fbpx

Бес паники

«Да не коснётся вас своей поганой метлой танцующий бес паники».

(Алиса. «Шабаш»)

Зашёл намедни в небольшой магазинчик и, пока выбирал товар, услышал милую беседу продавца и покупателя:

– Наташ, а что у тебя с рукой? Где такую ссадину получила?

– Да я же в гипермаркете рабо­таю и сейчас по нескольку раз в день приходится товар выкладывать. Потянулась к верхней полке поставить закончившийся сахар, так меня оттолкнула покупательница, и я уда­рилась о стеллаж. Пока проверяла, что с рукой, сахар снова закончился. Сметают же всё.

– Да-а-а…

Мне ли не знать, дорогой чита­тель, как происходит нагнетание, переходящее в истерию. Помнится, после одной крупной авиакатастро­фы сработал эффект медиаворонки, которая засасывала в себя, подобно чёрной дыре, и крупные и самые незначительные события жизни авиации.

На «стомильёнпятисотом» сообщении о неполадках с двигате­лем у маленького самолёта где-то под Мурманском, которое, разумеется, не имело никакого отношения к авиакатастрофе, но хорошо ложилось в контекст, я понял: мы все разо­бьёмся рано или поз дно, это лишь вопрос времени. Понял и выключил телевизор.

Вы сейчас, скорее всего, поняли, о чём я. Ленты информагентств, социальных сетей забиты мнениями медицинских экспертов, научных псевдонаучных деятелей и бабы Мани с дивана, которая знает, что будет, но это не точно. В Европе дав­но сели на карантин и теперь пишут об этом, словно из окопа под звуки разрывающихся снарядов, сжимая зубами из последних сил порванный в боях интернет-кабель.

Все люди разные. Кто-то выкла­дывает видеоролики о том, как поёт серенады под гитару на балконе, а кто-то жалуется. На всё. Крупицы истины теряются в хаосе домыслов. «У нас смели всё, что есть!!! А-а-а-а, запасайся, кто может!!! И спасёшь­ся!»

Зашёл, напряжённо озираясь, в магазин одной крупной сети у дома. Всё на месте. Никто не дерётся за последнюю банку тушёнки. Подозри­тельно посмотрел на очереди у касс. Потом понял: время – семь, люди с работы, два кассира. Всё объяснимо.

А можно было бы снять очередь и за­постить картинку с хештегом #пан­демия#изоляция#коронавирус.

Как ты думаешь, читатель, сколько людей после публикации побежит затари­ваться, живо вспомнив девяностые? Много. И если бы это было только у нас. Перед слухами, растущими как снежный ком, пасует даже хвалёная европейская цивилизованность.

У Чарльза Паланика есть роман, который называется «Бойцовский клуб». Вот одна из цитат: «Первое правило бойцовского клуба – никому не рассказывать о бойцовском клу­бе». Я не говорю об информационной блокаде, не призываю игнорировать факты, но, может, перестать зацикли­ваться, принимать прописанные уже не раз советы и просто быть осто­рожнее?

Кстати, по иронии, очень многое из написанного в романе происходило в голове главного героя, страдающего раздвоением личности.

Дома кончилась туалетная бума­га. Теперь неудобно идти и покупать, запросто примут за паникёра. Раз­дражает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top