fbpx

Почему пушки молчат

Оренбуржцы отказываются от огнестрельного и травматического оружия.

По статистике, в России за последние 8 лет количество владельцев оружия всех видов сократилось более чем на миллион человек. Похожая тенденция прослеживается и в Оренбуржье. По данным регионального управления Росгвардии, в 2020 году на учёте состояло более 41 тысячи владельцев гражданского огнестрельного оружия, хотя ещё в 2019-м их было почти на две с половиной тысячи больше – около 44 тысяч.

Продажи «огнестрелов» и «травматов» в прошлом году упали в два раза.

С пустой кобурой

Владельцы оружейных мага­зинов безо всяких цифр знают ситуацию изнутри. У индиви­дуального предпринимателя Алексея Цыганкова две торго­вые точки в Оренбурге. В этом бизнесе он уже 10 лет, но не при­поминает, чтобы когда-то тер­пел такие убытки, как в 2020-м. Продажи «огнестрелов» и «трав­матов» в прошлом году упали в два раза. Казалось бы, на дворе неспокойное ковидное время, с ростом безработицы грабителей стало больше. Так почему же оренбуржцы не спешат воору­жаться, чтобы в случае чего дать отпор нападающим?

– Причин здесь несколько, и главная – финансовая. На нуле не только преступники, но и законопослушные оренбуржцы. Где им взять денег на тот же пи­столет? Оружие у нас почти всё импортное. Доллар вырос в два раза, естественно, цены взмыли вверх, – объясняет Алексей.

Траты начинаются ещё до самой покупки. Замена единов­ременного сбора на госпош­лину привела к удорожанию: если раньше лицензия стоила 100 рублей, то сейчас 3 тысячи. Кроме того, 3 тысячи рублей при­дётся отдать за медкомиссию, 6 – 7 тысяч – за обучение прави­лам безопасного пользования. И даже когда заветная «пушка» у тебя в кобуре, не факт, что в нужный момент ею получится воспользоваться.

Отпор – дело тонкое

Жителю Оренбурга Алексан­дру Самохвалову 26 лет. Год на­зад он, пройдя все необходимые процедуры, купил травматиче­ский пистолет для безопасности. Часто приходилось возвращать­ся с работы затемно, а путь к дому пролегал по закоулкам в Промышленном районе. Как и положено по закону, «травмат» держал в кобуре под курткой.

По Станиславскому, если на стене висит ружьё, оно обяза­тельно выстрелит, но пистолет Самохвалова так и не выстре­лил, хотя ситуация для этого возникла самая подходящая.

– Уже стемнело, на часах было около одиннадцати часов вечера, когда я возвращался домой. Мне навстречу шла компания из трёх молодых людей. Поравнявшись со мной, стали угрожать, требовать деньги и телефон, в руках у них сверкнули ножи. Я нащупал в ко­буре пистолет, хотел его достать, но не тут-то было: находясь в зимней куртке, это быстро не сде­лаешь. Бежать по сугробам тоже не рискнул, так что пришлось от­дать всё что было, – вспоминает Александр.

Позже грабителей нашли, имущество молодому человеку вернули. Но в опрос в другом. Что было бы, если б всё же вос­пользовался оружием? Убивать он, естественно, никого не хо­тел – просто припугнуть, чтобы отстали. Но смог бы рассчитать силы в доли секунды, держа па­лец на спусковом крючке?

Одним из самых громких дел по самообороне стала история студентки Александры Лотко­вой, открывшей стрельбу из травматического пистолета в столичном метро. Трое подвы­пивших парней начали изби­вать её приятелей, полоснули одного из них ножом, тогда девушка вытащила пистолет и выстрелила несколько раз в дерущихся. В результате были ранены двое нападавших. Суд признал девушку виновной и приговорил к трём годам ко­лонии. В конце прошлого года Лоткову освободили условно- досрочно.

Правозащитники говорят, что статья в Уголовном кодексе, регламентирующая пределы обороны, сформулирована не­чётко. Суть размытых форму­лировок обычно заключается в том, что обороняющийся дол­жен так рассчитать свою силу, чтобы не причинить нападаю­щему несоразмерного вреда. Но как измерить эту силу – об этом в законе ни слова.

– Когда-то хотел обзавестись «травматом» для собственного спокойствия. Сначала думал, что при выстреле в упор это будет что-то вроде нокаутирующего удара в боксёрской перчатке, но я ошибался. В правилах пользо­вания оружием сказано: «стре­лять с расстояния не ближе 25 метров, не целясь в голову». Это что получается? Тебе пристав­ляют нож, а ты должен отбежать на 25 метров, предупредить и выстрелить? При этом в голову стрелять нельзя, как и в спину. Любой суд признает потом, что ты превысил самооборону, так как не было угрозы применения насилия, – говорит оренбургский юрист Павел Иванов.

Вот так и получается: если на вас нападали злоумышленники, но пока не достали пистолеты, вы не можете защищаться с по­мощью оружия. С другой сторо­ны, если они вытащили оружие, может быть уже поздно. Но если вы опередили злоумышленни­ков, то, с точки зрения закона, это может стать превышением пределов самообороны.

Прощай, оружие!

В региональном Следственном комитете и судах Оренбурга нам рассказали, что рассмотрения дел о превышении пределов до­пустимой самообороны с исполь­зованием оружия у нас в послед­ние годы не было. По-видимому, оренбуржцы если и приобретают оружие, то только для того, чтобы хранилось в сейфе или лежало в кобуре на всякий случай, который никогда не произойдёт. К тому же, если гражданин отдал немало денег за заветный пистолет, то бездумно палить даже в критиче­ских ситуациях он не будет: кому захочется лишиться имущества и расхлёбывать последствия?

В царской России не суще­ствовало уголовной статьи за «неправильное» применение оружия. Если пойманный за кражей грабитель оказывался убитым, все вокруг считали, что так ему и надо. Понятие «превы­шение пределов обороны» ввели только в СССР, да и то такие дела тогда были редкостью.

Пожилые оренбуржцы пом­нят, что когда-то гладкостволь­ное оружие продавалось в ма­газинах: ружьё можно было ку­пить по паспорту – никаких ли­цензий при этом не требовалось. Времена изменились, сегодня иметь оружие для самозащиты – удовольствие недешёвое, да и, по сути, никчёмное. Пистолеты нынче не более чем трофеи для самоуспокоения.

– В этом году мы два раза передавали списанное оружие со складов на утилизацию: 2200 единиц в августе, ещё 800 единиц в октябре, – рассказал Михаил Коваленко, cтарший инспектор по особым поручениям отделения контроля за оборотом оружия центра лицензионно- разрешительной работы Управления Росгвардии по Оренбургской области. – В основном это оружие, которое оренбуржцы сдают добровольно. Распространённая ситуация: истёк срок действия разрешения, а финансово вкладываться в его продление владелец не хочет. Граждане понимают, что без практики стрелком не станешь. Спортсмен в среднем за тренировку расстреливает 500 патронов, извлечение пистолета из кобуры и первый выстрел укладывается в одну секунду. Как тренироваться? Учитывая стоимость травматических боеприпасов, это непросто. Надо понимать, что оружие само по себе не хорошее и не плохое – всё зависит от того, в чьих руках оно находится. Нужно развивать культуру пользования оружием с детства, создавая новые стрелковые клубы и секции.

Под ружьём иль нет

Приобретение, хранение и оборот оружия в нашей стране регулируется Федеральным законом «Об оружии».

Согласно закону, право на приобретение гражданско­го огнестрельного оружия ограниченного поражения имеют:

– граждане страны, до­стигшие возраста 21 года;

– граждане, не достигшие этого возраста, но проходя­щие военную службу;

– граждане, проходящие службу в военизированных организациях и имеющие во­инское звание либо классный чин юстиции.

Для самообороны граж­дане России после получения лицензии могут при­обрести гладкоствольное и газовое оружие, а также оружие ограниченного по­ражения. Для охоты можно купить гладкоствольное, пневматическое, метатель­ное стрелковое оружие и холодное оружие. Можно приобрести и нарезное, но только после пяти лет бес­проблемного владения глад­коствольным оружием.

При этом лицензия на приобретение оружия не вы­даётся россиянам, которые:

– не достигли возрас­та 18 лет (21 года в случае получения лицензии на оружие ограниченного по­ражения (в просторечии – «травмат»);

– не могут представить медсправку и медзаключение из-за того, что у них имеются противопоказания к владе­нию оружием либо наркоти­ческая зависимость;

– имеют непогашенную судимость за умышленное преступление либо погашен­ную судимость за тяжкое или особо тяжкое преступление, совершённое с применением оружия;

– отбывают наказание за совершённое преступление;

– дважды за год привле­чены к административной ответственности за наруше­ние общественного порядка, правил охоты, правил оборо­та наркотических или психо­тропных веществ;

– не имеют постоянного места жительства;

– лишены по решению суда права на приобретение оружия;

– состоят на учёте в уч­реждениях здравоохранения по поводу психического за­болевания;

– подвергнуты админи­стративному наказанию за потребление наркотических средств или психотропных веществ.

Разрешено свободно носить оружие военнос­лужащим и сотрудникам государственных воени­зированных организаций при исполнении служебных обязанностей, а также ли­цам, награждённым оружи­ем; обычным россиянам во время охоты, проведения спортивных мероприятий, тренировочных и учебных стрельб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top