fbpx

Милость в клеточку

Как найти золотую середину между гуманным отношением к осуждённым и эффективностью наказания?

В российских тюрьмах число заключённых с каждым годом сокращается. В прошлом году их стало на 40 тысяч меньше по сравнению с 2018-м. В Оренбуржье количество сидельцев достигло исторического минимума. Часто дают наказания, не связанные с лишением свободы, многих отпускают условно-досрочно. Однако нередко те, кому оказали милость, вновь оказываются за колючей проволокой.

Суд да УДО

48-летний оренбуржец Вик­тор первое наказание схлопотал ещё восемь лет назад – за кражу ему дали два года условно. Это испытание мужчина не смог вы­держать: через месяц он украл деньги у знакомого. Теперь уже рецидивиста отправили за решёт­ку. Дали ему 2 года 6 месяцев, но… за хорошее поведение освободили условно-досрочно. Не прошло и полугода, как Виктор вновь попал в поле зрения оперативников, на этот раз с наркотиками. Снова суд, снова колония и снова УДО.

– Два раза он воспользовался правом условно-досрочного осво­бождения, но, как видим, эффект нулевой. В январе мужчина вы­шел на свободу, а уже в июне его задержали – при себе у него были свёртки с наркотиками. Сейчас оренбуржец заключён под стражу, приговор ему вынесет Ленинский районный суд. Рецидивисту гро­зит от 3 до 1 0 лет заключения, – рассказывает начальник отдела № 5 Следственного управления МУ МВД России «Оренбургское» Татьяна Каурнакаева.

В Промышленном районе Оренбурга, который в народе считают особым, рецидивы случа­ются постоянно. Чаще всего они связаны с воровством.

– В апреле по нашему району было пять таких случаев, в мае – семь, в июне – снова пять. Зача­стую рецидивистами становятся те, кого приговорили к минималь­ному наказанию, – рассуждает заместитель начальника отдела № 4 Следственного управления МУ МВД России «Оренбургское» Юлия Алымова.

Многие правоохранители го­ворят, что недонаказание опасно. Преступник, которому сделали поблажку один раз, пойдёт на совершение преступления по­вторно. Если же на его счету два УДО и несколько минималок, то нет никакой гарантии, что он не перейдёт от краж к убийствам.

Безликое клеймо

Для Александра из Оренбурга лучшим подарком на 30-летие стало досрочное освобождение из колонии. Он отсидел половину из положенных пяти лет. Попал в тюрьму за мошенничество: зво­нил незнакомым людям и выма­нивал у них крупные суммы денег через банковские счета.

Выйдя на свободу, мужчина по­знакомился с девушкой, женился, обзавёлся ребёнком. Работает вахтовым методом на Севере.

– Я теперь понимаю, что пять лет назад совершил ошибку, ка­юсь до сих пор. В то же время считаю, что зона лишь вредит тем, кто попадает туда впервые за мел­кие преступления. Оступившийся человек окунается в криминаль­ную среду, где сидят «паханы», за плечами которых не один срок, и становится таким же, – делится мыслями Александр.

Он рассказывает, что из его «братьев по несчастью», которые отбывали первый срок и вышли досрочно, двое снова находятся под следствием за похожие пре­ступления. По мнению Алексан­дра, на совершение новых краж их толкнула личная неустроенность и, как следствие, желание ото­мстить всем: своим бывшим сока­мерникам, системе, государству, людям – за сломанную жизнь.

– Реальный срок – это клеймо. Нормальную работу после тюрь­мы найти почти невозможно, при­ходится зарабатывать чем попало. Конечно, кому-то оказывают по­мощь в трудоустройстве, но таких единицы. Бывает, у человека на свободе никого не осталось, все родные и друзья отвернулись. Куда ему идти? Чтобы как-то про­жить, снова крадёт и попадает за решётку. Там все «свои», да и кормят бесплатно, – размышляет бывший заключённый.

Кнут и пряник

Очевидно, что совершение ре­цидивов мало зависит от строгости при­говора. Суд, принимая решение, ру­ководствует­ся законом, учитывает обстоятель­ства, но не более того. Исправле­нием и вос­питанием осуждён­ных за­нимаются сотрудни­ки системы УФСИН, и всё, что от них требуется, они стараются выполнять. За­ключённые ос­ваивают новые профессии, по­лучают трудовые навыки, которые им пригодятся на свободе.

С ноября 2017 года в Оренбур­жье действует трёхстороннее соглашение меж­ду областными Минсоцразвития, Минздравом, а также УФСИН по оказанию помощи освободившимся. Исправительные учреждения ин­формируют Мин­соцразвития о тех, кто выходит из мест заключения, за два месяца до их освобождения. Такие же данные передают в муни­ципалитеты области, в Минтруд. Есть специальная программа по квотированию рабочих мест для бывших осуждённых на предпри­ятиях.

Всё бы хорошо, да не всё. По данным аппарата уполномо­ченного по правам человека в области, ежегодно из мест ли­шения свободы освобождается порядка 5 тысяч оренбуржцев. В то же время в региональном Минтруде нам сообщили, что в прошлом году в органы труда и занятости населения области за содействием в трудоустройстве обратились 557 бывших заклю­чённых. На квотированные ра­бочие места трудоустроены 107 оренбуржцев. Где же остальные? Рискнём предположить, что мно­гие трудятся неофициально либо зарабатывают вахтовым методом в других регионах, но есть и те, кто из-за отсутствия жизнен­ных ориентиров вновь встаёт на криминальный путь. Последних становится в сё больше, о чём говорит статистика областного Судебного департамента. За три года в Оренбуржье число пре­ступлений, совершённых реци­дивистами, увеличилось на 100. За каждым из этих случаев чья-то поломанная судьба, а может, и жизнь.

Когда зэк выходит на свободу, контроль за ним пере ходит от УФСИН к МВД. Склонных к совер­шению преступлений обязывают несколько раз в месяц приходить в полицию отмечаться. Одна из задач местного участкового – держать на контроле всех «от­кинувшихся», вовремя замечать криминальные наклонности. Но возможно ли уследить за всеми?

Понятно, что без комплексно­го подхода проблему рецидивов не решить. Проявить гуманность в виде поддержки и наказать строгостью административного контроля – задача сложная, но выполнимая.

Прямая речь

Владимир Моравец, заместитель начальника Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Оренбургской области: – Не всегда чрезмерно строгое наказание ведёт к положительному результату. На мой взгляд, гораздо эффективнее показать людям, что можно честно трудиться, добиваться своих целей законным путём. За полгода до выхода на свободу каждый осуждённый проходит школу подготовки к обычной жизни. Родственники многих осуждённых просят освободить их условно-досрочно. Но если человек плохо себя ведёт, не подчиняется требованиям и, на наш взгляд, склонен к совершению новых преступлений, по УДО его не освободят. Административный и общественный контроль за судимыми лицами заключается, прежде всего, в помощи по их возвращению к нормальной жизни, в надзоре за их поведением.

Анатолий Чадов, уполномоченный по правам человека в Оренбургской области: – Темой гуманного отношения к осуждённым, эффективности наказания, а также социальной реабилитации тех, кто выходит на свободу, мы плотно занимаемся. Ежегодно мы посещаем исправительные учреждения, разговариваем с осуждёнными. Тема рецидивов стоит довольно остро. По данным областной прокуратуры, в прошлом году 23,6 процента всех вышедших на свободу совершили новые преступления. Кто виноват в том, что бывший заключённый берётся за старое? Судья, вынесший мягкий приговор, система исполнения наказаний, не воспитавшая осуждённого должным образом, или местный участковый, который вовремя не заподозрил неладное? Мы не можем полностью исключить эти причины, но всё же главный фактор риска – это неустроенность жизни. Если у человека всё хорошо и его жизнь наладилась, он не пойдёт на новые преступления. Об этом говорит и статистика: чаще всего к рецидиву склонны те, кто на свободе находится меньше трёх месяцев. Чем меньше времени человек проведёт в местах заключения, тем больше вероятность, что он там не окажется вновь.

В местах лишения свободы по всей области находятся 8800 человек. Из них 7300 – в учреждениях исполнения наказания, остальные – в следственных изоляторах. Количество заключённых уменьшилось на 5% по сравнению с прошлым годом, а за последние 20 лет сократилось в несколько раз. В начале 2000-х в тюрьмах на территории Оренбуржья содержалось от 16 до 20 тысяч человек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: