«Дачную конституцию» приняли

О необходимости принятия этого закона говорили давно. Экспансия горожан за пропиской на дачных массивах породила множество законодательных казусов, битв за председательское кресло, пожаров и даже криминальных разборок. Теперь кусочек земли с грядками и домик на свежем воздухе обрели правовое поле.

Закон «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд» № 217-ФЗ регламентирует почти всё. Насколько будет комфортно в нём оренбургским садоводам, кому и как теперь придётся платить членские взносы, как срочно нужно оформлять строения?

Об этом мы поговорили с Галиной Дроздовой, председателем правления Оренбургского областного некоммерческого союза садоводов.

– Галина Ивановна, оцени­те профессиональным взгля­дом новый документ. Каким он вам показался?

– На мой взгляд, в нём много неточностей и неконкретных формулировок. Я была при­глашена в качестве эксперта Общественного совета ещё в тот период, когда над законо­проектом работали в Совете Федерации и Государственной думе. А в сентябре прошлого года летала в Санкт-Петербург на всероссийский форум са­доводов. Интерес к этому за­конопроекту был огромный. В Питере собрались представи­тели 46 регионов России. И в зале не хватило места для всех желающих принять участие в обсуждении. Я даже писала письмо президенту, просила отложить принятие этого феде­рального закона. Из Министер­ства экономического развития мне пришёл ответ: «Считаем целесообразным рассматривать вопросы внесения изменения в закон после вступления его в силу и анализа правопримени­тельной практики». Так что на­чинаем работать с тем, что есть. Будем конкретизировать свои пожелания, законодательные инициативы и поправки, ис­ходя из той практики, которую наработаем.

– Что изменится в этом году в жизни оренбургских садоводов?

– Почти ничего. У нас было полтора года на то, чтобы адап­тироваться к изменениям. По новому закону упраздняются дачные общества. Остаются только садовые и огородниче­ские. Это мы сделали. Нужно будет вносить изменения в уста­вы садовых обществ, поскольку теперь они должны соответ­ствовать 217-му федеральному закону. Сразу хочу успокоить: земельные участки и строения, если они были зарегистрирова­ны, остаются неприкосновен­ными. Никто землю отнимать не станет.

– А что с имуществом об­щего пользования? Дороги, проезды, остановки обрели какой-то правовой статус в новом законе?

– В связи с принятием дач­ного закона в Гражданском кодексе детализировано, что имущество общего пользования принадлежит на праве общей долевой собственности лицам, являющимся собственниками земельных участков в СНТ.

– То есть дорога в садовод­стве – это не общественный сервитут? Её могут перегоро­дить сами дачники по своему усмотрению?

– Самовольное препятствие продвижению, проходу по доро­гам общего пользования отдель­ными садоводами недопустимо. Более того, если дорога ведёт в соседнее садовое общество, вы обязаны предоставить проход. Никакой платы за проезд, ника­ких шлагбаумов. Решение о воз­ведении преграды на дороге или проезде может принять только общее собрание собственников.

– Кстати, по поводу об­щих собраний. Сегодня так получается, что практически любое решение собрания соб­ственников можно оспорить, поскольку председателю и правлению не удаётся собрать кворум. Что можно с этим сделать?

– Из-за этого у нас скла­дывается печальная судебная практика. Мы проигрываем даже те дела, которые, казалось бы, должны были выиграть. Это бич практически всех СНТ. И не только в Оренбурге. Мы с колле­гами из других регионов пыта­емся внести поправки в закон и убрать порог явки. Но и сегодня ситуация небезнадёжная. На самом деле переходный период нам дали в полтора года. За это время все садоводы обязаны были принять порядок ведения собрания. Каждое общество должно составить для себя этот документ. К сожалению, это сделали только в половине садо­вых обществ. Чтобы обеспечить собранию легитимность, нужно предусмотреть и прописать, например, очно-заочную фор­му голосования. Также нужно определиться с порядком ре­гистрации представительства. В прежнем 66-м ФЗ было про­писано, что председатель обще­ства заверяет доверенность на право представительства для членов своего общества. Сейчас такой формы нет. Мы проводим семинары и объясняем, что те­перь представительство нужно оформлять через заявление. Все детали, которые могут оказаться спорными, нужно предусмо­треть в новом порядке ведения собрания. Это страховка от воз­можных бед для всех садоводов.

– Галина Ивановна, давайте поговорим про деньги. Теперь никакой налички в кассу? Только перечисления на рас­чётный счёт?

– Именно так. Некоторые ссылаются на то, что неком­мерческие организации имеют право проводить наличные рас­чёты. Но в новом законе одно­значно написано, что все сред­ства, взимаемые с граждан, идут только на расчётный счёт. Без вариантов. И если ваше правле­ние скажет вам, что вы можете принести наличные средства, а вам выдадут квитанцию, вы должны знать, что квитанция эта не имеет юридического факта оплаты.

– Формировать новые кви­танции – обязанность садовых обществ? Или можно будет оплатить в системе «Город»?

– Либо СНТ заключает до­говор с системой «Город», либо выписывает каждому садоводу полные реквизиты расчётного счёта. В первом случае вы полу­чаете квитанцию ежемесячно в почтовый ящик и спокойно платите в свободной кассе. Во втором – вам нужно будет ехать в банк, указанный в реквизитах, и стараться не допустить ошиб­ки в многозначных цифрах. Или чтобы девушка-кассир не допустила этой ошибки. Мне кажется, что первый вариант удобен всем.

Безналичный расчёт удо­бен по многим причинам. Во- первых, это даёт их прозрач­ность. Садоводы видят, сколько они платят и на какие нужды. Для правления это удобно по­тому, что можно работать с должниками.

– А как работать с должни­ками? Участки изымать?

– В том числе. И подобные прецеденты уже есть. Если че­ловек бросил участок, продал, умер, уехал в другой город, правление СНТ должно принять решение, что с этой землёй де­лать. Участок может быть изъят за долги через службу судебных приставов, признан выморо­ченным имуществом, передан в муниципальную собственность, а после передан желающим на нём работать. Те, кто платит, но не ухаживает за своей землёй, также могут понести админи­стративное наказание, посколь­ку это нецелевое использование земельного участка. Так что механизмы воздействия есть. Они громоздкие, не самые про­стые, но есть.

– Самое большое опасение вызывают жилые дома в садо­вых массивах. Изменилось ли что-то в порядке оформления построек и праве получения прописки?

– Раньше регистрация жи­лого строения носила декла­ративный характер и весьма свободную форму. Это привело к тому, что на дачном участке, на­пример, в Ростошах кое-кто уму­дрился прописать 146 человек. А когда приехала с проверкой миграционная служба, выяс­нилось, что там и строения-то нет. Уже с прошлого года одной декларации стало недостаточно. Для того чтобы зарегистриро­вать на своём участке жилое строение, нужно было вызы­вать кадастрового инженера и составлять технический план. После этого регистрировать дом в Росреестре. Такой порядок продлится до 1 марта. Если вы ещё не зарегистрировали свой дачный дом, поторопитесь.

– А что будет после 1 марта?

– Если вы захотите построить дом и получить в нём городскую прописку, нужно будет уведо­мить муниципалитет о своём на­мерении и получить разрешение на строительство. И, вполне воз­можно, сделать это будет не так просто. Дело в том, что жилой дом должен строиться по градо­строительным нормам, которые включают, например, ширину проезда, придомовую терри­торию, обязательный проект планировки всей территории садоводства. Вполне вероятно, что получить такое разрешение вам удастся только через суд. Например, если в садоводстве уже есть зарегистрированные жильцы, это будет аргументом в вашу пользу. Но не факт, что решающим. Кроме того, если вы захотите продать земельный участок, на котором есть неза­регистрированное жилое строе­ние, могут возникнуть вопросы к сделке. Так что вызывайте ка­дастрового инженера и срочно приводите в соответствующий порядок ваши права.

– С пожарной безопасно­стью в садовых массивах беда.

– К сожалению, сделать с этим ничего нельзя. Истори­чески сложившиеся границы участков не позволяют рас­ширить улицы. Так что те, кто строит дом в садовом обществе, должны помнить, что этот во­прос исключительно в их зоне ответственности.

– Почему смена председа­теля в некоторых садовод­ствах зачастую превращается в политический триллер с ажиотажем, листовками, ком­проматом на оппонентов? Что такого лакомого в должности дачного председателя?

– Я 14 лет возглавляю Союз садоводов. Встречаюсь с разны­ми людьми. Есть те, кто душу в работу вкладывает, изо всех сил старается, а потом ему просто жалко отдавать свою работу в руки непрофессиональных равнодушных людей. А есть те, кто идёт на эту должность за наживой. Это в тех обществах, где имеются участки земли в государственной или муници­пальной собственности. Они их потихоньку продают, а при­быль забирают. Таких примеров много. Есть те, кто использует членские взносы. Это же нема­ленькая сумма, которая всегда под рукой. Так что садоводам стоит внимательно относиться к процессу выборов председателя в своём обществе. И обязательно ходите на общие собрания. От вашего мнения много зависит.

 

Елена Черных

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: