Проблем много. Будем решать

Глава региона подвёл итоги уходящего года и рассказал о том, что предстоит сделать в наступающем. Фото Олега Рукавицына

 

Вопросы-2019, задачи-2020 для губернатора и правительства

Ежегодная пресс-конференция губернатора – возможность подвести итоги проделанной работы и рассказать в деталях о том, чем будет занят следующий год. Но была ли возможность у команды Дениса Паслера успеть многое сделать всего за 9 месяцев?

Вопросы главе региона задавали как региональные, так и федеральные журналисты. Прямая трансляция велась в «Инстаграме».

Что делать с дефицитом кадров в здравоохранении, как остановить отток населения, поддержать экономику, конкурировать с успешными соседними регионами, поднять уровень доходов населения? Ответы были иногда неожиданными. А начал встречу губернатор с небольшого выступления, в котором обозначил приоритеты и подвёл итоги.

 Успели заложить фундамент

– Меня часто спрашивают, как работается, какие впечатления, какие проблемы в Оренбуржье. Проблем на самом деле много, – с этих слов начал выступление Денис Паслер. – Исправить в сё сразу невозможно, но для меня и правительства в этот период было приоритетом – заложить основы, фундамент перемен. Многое уда­лось. Большой отток населения и низкий уровень доходов – две главные проблемы области.

Реа­лизация национальных проектов и региональных программ на­целена именно на решение этих проблем. Оренбуржцев волнует состояние здравоохранения, до­рожной сети, количество детских садов и школ, городская среда – всё то, что и формирует желание жителей как оставаться в регионе, так и наоборот. Нам нужно очень много работать, чтобы людям хотелось оставаться в регионе, – рассказал Денис Паслер.

Действительно, в этом году область получила рекордную сум­му на реализацию национальных проектов. 19 миллиардов рублей было потрачено на комфортную городскую среду, строительство и ремонт дорог, на строительство 19 детских садов и 2 школ. Больше миллиарда рублей было выде­лено системе здравоохранения на приобретение оборудования, более 600 миллионов – на строительство ФАПов. И, что самое приятное для оренбуржцев, в следующем году федеральных денег будет ещё больше, минимум на 5 миллиардов рублей. Помимо участия в федеральных програм­мах региону предстоит вырав­нивать свою систему поддержки сельскохозяйственного сектора и промышленного производства.

– Мы уже в этом году увеличи­ли поддержку молочного живот­новодства. В следующем усилим эту меру в два раза, – рассказал губернатор.

Рассчитывать на бюджетную поддержку смогут также те сель­хозпредприятия, которые заку­пают удобрения. Денис Паслер заявил, что хаотичного выделения поддержки больше не будет. Более 500 миллионов рублей выделяет­ся из бюджета на формирование проектов комплексного развития территорий.

Также губернатор рассказал, что переговоры с конкурсными управляющими заводов-банкро­тов постоянно в его рабочей повестке. Денис Паслер ставит перед собой задачу – в течение полутора лет помочь этим предприятиям найти новых собственников. Но без инициативной профессиональной команды эти задачи не решить. О команде в первую очередь и спросили губернатора.

Почему изменилась структура правительства

– Потому что необходимо было усилить некоторые направления в работе. Мы живём в современном мире, и цифровые технологии требуют внимания. Департамент градостроительства занимается внимательно тем, как будут вы­глядеть наши территории, как может меняться облик региона.

Вице-губернаторы теперь имеют министерские портфели. Это позволит более эффективно ре­шать межотраслевые задачи.

К сожалению, с теми показателями, которые есть сегодня, гордить­ся нечем. Эту ситуацию нужно кардинально менять, поэтому мы поменяли структуру прави­тельства, усилили актуальные направления.

Инвестиционные итоги года

– Цифра кажется очень даже неплохой. Порядка 200 – 205 мил­лиардов рублей было инвестиро­вано в экономику региона. Но не все инвестиции приносят резуль­таты, которые нам нужны. Боль­шая часть суммы в нефтегазовом секторе. А это в меньшей степени формирует новые рабочие места. Как правило, собственники ин­вестируют в поддержание уже имеющихся объёмов. Но даже если речь идёт о наращивании производства, это не всегда свя­зано с ростом налоговой базы и новыми рабочими местами. Каза­лось бы, рост есть. Но результат не совсем тот, который нам нужен. Так что, не т, я не вполне дово­лен инвестиционными итогами года.

Основная задача, которую я перед собой ставил, – рост дохо­дов населения. Для этого нужны новые производства и в сельском хозяйстве, и в промышленности. Нужны новые предприятия. Мы сформировали региональный фонд поддержки промышленно­сти, планируем выдавать займы под очень комфортные проценты либо без процентов вовсе.

Мы за­ложили правильный фундамент, но впереди ещё много работы по строительству всего процесса. Это долгосрочные проекты. Сейчас нам нужны инициаторы процес­сов, бизнеса.

Проблема пограничных пунктов пропуска «Сагарчин» и «Маштаково»

– Действительно, проблема эта давняя. Я получил огромное коли­чество жалоб от жителей региона, от предпринимателей. Во время визита в Оренбуржье министра транспорта Евгения Дитриха мы подробно обсуждали этот вопрос. Но он не так быстро решается, как хотелось бы.

Объекты федераль­ные, а не региональные. Были бы пункты нашими, мы бы уже давно всё решили. Как это сделал Казахстан. Вопрос о необходимо­сти реконструкции пограничных пунктов пропуска стал одним из основных на переговорах во время встречи президентов Рос­сии и Казахстана в Омске.

Итог переговоров – подписание «до­рожной карты» со стороны двух глав государств. В соглашении были прописаны все параметры. В 2020 году на это уже заложены фе­деральные деньги. В следующем году начнётся проектирование. Этот процесс может занять до 15 месяцев. Строительство же будет только в 2021 году.

С одной сторо­ны, печалит, что реконструкция растянется на такой долгий срок, с другой стороны, есть гарантия, что реконструкция состоится, поскольку под соглашением уже стоят подписи двух президентов.

О глубокой переработке зерна и не только

– Тема переработки в регионе имеет свою структурную особен­ность. Почему-то у нас очень мало перерабатывающих предприятий, которые создавали бы не только индивидуальный продукт, но и добавленную стоимость. Это каса­ется не только переработки зерна, но и остальной промышленности.

Углеводородное сырьё, которое является основой региональной экономики, тоже в основном идёт на сырьевой экспорт. Безусловно, необходимо создавать другие производства. Регион намолотил больше 2 миллионов тонн зерна, а уровень переработки низкий.

Сейчас мы открываем в Орске макаронную фабрику, но это только малая часть того, что объективно необходимо.

С молочным произ­водством та же ситуация. Вроде бы есть заводы, есть линейка про­дукции и предприятия загружены, но нет уникального качества и широкого сбыта.

Оренбуржье активно выращивает подсолнеч­ник, но мало перерабатывающих мощностей. Обязательно будем работать в этом направлении.

Перспектива аэропорта Оренбург

– Не так давно депутаты регионального парламента приняли план приватизации, и между­народный аэропорт Оренбург в него вошёл. В следующем году должно произойти акциониро­вание ГУПа.

Аэропорту нужна реконструкция. Нам в ближайшее время предстоит определиться, за чей счёт мы это будем делать. Будут ли это региональные день­ги или частных инвесторов. На реконструкцию потребуется при­мерно 5 – 7 миллиардов рублей. Это много, поэтому я буду рад, если удастся найти партнёров.

Не надо забывать, что у нас есть ещё аэропорт в Орске и есть авиакомпания. Есть необходимость ремонтировать взлётную полосу и терминал.

Нужно понимать, что аэропорт – это гораздо больше бизнес, чем социальная история. Поэтому я несколько насторожён­но отношусь к тому, что регион ежегодно дотирует эти объекты. Мне кажется, нам есть куда по­тратить деньги. Нужно строить школы, детские сады, вкладывать средства в развитие сельского хозяйства…

Я буду аккуратно подходить к этому вопросу. Важно принять решение до того, как мы начнём процесс реконструкции. Мне нравится идея партнёрства, но она должна быть тщательно взвешена.

Я провёл несколько переговоров с потенциальными инвесторами. Спрашивал, есть ли у них интерес к региону, как они видят развитие ситуации. К нача­лу следующего года определимся.

Кадровый голод и формирование команды

– Кадровый голод есть везде, не только среди государственных служащих, не только в нашем регионе. Профессионалы нужны очень. Для того чтобы полноценно представлять регион на федераль­ном уровне, нужен постоянный личный контакт региональных министерств с федеральными. Да, мы увеличили в этом году финансовую поддержку из гос ­бюджета на 25 процентов.

Но это далеко не предел. Могло бы быть гораздо больше федеральных де­нег и реализованных программ. К сожалению, оказалось, что по многим вопросам банально не были подготовлены своевременно документы, не заложено проекти­рование в бюджет. И для мини­стров не может быть оправданий вроде «не знал», «не успел». Если недорабатывают министерства, от этого страдает народ. И в этом исключительно виноваты мы, правительство.

Такого быть во­обще не должно. Если кому-то из моих подчинённых показалось, что последние назначения будут окончательными на ближайшие пять лет, вынужден разочаровать. Останутся только те, кто способен работать. Поэтому дальнейшие кадровые перестановки не исклю­чены. Мы ищем профессиональ­ные кадры.

Конкурс «Команда Оренбуржья» – один из методов. И я намерен предложить работу участникам. Вполне допускаю, что мы просто не видим талантли­вых людей. Для этого и нужен кон­курс, чтобы смогли проявить себя. Нам очень нужны профессионалы как на областном, так и на муни­ципальном уровне.

Станет ли Оренбуржье особой экономической зоной

Нам трудно конкурировать с успешными соседними региона­ми. Самара – особая экономиче­ская зона, Татарстан, Башкирия, Челябинск – у всех есть выгодные экономические обстоятельства. Казахстан может себе позволить вообще полностью избавить биз­нес от на логов на три года. По­этому мы ведём переговоры с российским правительством, с Дмитрием Анатольевичем Мед­ведевым о том, чтобы в нашем регионе сделать такой режим.

Нам нужны не только террито­рии опережающего развития. Нужны ещё несколько локальных зон. Я вижу, что такие зоны необходимы на востоке, западе и в районе Оренбурга. Чтобы ре­ализовать инновационные идеи для бизнеса, нам требуются зоны экономического комфорта. Но это очень непростой процесс.

Сейчас мы ведём переговоры, готовим обоснования. Нужны якорные резиденты, на которых будут ориентироваться другие инве­сторы, нужны партнёры, готовые поддерживать процесс.

Экологическую ситуацию не решить до конца?

– Этот вопрос никуда и никогда не уйдёт из моей повестки. И не потому, что он нерешаем в прин­ципе, а потому, что открываются новые предприятия, разрабатыва­ются новые месторождения. Я бы разделил экологическую проблему на три составные части. Первая – недобросовестные собствен­ники. Это те, кто привык годами работать, полностью игнорируя мнение людей, интересы жителей, правила экологической безопас­ности и закон. Такие предприятия будем однозначно закрывать. Одно такое предприятие мы уже закрыли, в ближайшие полтора месяца закроем ещё одно.

Вторая категория проблем – предприятия, которым нужно время. Они вкладывают в модернизацию огром­ные средства, но большие объекты сразу не строятся. Мы постоянно общаемся, сверяем планы, следим за графиками. Вообще, в опрос начали решать системно.

Систе­ма экологического мониторинга уже дала свои плоды. Даже сами жители проблемных территорий признают, что, как только лаборатории и посты были установлены, большая часть проблем была снята. К системе мониторинга уже присоединились крупные пред­приятия, такие как Газпром, Водо­канал, «Сладковско-Заречное».

Мы также переформатируем работу своей экологической службы, на­лаживаем взаимодействие наших экологов с другими ведомствами. И сделаем всё, чтобы на сигналы получалось реагировать оперативно. Ну, и третий аспект: кое-кто, увы, пользуется экологической проблемой, наращивая себе попу­лярность и делая на этом бизнес. Есть те, кто буквально требует деньги за то, чтобы эти вопросы не поднимались в Интернете, в СМИ. С этой категорией будут работать правоохранительные органы.

Зная о том, что это больная тема, людей поднимают даже там, где экологи­ческой проблемы нет. И, к сожа­лению, начали этим пользоваться политические партии. Недавно в Илеке вывели людей. У нас там нет ни добычи нефти, ни перевал­ки, ни хранения. Людей просто намеренно вводят в заблуждение. Хотелось бы, чтобы оренбуржцы не откликались на такие провокации.

Будет ли смена «мусорного оператора»

– Совсем недавно я принимал участие в совещании с вице-премьером России Дмитрием Ана­тольевичем Медведевым на эту тему. Вы знаете, что 9 регионов в России так и не смогли начать эту реформу, потому что едино­го оператора не нашлось. Ещё в 17 регионах работа была начата, но предприятия-операторы уже ушли в процедуру банкротства.

У нас, слава богу, единый оператор финансово устойчив и, если воз­никают текущие проблемы, он их решает. Невозможно требо­вать сразу безупречной работы. Нужно время на настройку всех процессов. Реформа реализуется меньше года. А у нас есть отрасли, которые десятилетиями настраиваются, и всё безре­зультатно.

Так что нет у меня оснований для смены предпри­ятия-оператора.

Про нового оренбургского мэра

– Я пригласил Владимира Ильиных потому, что работал с ним и знаю: у него достаточно необходимого опыта для тех задач, которые стоят перед Орен­бургом. Владимир Ильиных был главой города, депутатом Зако­нодательного собрания, знает, как работать в бизнесе. Он спра­вится с теми задачами, которые стоят перед областным центром.

Если мы говорим, что у региона есть проблема оттока населения, значит, должны понимать, что затормозить этот от ток можно и нужно именно в Оренбурге. Для этого нужно кардинально поменять многие вещи. В сле­дующем году мы приступаем к реализации четырёх крупных проектов общественных про­странств. Сейчас идёт проектиро­вание. Нам нужно пересмотреть концепцию наружной рекламы, стационарной торговли.

В этом году Оренбург не смог освоить часть денег, которые выделялись на благоустройство из регио нального бюджета. Это говорит о том, что нужно формировать другие принципы организации работы и новому главе нужно формировать команду.

Внима­ние к областному центру с моей стороны будет обязательным и постоянным. Проблем много: благоустройство, капитальный ремонт, реконструкция памятни­ков архитектуры. У нас в самом центре руинированные здания есть. С ними нужно что-то делать – либо разбирать завалы, либо реставрировать.

– Ну и как вам Оренбуржье, Денис Владимирович?

– Наверное, было бы правиль­нее спросить: «Как я оренбурж­цам?» На самом деле я очень бла­годарен за то, как меня принял и поддержал регион. Для меня Оренбург – это в первую очередь люди. Отзывчивые, готовые ме­няться к лучшему и менять жизнь вокруг себя, очень комфортные в общении.

У меня есть опыт рабо­ты в других регионах, поэтому я могу точно сказать, что оренбурж­цы – замечательные люди.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: