fbpx

Окно, врата и ключ

Оренбургу тесно в статусе областного центра, его уровень – быть столицей Евразии.

В этом убеждён оренбургский краевед, градовед и футуролог Олег Балыков. В преддверии Дня города Олег Филиппович поделился своим видением перспективы развития степной Пальмиры.

Другая экономика

– Олег Филиппович, орен­буржец вы не коренной, но об Оренбурге знаете на порядок больше любого старожила. Откуда такой интерес?

– Действительно, родом я из Саратова, а вообще человек столичный, питерский. В Орен­бурге постоянно живу с 1981 года, с тех пор как уволился из армии. Не могу сказать, что влюбился в Оренбург с первого взгляда, но однозначно считаю себя патриотом города. И дело не в личных симпатиях. Я мыслю геополитическими категори­ями, и в этом смысле великий потенциал Оренбурга, к сожа­лению, до конца не оценён до сих пор. Когда я впервые позна­комился с городом, прошёлся по улицам, его можно было смело называть большой деревней. В каком-то смысле он и сейчас ею остаётся, потому что экономика городская не получает должного развития.

– Развитие экономики – за­дача городской власти?

– Не только. Подчеркну: я говорю о глобальных геопо­литических вопросах. Чтобы быть геоэкономическим ма­яком России на юго-востоке, Оренбургу нужна другая эко­номика. Если бы в своё время железная дорога из Оренбурга не остановилась на границе с Афганистаном, а дошла бы до Индии, Оренбург давно бы был миллионником, как, например, Омск, который стоит на другой ветке железной дороги. Орен­бург и по площади легко тянет на миллионный город. Здесь площади в четыре раза больше, чем достаточно для 500-тысяч­ного населения. Тула, Тамбов – с таким же населением, как у нас, но они меньше гораздо. Из-за территориальной размашисто­сти Оренбург – дорогой город, в плане тарифов на проезд, на­пример.

– Площадей много, а центр города тесный, улицы узкие, повернуться негде.

– Потому что, когда центр строился, этого было достаточ­но. Машины не ездили в три ряда, а лошадкам хватало места.

– Каким сейчас вам видит­ся Оренбург?

– Плохо сшитым лоскутным одеялом. Старый Оренбург, его называют историческим цен­тром, сам по себе. Новый Орен­бург, я имею в виду Степной посёлок, вообще, как отдельное государство, не похож ни на один другой район. Зауральная часть, Маяк… Их на до умело сшить, иначе город словно раз­валивается на части. Раньше ведь как было: построили завод, вокруг него растут жилые дома. Жаль, что промышленные объ­екты в своё время возводили в западной части города, которая сейчас называется Промышлен­ным районом. Гора Маяк рань­ше была курортным центром, очень зелёным, потому что на западе деревья растут даже без полива.

Город-сад

– Деревья в последнее вре­мя – болезненная тема для горожан. А каково ваше отно­шение к вопросу озеленения, ведь именно вы автор книги «Зелёные насаждения Орен­бурга – вчера, сегодня, завтра»?

– Оренбург должен быть оа­зисом в степи, на каждого жителя должно приходиться по 20 деревьев! А сейчас и по два не на­берётся. Меня радует, что повы­шается гражданская активность горожан, что тема озеленения, устройства новых парков звучит постоянно, не сходит с повестки. Другое дело, что у всего есть воз­растной предел – и у человека, и у дерева, и у здания. Старые деревья нужно менять. Но не бездумно, конечно. По-моему, го­роду необходима научно-иссле­довательская комиссия во главе с ландшафтным архитектором. Жаль, что не добавляется новых деревьев в Зауральной роще. Это лёгкие Оренбурга. Город вырос в 12 раз, а Зауральная роща не увеличилась.

– Какой район города мож­но назвать самым зелёным?

– Из жилых микрорайонов, пожалуй, Степной. Но настоя­щая зелёная жемчужина Орен­бурга – Ботанический сад ОГУ, я тоже приложил руку к тому, чтобы он появился. В конце 90-х губернатором был Владимир Елагин, он хотел ботанический сад разбить в Ростошах, но там почва неподходящая. А я обратил внимание, что в районе остановки «Комета» растёт много ив, их питает подземная речка, это более благоприятная территория.

Вообще сделать Оренбург цветущим городом не так слож­но, как может показаться. Но нужно подходить с умом. Липы, например, требуют ухода. Дубы пытались высадить на проспекте Дзержинского, чуть недоглядели – они не прижились. В Одессе хо­рошо растёт белая сирень, в Кие­ве – каштан, а у нас в Оренбурге – сиреневая акация. Это дерево, а не кустарник, устойчивое к засухе и к любой температуре.

– Раз вы отслеживаете го­родскую повестку, наверняка слышали и словесные баталии горожан о том, должным ли образом сохраняется исто­рическое наследие, здания дореволюционной постройки в центре Оренбурга. Какова ваша позиция?

– Не каждое здание доре­волюционной постройки пред­ставляет культурную ценность. Если бы в Санкт-Петербурге тряслись над каждым камнем, сейчас мы не видели бы краси­вейшего города на Неве! Я з а то, чтобы эксперты определяли значимость объекта, нужен индивидуальный и, подчеркну, научный подход. Экспертная комиссия должна определить здания, имеющие историческую ценность, которые в силу време­ни уже подверглись частичному разрушению, но которые ещё можно восстановить.

Лицом на восток

– Чего больше всего не хва­тает Оренбургу, на ваш взгляд?

– Перспективного плана развития, хотя бы до конца XXI века. Историк Столпянский в начале прошлого века писал академику Саитову в Петербург: «У Оренбурга нет «зерна»! Да, так может показаться, если не принимать во внимание геопо­литический фактор. Именно его я считаю тем самым «зерном», именно он однажды выведет Оренбург в число знатнейших городов России, как предсказы­вал Пётр Рычков, первый член-корреспондент РАН.

Я горжусь, что сразу сумел разглядеть потенциал города! Оренбургу нужен более мас­штабный статус. Не обычного областного центра, а федераль­ный статус столицы Евразии. Я не впервые предлагаю устано­вить в Оренбурге точно такой же памятник Петру Первому, как на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. Только там всадник обращён на запад, а у нас должен быть обращён на восток. Санкт-Петербург – окно в Европу, а Оренбург – не просто окно, а врата и ключ в Азию!

– Что можно было бы счи­тать положительной динами­кой в этом направлении?

– Город уже звучит в феде­ральной повестке. Только что у нас прошёл ежегодный кинофе­стиваль «Восток-Запад», сегодня открывается Международный молодёжный форум «Евразия», осенью традиционно прово­дится экономический форум «Оренбуржье – сердце Евразии». В Оренбурге есть своё предста­вительство МИД России, чем может похвастаться не каждый областной центр.

С новым взглядом

– Времена сейчас рыноч­ные, и порой то, что в интере­сах бизнеса, не всегда в инте­ресах города. Например, то­чечная застройка или завеши­вание исторических зданий рекламными вывесками. То же касается и частного сектора: в столицах таких огромных территорий в центре города, отданных под одноэтажные дома, не встретишь. Каков ваш прогноз? Кто победит: частный интерес или обще­ственный?

– Подобный вопрос недавно задали вице-губернатору Игорю Сухареву по поводу Националь­ной деревни. Этот культурный комплекс – проблема бизнеса или визитная карточка города? Мне очень понравился его ответ: «Культурный комплекс «Национальная деревня», созданный почти 15 лет назад, ещё при гу­бернаторе Алексее Чернышеве, по идее, должен символизиро­вать единство разных народов, населяющих сегодня Оренбур­жье, богатство их традиций. Но то, что я вижу на практике, всё больше с ней расходится. Часть подворий закрыта, постоянно появляются объявления о про­даже. Другие отданы предпри­нимателям, которые не смогли выстроить работу.

Пока вижу два пути. Первый – найти людей, способных развивать эту концепцию в рыночных усло­виях. Второй – найти финансы за счёт национальных диаспор. Изначально было ясно, что ком­мерческого проекта из Нацио­нальной деревни не получится. Но идея замечательная и её надо сохранить».

Меня радует, что в Орен­бург пришли люди с новым взглядом, которые знакомы со столичными порядками. Надеюсь, они помогут изжить нашу провинциальность. Даже по последнему году заметно, как похорошел Оренбург. Что касается бизнеса и интересов города – нужно договаривать­ся.

В частном интересе бизне­са есть ведь и общественная польза. Бизнес платит налоги, пополняет городской бюджет, работает на экономику, а имен­но она определяет развитие города. Если в городе есть ра­бочие места и достойная зар­плата, если оренбургские вузы котируются, если достаточно парков, хороший асфальт, удоб­ный общественный транспорт, молодёжь не будет уезжать.

Олег Балыков окончил Ленинградскую Краснознамённую военно-воздушную инженерную академию имени А. Ф. Можайского. До 1981 года занимался строительством военных аэродромов и других военных объектов. 36 лет своей жизни Олег Филиппович посвятил исследованию Оренбурга, его истории, важнейшим экологическим проблемам. Он является автором более 200 статей по истории, геополитике, экологии, градостроительству и краеведению и книг «Зелёные насаждения Оренбурга – вчера, сегодня, завтра» и «Природное наследие Оренбурга в конце XX века». В 2014 году ему было присвоено звание «Почётный гражданин Оренбурга».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top