fbpx

Надёжные напарники

В День кинолога орские полицейские рассказали об особенностях своей работы: сколько преступлений в этом году помогли раскрыть их хвостатые напарники и почему служебную собаку трясёт, когда она приезжает на вызов.

В России три школы служебного собаководства. Кинологи со всей страны вместе со своими собаками приезжают сюда на учёбу, которая продолжается полгода.

Центр кинологической служ­бы МУ МВД России «Орское» на­ходится в Старом городе на базе ОМОНа. Подхожу туда в назна­ченное время. На посту охраны встречает начальник кинологи­ческой службы Евгений Боро­дин. Как только открываются железные ворота, нас накрывает оглушительный лай восемнад­цати собак, которые находятся в вольерах по периметру чистого заасфальтированного двора. У каждой собаки свой отсек. Вижу здесь представителей пород не­мецкая овчарка, бельгийская овчарка малинуа, английский кокер-спаниель и даже лабра­дор. Все собаки как на подбор. Не нужно быть знатоком, чтобы распознать в них элиту, лучших особей рабочих кровей.

– Мы действительно очень много времени уделяем подбору щенков, – говорит Евгений Пав­лович. – Знакомьтесь – младший инспектор-кинолог Марина Ефимова, именно она отвечает за эту работу. Она ищет щенков в лучших питомниках по в сей России, отслеживает линии, происхождение, документацию.

Работы у этих собак очень много: только за прошедшие полгода кинологи со своими подопечными совершили 641 выезд на места происшествий, то есть примерно по три выезда в день.

В работе можно выделить два основных направления. Первое – следовая работа, когда нужно найти подозреваемых в краже или убийстве по запаховому сле­ду, оставленному преступником. Второе направление – поиски тайников, специфических запа­хов, оставляемых наркотиками, взрывчаткой, боеприпасами, огнестрельным оружием.

В последнее время работы по второму направлению становит­ся всё больше. Только за один день хрупкая девушка-кинолог Марина Ефимова вместе со сво­ей верной Триадой обнаружила 23 закладки наркотиков на мест­ности. Работа продлилась шесть часов, причём это было зимой, на улице стоял мороз.

Был и такой случай: пёс по­дал сигнал, что наркотики на­ходятся в багажник е автомо­биля. Полицейские проверили лежавшие там вещи и ничего не нашли. Но раз собака да ла такую реакцию, значит, что-то есть. Начали осматривать всё досконально. В одном из пла­стиковых пакетов среди детских вещей нашли маленькую модель машинки с открывающимися дверками и капотом. Наркоти­ческое средство было спрятано под капотом игрушечного ав­томобиля.

Несмотря на все трудности, и люди, работающие тут, и слу­жебные собаки являются насто­ящими фанатами своего дела.

– Как только надеваешь на собаку амуницию, она пони ­мает, что сейчас мы поедем на вызов, и её начинает буквально трясти от возбуждения, – гово­рит старший инспектор-кинолог Станислав Сурнин. – Те, кто не знает эту особенность, иногда говорят мне: «Смотри, твой пёс болеет, он дрожит и скулит». А я отвечаю: «Ему не терпится начать работать».

Собаки живут по плану, ко­торый составляется киноло­гом. Обязательны физические нагрузки, отработка приёмов управляемости, два-три раза в неделю тренировки специфи­ческих навыков. Регулярно со­вершаются выезды за пределы центра, потому что животные должны уметь работать как в городских условиях, так и за городом.

Кстати, на территории цен­тра есть здание-тренажёр, ого­роженный вольер, где четве­роногие полицейские учатся задерживать преступников, осуществляя захват. Это особая категория «злых» собак. Когда я, холодея, прохожу мимо клеток, именно они лают громче всех и подпрыгивают буквально до потолка.

Таков опытный пёс Ксавер – рослый кобель немецкой овчар­ки, который одним своим видом наводит ужас на окружающих. При этом он беспрекословно слушается своего куратора. За последние месяцы Ксавер вы­ступил «передовиком произ­водства»: на его счету раскрытие квартирной кражи, хищения электротоваров из магазина, кражи аккумулятора из КамАЗа. В последнем случае Ксавер взял след и привёл оперативников к дому, где никого не было. Од­нако выяснилось, что ночью на этот адрес было вызвано такси. Так и удалось выйти на след воров.

Также не так давно благодаря собаке была раскрыта кража электроинструмента из садово­го домика. Причём пёс шёл по следу более двух километров и привёл полицейских прямо к дому подозреваемых.

На счету младшего кинолога Марата Рахметова и его Женевы три результативные выборки вещей. Это приём, входящий в следовую работу. Когда на ме­сте происшествия преступник случайно оставляет свою вещь, служебная собака может найти его по запаху.

– Например, совершена кра­жа из магазина в Новотроицке. Задержан подозреваемый, но он не признаётся. Мужчина прикасался к лотку с деньгами, я дал понюхать собаке этот лоток и потом разложил вещи этого человека и посторон­них людей. Собака обозначила вещь того самого человека, которого задержали, – говорит Марат Рахметов. – Также не так давно была раскрыта кража, совершённая группой лиц по предварительному сговору. Преступники хотели вынести из помещения банкомат, но их спугнули. В спешке они остави­ли несколько вещей: портфель, ремень, сварочное оборудова­ние. Подозреваемых задержа­ли, но они не признавались. Со­бака при проведении выборки обозначила вещи именно этих людей.

Помогают служебные собаки раскрывать и особо тяжкие пре­ступления, например, убийства. Однажды поступил сигнал, что в квартире обнаружен труп. В скорую звонил брат у битого. Следственная группа прибыла на место, в том числе кинолог с собакой. Пёс взял след, вышел из подъезда, обогнул соседний дом и вновь вернулся в тот же подъезд. Здесь среди зевак стоял убийца. Им оказался брат погиб­шего, тот самый, что вызывал скорую.

Кинологи с собаками были задействованы и в громком деле орского маньяка Валерия Андре­ева. Они искали останки жертв и улики, исследовали гектары полей за Новоорском, в районе Джанаталапа. Так были обнару­жены фрагменты тела жертвы, вещи пропавших.

Как правило, собаки служат до восьми лет, но если тестиро­вание определяет, что животное может работать и дальше, его оставляют. «Вышедших на пен­сию» собак определяют в надёж­ные руки, в основном кинологи забирают их к себе домой.

– Дрессировка – трудоёмкий процесс. Работа с собакой не­предсказуема. Иногда она не намерена делать то, что ты от неё хочешь. Надо постараться, чтобы пёс сам захотел сделать это. Его нужно чем-то замотиви­ровать. Кто-то любит получать в конце задания лакомство, для кого-то ценностью является хо­рошая игра. Все розыскные соба­ки на конце следа отрабатывают задержание, то есть бросаются на прокладчика следа, который ожидает их в дрессировочном костюме. Драка – высшее удо­вольствие для «злых» собак. Они должны уметь защищать кинолога и противостоять пре­ступнику. Как говорится, добро должно быть с кулаками. В дан­ном случае – с клыками, – шутит Евгений Бородин.

В России три школы служебного собаководства. Кинологи со всей страны вместе со своими собаками приезжают сюда на учёбу, которая продолжается полгода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top