Мир обострённый и контрастный

Тревога висит в воздухе, тяжёлая, пластилиновая, хоть ножом её режь. Люди дистанцируются (что делают совершенно правильно), но в глазах появляется настороженность с примесью явного страха.

«А вдруг ты?» Каждый уже выработал свой алгоритм де­зинфекции. Даже если выходит из дома всего лишь до ближай­шего мусорного бака. Что за чем протирается, и мытьё рук после каждой снятой вещи, в которой побывал на улице.

Соседи за стенкой становят­ся всё громче. Вчера я услышал, как мужской голос предложил на повышенных тонах: «Ну да­вай разведёмся». Несмотря на кажущуюся тишину и пустоту вокруг, мир обостряется и всё, что было в нас до этого, вместе с ним.

А ангелов и негодяев среди нас нет. Всё в полутонах, всё в от­тенках серого. И вечная борьба, что и так шла раньше, не только становится более контрастной, но и приобретает более яркие цвета.

Впрочем, если исключить события мирового масштаба, наша история, даже новейшая, никогда не дав ала скучать. И это ещё мягко сказано. Каждый справлялся с этими событиями, что иногда тянулись годами (вроде девяностых), как мог. Меня лично спасало виденье другой реальности вокруг.

А за красотой по весне даже и ходить далеко не надо. Она везде. В воз­духе, в воде старого, советского ещё фонтана и плавающих в ней прошлогодних листьях, в пронзительных посвистах обал­девших от солнца синиц. Небо меняется, становится ближе из- за причудливых облаков.

Лучший визуальный контент транслирует моё окно на 13-м этаже. С дивана, когда города вокруг практически не видно. А если ещё и музыку включить… Непередаваемо, читатель!

А ещё самый потрясающий яркий и тёплый свет, это когда весь день сер до невозможности «и стена из кирпичей-облаков-крепка», а на закате яркий рыжий про­бивается сквозь свинцовость. Как бы говоря: «Я тут, я никуда не делся и ещё вернусь!».

Сейчас, как никогда, надо уметь на этом сосредоточиться и не разучиться видеть. Постараться удержать свет внутри себя, а уж делиться или нет с окружающими – это у кого как получится.

На Пасху пошёл к храму, ря­дом постоять. И увидел, что нас таких много. Да, на расстоянии друг от друга, но совсем близко по духу, по общности, что объединяет. Во всяком случае, мне хочется в это верить.

Люди подъ­езжали на машинах, вставали за оградой, слушали колокольный звон, молились. И словно ка­кой-то знак – именно на Пасху распустились тюльпаны, в сте­пи и во дворах, подсвеченные утром.

Как кометы или свечи на весеннем ветру.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: