Цена наивности

Марина Васильева

Еду в автобусе. Время к обеду. Салон почти пустой, три-четыре человека. Заходит мальчик лет восьми. Проходит назад, где уже сидит мужчина за 50, подвыпивший.

Слышу, не вполне трезвый пассажир начинает разговор с ребёнком. «Уроки кончились? Из школы едешь? Смотрю, кроссовки в пакете, спортом занимаешься? Я вот тоже в своё время…»

Мужчина задаёт вопросы, маль­чик охотно отвечает. «Отец-то есть у тебя? Нету? С бабушкой живёшь? На какой остановке выходишь? А дом какой? Вдруг мы соседи!» Мальчик продолжает отвечать, и уже все мы в курсе его жизни.

– Может, уже спросите, где ба­бушка хранит деньги и когда её не бывает дома? – не выдержав, бро­саю я разговорчивому пассажиру, а потом, обращаясь к мальчику, говорю: – Неужели тебе бабушка или учительница в школе не объ­ясняла, что нельзя разговаривать с посторонними людьми!

– И правда, связался чёрт с младенцем, ишь, выпытывает, в доверие втирается! – поддер­живает меня другая пассажирка. – Мальчик, ну-ка, отсядь от него!

Ребёнок послушно переса­живается.

– Да вы что! Я ж просто так, вы­пил, вот пообщаться и хочется! Но, малец, они дело говорят – нельзя чужим о себе рассказывать. Мне можно, у меня у самого внуки.

– У тебя на лбу не написано, с какой ты целью интересуешься, – продолжает ворчать пенсио­нерка. – Преступника по виду не отличишь!

И в самом деле, многочислен­ные эксперименты доказывают: даже те дети, кого родители предупреждали, что существуют опасные люди и как себя надо вести, всё равно попадаются на удочку. Большинство младших школьников уверены, что без тру­да узнают на улице преступника (в чёрной одежде, жутковатый, прячется, «странно смотрит», идёт с большой сумкой, ведёт себя необычно, хитро, неестественно улыбается, заманивает конфетой, неопрятный, лет тридцати).

После этой истории я долго не могла успокоиться. Похожим образом в детстве нас обокрали.

Мужчина располагающего вида, улыбчивый, подкараулил меня у школы, сказал, что он друг моего папы, что папа забыл дома деньги, а они ему срочно нужны. Я пустила его в квартиру и сама показала, где лежат деньги. Он забрал ещё золото и хрусталь, сказал – надо почистить. В общем, пока родители не вернулись с работы, была уве­рена, что всё сделала правильно.

Мама потом плакала, но не о деньгах, а от радости, что этот негодяй оказался только вором, а не педофилом.

Марина Васильева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top