fbpx

Век Георгия Иванова

Ветеран Великой Отечественной войны любит баню и Якубовича

В селе Нижнеозёрном табличка «Здесь живёт ветеран Великой Отечественной войны» осталась на одном-единственном доме.

Судьба солдата

Георгию Иванову в прошлом году исполнилось 100 лет.

Сухонький мужчина, сидя на диване, встречает нас в жарко натопленной избе, разделённой на две части. Он бы и рад выйти навстречу, но несколько лет на­зад потерял зрение. Не помогли и четыре операции на глазах. Зимой почти не выходит на ули­цу, ждёт весны.

Каждую субботу в любое время года спрашивает: «Что там насчёт бани слышно?» Георгий Михайлович любит ко­сточки погреть. А ещё слушает телевизор, не пропускает ни одной программы «Поле чудес».

Попадая в дом ветерана, словно на машине времени пе­реносишься в далёкое прошлое. В глаза бросается старинная печка, выкрашенная голубой краской. Но топится печь не дровами или углём, а газом. Деревянный сундук аккуратно накрыт скатертью. На стенах старинные фотографии в ра­мочках. Со снимков улыбаются молодые, красивые лица. На сто­ле новая с цветами клеёнка. На полу вязаные половички. Уютно и вкусно пахнет.

Георгий Михайлович живёт в доме один. Двор у них на двоих с семьёй внука Виктора Нестерова. Восьмидесятилетняя дочь ветерана Анна Нестерова проживает здесь же, около отца, через дорогу напротив.

– Когда 20 лет назад умерла мать, хотели жить вместе. Потом я тоже овдовела. Но ни отец, ни я не захотели уходить из своих стен, – рассказывает Анна Георгиевна, – так вот и живём. Я прибегаю к нему несколько раз на день: еду приношу, при­сматриваю. Только сама-то не молодею.

Георгий Михайлович любит самую простую еду. Но дочь по­правляет его:

– Предпочитает каши, а вот супы не любит, хотя они и полез­ные. Он любитель сухомятки, но я не позволяю есть что попало, слежу.

Родился Иванов в 1919 году, в его семье было девять братьев и сестёр. В 20 лет Георгий женился на красавице Василисе. В 1940 году у них родилась дочка Анна, та самая, которая сегодня ухажи­вает за ветераном. Вскоре его призвали в армию. В тот день из Нижнеозёрного служить уходили ещё пять товарищей. Не знали, что домой вернутся не скоро или не вернутся вовсе. Георгий не подозревал, что своего отца, Михаила Иванова, он видел в последний раз. Отца забрали на фронт зимой 1943 года, а уже весной он пропал без вести.

Рядового Георгия Иванова война застала в Минске. Служил он в 72-м учебном автобатальо­не. Воевал на 1-м Белорусском фронте в 151-м гаубичном ар­тиллерийском полку 94-й танко­вой бригады. Побывал в немец­ком плену. После победы ещё целый год служил в Венгрии.

– Домой вернулся 27 мая 1946 года. Дочке шёл уже седьмой год. Письма с фронта писал редко, возможности не было, – вспо­минает Георгий Михайлович. – В тот день меня никто не ждал, весточек я не посылал. Сошёл с поезда в Переволоцком и первым делом встретил тестя с тёщей. Они глазам своим не поверили, на машине меня в Нижнеозёрное к жене и дочке привезли.

А тут у Василисы на руках ещё и сынок маленький Васи­лий. Георгий принял мальчика и растил всю жизнь как родного.

До войны Георгий работал трактористом. И после войны вновь сел на железного коня.

– Бывало, работал в поле в ночную смену, чтобы не заснуть на ходу, курил много. Наку­ришься до тошноты. А в 44 года курить бросил. Решил, что ни к чему травить себя, – откровен­ничает ветеран. – И к спиртному всегда был равнодушен. Если только по праздникам рюмочку опрокину. Работал много и удар­но, не жалел себя.

Директор Нижнеозёрнинско­го народного краеведческого му­зея Равиля Шарипова, которая по крупицам собирает материал о фронтовиках-односельчанах, предположила, что секрет долго­летия этого человека кроется в его невероятной доброте. В селе, в котором он прожил всю жизнь, вряд ли найдётся человек, ко­торого Георгий хоть раз обидел делом или словом.

Героические земляки

Равиля Хусаиновна несколь­ко лет работает над проектом «Служим Отечеству – служим России. Нижнеозёрнинцы на защите Родины».

Уроженцы села героически сражались на всех фронтах, на­граждены орденами Красной Звезды, Славы, медалями за оборону и освобождение со­ветских городов от фашистских захватчиков.

За героизм и мужество, про­явленные в боях с немецкими оккупантами под Сталинградом в 1942 году, орденом Красной Звезды был награждён А.С. Крылов, в 1944 году за личную храбрость при взятии Варшавы он же был награждён орденом Славы III степени. Двумя ор­денами Красной Звезды были награждены И.Ф. Завгороднев, П.А. Карцев, И.И. Керенцев, И.С. Семёнов. В боях за Днепр отличился М.А. Кашин, на Кур­ской дуге – И.И. Керенцев.

Одна из улиц села названа по фамилии односельчанина Степана Сапожникова. Офи­цер Красной армии воевал на фронтах Гражданской войны, с бандами басмачей в Азии, в 30-х годах был репрессирован, но позже восстановлен на службе. Война застала его на юге Украи­ны, у самой границы.

Сотни раз читали и перечитывали в семье Сапожниковых в селе Ниж­неозёрном письмо с фронта: «…Милая Лида! Я часто вспоми­наю твоё пожелание перед на­шей разлукой: «Если смерти, то мгновенной, если раны – неболь­шой». Береги себя и детей. Враг будет разбит. Мы обязательно победим, какие бы трудности на пути ни стояли».

Сапожников был началь­ником арт техснабжения 69-го артиллерийского полка 25-й Чапаевской дивизии, по­сле гибели командира принял командование батареей. В боях за Севастополь Сапожников был контужен и попал в плен, во Франции ему удалось бе­жать из лагеря смерти. Он стал участником французско­го движения Сопротивления «Маки», командовал группой подрывников партизанского отряда.

Во время одной из операций Сапожников погиб и был похоронен во французском городке Нуврон-Венгре. Только после войны семье майора Са­пожникова вручили награды – орден Красной Звезды, медали «За оборону Одессы», «За обо­рону Севастополя».

Тем, кто оставался в селе, тоже приходилось трудно: женщины и дети тянули всю работу. Трудиться начинали с 10 лет наравне со взрослыми. По ночам женщины и девушки вязали рукавицы и тёплые носки и отправляли на фронт. Не было почти ни одной семьи, куда не пришли похоронки.

– 315 земляков навсегда оста­лись на полях сражений. Нижне­озёрнинцы покоятся в москов­ской, курской, белгородской, харьковской, ленинградской, украинской, белорусской земле, – говорит Равиля Шарипова.

Среди погибших пять бра­тьев Уразаевых, пять братьев Ивановых. Сегодня имена всех 315 погибших воинов высече­ны на мемориале, открытом в 1975 году. К памятнику часто прибегают дети и ищут фами­лии своих прадедов.

Нижнеозёрное, Илекский район

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top