто в выигрыше?

Стационар Матвеевской ЦРБ, например, молоко закупает в Башкирии, хотя в СПК района 720 молочных коров и ещё 554 — у фермеров.

— У нас производится много своего молока, но ближайшая переработка — в Бугуруслане, за 120 километров. Туда мы отправляем четыре тонны ежесуточно и 12 тонн — в Башкирию, на белебеевский молзавод. Он от нас примерно на таком же расстоянии, проблем по расчётам не возникает, — рассказывает главный зоотехник сельхозуправления Матвеевского района Равиль Каюмов.

Больница же закупает молоко у тех, кто выиграл торги, а в их числе, увы, нет местных производителей.

— У нас есть КФХ «Земледелец», где 250 молочных коров и налажена своя система переработки и пакетирования, — продолжает Равиль Мусавирович. — Но выиграть торги не так-то просто, обычно это удаётся очень крупным переработчикам.

Кстати, как сказал руководитель КФХ «Земледелец» Александр Пимахин, опыт работы с больницей, правда, не матвеевской, а абдулинской, у него уже был и отзывы поступали положительные.

— Будем и дальше участвовать в торгах, — говорит Александр Иванович. — Каков только шанс выиграть?

Выигрывают ли от складывающейся после торгов ситуации бюджетные учреждения, чьи интересы, по сути, и должен защищать закон о тендерах и аукционах, и местные жители? Как посмотреть!

В Оренбурге, например, один из застройщиков, не дожидаясь победы на торгах, построил дом для сирот. Торопился, чтобы успеть к назначенному сроку сдачи. Но его обязали новостройку демонтировать. Дом сиротам будет строить тот, кто выиграет торги. В выигрыше ли сироты? Едва ли!

 

Марина Васильева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top