У математика душа краеведа

От арабских рукописей до истории оренбургского края.

Видный специалист по истории средневековой восточной и европейской математики и астрономии, академик Академии наук Узбекистана, действительный член Международной академии истории науки Галина Матвиевская на днях отметила 90-летие.

Важное место среди её научных работ занимает анализ рукописей Леонарда Эйлера по теории чисел, хранящихся в архиве Петербургского отделе­ния Российской академии наук. В 1959 году внимание Галины Павловны было направлено на исследования по истории математики стран Ближнего и Среднего Востока. Особенным образом сложился и её опыт в изучении иностранных языков.

Ради исследования творческого наследия Эйлера она освоила латынь, дальнейшие изыскания привели учёного к самостоя­тельному изучению арабского и персидского языков, также нужно было овладеть навыка­ми и знаниями востоковеда и специалиста по классической филологии. Это позволило ей начать основное дело в Ташкен­те – перевод и научный анализ восточных рукописей матема­тического и астрономического содержания.

В Оренбуржье имя Галины Павловны широко известно и уважаемо среди историков, краеведов и писателей. Продолжив дело отца, Павла Евменовича, историка, профессора Орен­бургского госпединститута, положившего начало изучению личности Петра Рычкова, Гали­на Матвиевская внесла неоцени­мый вклад в исследование уни­кальных архивных документов, изучение самого плодотворного периода жизни Владимира Даля.

Почерк Даля как ещё один иностранный язык

– В прессе недавно прочла, что биография Даля лучше всего изучена в оренбургский период, – говорит Галина Павловна. – А ведь в книге о нём в серии «ЖЗЛ» лишь об этом. Безусловно, орен­бургский период – лучшая пора. Молодым человеком он сюда приехал с женой. И свою жизнь подробно передавал в письмах. Вот у них родились дети, а вот при рождении третьей дочки умирает жена. Он переписывал­ся с сестрой, и вся их корреспон­денция, оригиналы, хранится в Петербурге в Пушкинском доме. Я сняла с них копии, и, таким образом, письма теперь есть и у нас в архиве.

В Оренбурге Даль женился второй раз. Здесь создавал он свои художественные произве­дения. Краевед Елизавета Геор­гиевна Вертоусова обнаружила в архиве старые планы города. И на них – дом статской советницы Юлии Христофоровны Даль. У оренбургских чиновников было принято записывать имения на жён или матерей.

Вероятно, заботились об участи родных женщин на случай своей смерти. Даль записал свой дом на мать. Краеведы установили точный адрес. С 2017 года и до минув­шей весны они много хлопота­ли, чтобы этот дом обозначить мемориальной доской.

Галина Павловна убеждена, что лучше всего личность узна­ётся в письмах. Особо трепетные «отношения» у неё с ложились как раз с перепиской Даля. Мож­но сказать, что его почерк без труда смогли разобрать трое – Василий Перовский, Галина Матвиевская и её дочь Инна Зубова, изучившая всю его пере­писку.

– Почерк у него невероят­ный! – говорит Галина Павлов­на. – Хуже ну не представить себе! Читать его мало кто может, и это не только моё мнение. Пе­ровский обращает в письмах на это внимание: «Как вы ужасно пишете!»

Выходит, для изучения исто­рии оренбургского края ей при­шлось освоить ещё один «ино­странный язык» в рукописи Даля. А затем – увлечься, влю­биться в это дело, с волнением отыскивать новые документы тех лет. Вот, например, доклад Перовского министру иностран­ных дел графу Нессельроде о проблемах, связанных со средне­азиатскими отношениями.

– Так вот, документ написан рукой Даля, а правки – почерком Перовского. Это потрясающе! В Москве этот же документ хра­нится с почерком переписчика, у нас в архиве – оригинал.

А ведь не всегда с таким жи­вым интересом, учёным аз ар­том Матвиевская относилась к истории края. Она вспоминает, что в Оренбурге была студент­кой-гостьей и не верилось ей в перспективу: ну какие открытия можно сделать в этом городе?

«Ты себе не представляешь, как интересна история орен­бургского края! – уверял с жаром отец, Павел Евменович, едва она переступала порог роди­тельского дома. – Тут изучать и изучать!»

Учитель арабского – потомок оренбургских казаков

В Ташкент Галина Павловна приехала с солидным багажом по Эйлеру. Директор Института математики имени В. И. Рома­новского Сагды Сираждинов, улыбаясь, ей сказал: «Знаете, Эйлер – это очень хорошо, но у нас есть свой институт араб­ских рукописей, своя арабская математика средневекового периода».

Рукописи все сохранились с IX века, и об этом периоде было очень мало известно ещё до Великой Отечественной войны. Когда цивилизованный мир за­хватили арабы, они стремились узнать в сё, что было до них. Тогда же и возникла багдад­ская научная школа. Они специально перевели всю греческую научную литературу и мате­матику на арабский язык. Из ­учили Евклида и пошли даль­ше, вплоть до XII века.

Все эти рукописи чудом сохранились и дошли до наших дней. Европейские учёные XIII века по­черпнули начало своей научной мысли из арабских переводов. И только на рубеже XIX – XX веков учёные-энтузиасты коснулись этого наследия и ахнули. Мно­гие вещи открывались заново в Европе.

Наследие велико, но в силу обстоятельств им вплот­ную никто не занимался. В про­шлом столетии после Второй мировой в Америке, Германии, СССР осознали, что это белое пятно в истории науки, и на­чался настоящий бум.

«Раз вы специалист по Эйлеру, не мешало бы этим заняться, – продолжил профессор. – Обратитесь к на­шим арабистам». Молодой учёный немного испугалась: это же арабский учить нужно! В Институте востоковедения Академии наук Узбекской ССР тогда ещё не появился восточ­ный факультет.

Иранист, пере­водчик профессор Альфред Арендс тоже поначалу расте­рялся: чем же помочь научному сотруднику Матвиевской? «Придумал! Пригласим нашего Толика».

Толик – Анатолий Казибер­дов, молодой человек, сын репа­трианта, потомок оренбургских казаков, родился в Сирии. Араб­ский язык ему родной, бытовой. «Ну что же вы от меня хотите? – спрашивает её Анатолий Казибердов. – Что такое вообще арабский язык – обыкновенный иностранный. Берите и учите по учебнику Ковалёва и Шар­батова!»

Месяца три учила арабскую грамматику и алфавит, выучила треть учебника как следует. Всё оказалось не так трудно.

– Арабский язык, чтобы чи­тать математические рукописи, не ахти какой сложный, – при­знаётся сейчас Галина Павлов­на. – Там определённый набор слов в текстах, и математику это сложно не увидеть.

Из Москвы в Ташкент к тому времени прибыл известный геометр профессор Борис Ро­зенфельд. Увидев её аккурат­ную подпись по-арабски, он стал уверять, что всё в порядке, можно уже переводить. Достал из своего портфеля индийское издание на арабском, сборник рукописей по математике. Без комментариев и латинского текста.

Составители сами не зна­ли, кто эти авторы, просто опу­бликовали документы. Борис Абрамович полистал сборник, вырвал пачку листков – какой-то Ибн ал-Багдади: «Вот, пере­водите!»

«Гриша у нас чиновник…»

Один из недавних краеведче­ских интересов Галины Павлов­ны – Григорий Аксаков. Граж­данский губернатор Уфы после разделения губернии, близкий соратник Перовского.

– Аксаковыми приходилось заниматься, из литературы мне известно, как Иван Аксаков в своей переписке упоминал: «Да, Гриша у нас чиновник, и семья у него мучение сплошное, и я поэтому не женюсь». Выписала несколько дел о Григории, а там – переписка с Перовским. Хлопоты губернатора перед министром за назначение Акса­кова. Что меня пленило: «При­вет вам большой от моей семьи, – пишет он Перовскому. – Моя мать кланяется вам…» Как она тут оказалась? Очевидно, они были хорошо знакомы.

Продол­жаю изучать дальше. В письме генерал-губернатору Безаку 1863 года Григорий сообщает, что Оренбургская губерния ужасно неудобна для управ­ления, большая и разномаст­ная – надо бы её разделить – и что ещё Перовский говорил об этом. Вот это я впервые читаю написанное его рукой.

Из того же архивного дела выясняю, Григорий занимался этим трудным разделением основатель­но. По поводу каждого уезда шла подробная переписка. А ведь это очень важная вещь для Оренбурга. Его фигура со­вершенно по-другому стала видеться… Теперь уже я говорю вам – оренбургская история не­обычайно интересна. Вы себе не представляете!

Галина Матвиевская – историк математики, востоковед, краевед, литературовед. Доктор физико-математических наук, заслуженный деятель науки Узбекской ССР, член-корреспондент АН УзССР, действительный член Международной академии истории науки. Член Союза писателей России. Лауреат Государственной премии УзССР имени Абу Рейхана Беруни. Лауреат премии «Оренбургская лира» и Всероссийской премии «Капитанская дочка». Автор более 250 научных трудов, в том числе 20 монографий. Подготовила трёх докторов и десять кандидатов физико- математических наук.

Жанна Данилова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: