fbpx

По ком плачет лишь ветер…

Две маленькие девочки гуляли возле Рейхстага. Они на полном серьёзе обсуждали, как одеты красноармейцы, смотрели на пленных фашистов.

Наблюдали, как наши повозки с водой и продовольствием поддерживали местных жителей после ожесточённых боёв.

Они своими маленькими пальчиками прошли по самой великой площади Германии, словно побывав в том великом времени, и чуть не оставили там свои следы, когда одна из них слишком экспрессивно ткнула в поверженный немецкий танк.

Это была диорама, очень талантливо исполненная в Народном музее защитников Отечества, что в Оренбурге, а маленькие девочки отправлялись на свой первый фронт, своё первое настоящее, трудное и во многом взрослое дело. Вместе с отрядом поисковиков они ехали в Ржевскую область искать павших, неопознанных, тех, по ком плачет пока лишь ветер.

На мой субъективный взгляд, стоя по пояс в земле или дыша смрадом болот (боевые действия не выбирают комфортных локаций), они делают больше, чем любой лозунг, произнесённый и брошенный в народ. Даже очень красноречивый.

Я до сих пор не понимаю, как выжили в этом аду люди, на которых мы ещё, слава богу, можем посмотреть. Ещё живых. И как глубоко противны мне любые спекуляции на этот счёт. Вроде продажи наклеек на автомобилях в похабном стиле «Мы можем повторить» – всё равно что продавать комиксы на кладбище. Ничего личного, просто бизнес.

Когда мать надевает на ребёнка военную форму с муляжами боевых наград, мне хочется спросить у неё, готова ли она представить его в мясорубке под Сталинградом? Впрочем, не претендую на истину, тут личное дело каждого.

Но не случайно те, кто воевал, молчат о войне.

Моя бабушка была ярким тому примером. Только после особенно талантливых советских фильмов об Отечественной украдкой смахивала слёзы и тихонечко курила в печку. Она думала, я не знаю.

И каждый раз, когда пишу или снимаю на эту тему, мне кажется, что не хватит ни мыслей, ни слов, ведь столько уже сказано. Но всё равно получается. С полным погружением, потому что тема святая.

В этот день я выйду на улицу, вдохну воздух, пропитанный запахом молодой листвы, постою в какой-нибудь роще. Помяну по-своему всех своих. И, конечно же, тех, кого никто не знает и не узнает, может быть, никогда. Тех, по ком плачет лишь ветер.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top