fbpx

Кнут, пряник и борщ

В селе Пречистинка до сих пор живут люди, изменившие в 90-е годы привычный уклад. Они ввели строгий казачий порядок. Село жило по уставу около 20 лет. Мы побывали в двух семьях, поговорили о прошлом и настоящем, и о том, что осталось от казачьей республики.

 У супругов Жариновых про­сторный деревянный дом. Сте­ны комнат украшены вышивкой бисером. Настоящий выставоч­ный зал! Галина Иосифовна призналась в том, что за работой может просидеть до четырёх утра. Любит вышивать лики святых, бегущих лошадей, при­роду. В местной церкви у неё послушание – продавать свечки, записывать требы прихожан.

Александр Петрович – воен­ный пенсионер и бывший каза­чий атаман села. К его мнению здесь до сих пор прислушивают­ся, хотя со времени правления казаков прошло полтора десятка лет. Речь идёт о том, что вместе со своими единомышленниками в 90-е он наладил жизнь в селе с помощью казачьего устава.

Помните, какое было время? Люди не знали, как уберечься от разгула преступности, на каких примерах воспитывать детей. Распался Советский Союз, мо­ральные, духовные ориентиры были потеряны.

Вот и в оренбургской глубинке не знали, как жить дальше. Раз­валился колхоз, участилось во­ровство. Что-то надо было делать. Идея пришла сама собой, ведь село всегда считалось казачьим. Людей объединил Александр Петрович, потомственный казак.

– Принцип так ой: работа­ешь, уважаешь старших, забо­тишься о жене и детях – честь тебе и хвала. Нарушаешь пра­вила – будь готов держать ответ, вплоть до наказания плетью, – объясняет Александр Петрович. – Жили по казачьим правилам около 20 лет. Прекратилось мас­совое воровство и хулиганство. Жить стали спокойно.

Дети, воспитанные в строго­сти, состоялись в жизни. Многие получили высшее образование. Некоторые остались в селе, работают в школе учителями. У нас есть казачий класс – это, как я считаю, главный итог всех на­ших усилий. Значит, передаются казачьи традиции, культура.

– Все ли соглашались жить по вашим правилам?

– Большинство. Не подда­вались перевоспитанию только алкоголики.

– Но ведь алкоголизм – за­висимость, то есть психический процесс, который плёткой не вылечишь. Для таких людей существует наркодиспансер, где назначается лечение от одного месяца и более. В интервью на­шей газете врачи рассказывали о том, что требуется и медика­ментозное, и психотерапевтиче­ское воздействие. И даже после этого зависимость не пропадает вовсе, поскольку процесс, что называется, хронический. Мож­но говорить только о стабилиза­ции заболевания.

Комментария на этот счёт Александр Петрович не дал. Ви­димо, сейчас, спустя годы, он по­нимает, что не всё так однознач­но и не всё легко укладывается в рамки свода казачьих правил.

Можно вспомнить другие казачьи сёла нашей области, где были попытки наладить жизнь людей с помощью казачьего уста­ва. Окончились они неудачей. Одним словом, не прижилось. Хотя в Пречистинке называют определённую причину развала так называемой казачьей респу­блики – разногласия в верхушке власти.

Ещё одна казачья семья в селе – Владимир и Надежда Ду­бовицкие. Он мастер на все руки. Слесарная, токарная ра­бота, резьба по дереву, – всё ему подвластно. Например, дома выложил печь. Владимир Сергеевич больше любит работать с липой, она мягче. Кое-что сделано из хвойных пород. Смастерил стол, иконостас и даже… трон для своей жены.

В этой семье всё сытно и вкус­но. На кислом молоке Надежда Петровна печёт кокурки – тра­диционные плотные булочки к чаю. Всегда есть борщ. А для го­стей заранее выпекается курник и прячется под несколько одеял, чтобы не остыл к застолью.

У радушных хозяев мы по­интересовалась, тоскуют ли они по тому времени, когда в селе был свой уклад и все слушались казаков.

– Я считаю так: лучшее вос­питание – кнут и пряник, – от­кровенно признаётся Владимир Сергеевич, – тогда есть порядок, все при деле, мужчины работают, в семье достаток. Мы, казаки, сами ловили за руку воров, очные став­ки проводили, наказывали. Были, конечно, те, кто нас не понимал, пытались жаловаться в прокура­туру. Но потом сами же и просили: «Возьмите нашего сына на поруки, чтобы милиция не забрала».

Село Пречистинка сегодня считается спокойным и даже престижным местом для тех, кто хочет поменять городской шум на деревенскую безмятежность. Здесь действительно тихо. На постоянное место жительства приезжают дети старожилов, вышедшие на пенсию.

Для жиз­ни есть всё: ФАП, школа, спор­тивная площадка. Рядом – лес и река Сакмара. И, конечно, исто­рия села – старая и новая, люди, которые её творили.

Возможно, в чём-то и ошибались, но делали всё от чистого сердца. Для того чтобы дети возвращались сюда и жили в радости.

Фото: Валерий Гуньков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top