fbpx

Белое тепло

Ceгoдня был caмый длинный дeнь,

Mнe нeчeм дышaть, и дуxoтa дaвит гpудь.

Ceгoдня caмaя кopoткaя нoчь,

Я xoчу cпaть, нo мнe мeшaeт зacнуть

Бeлaя нoчь, бeлoe тeплo…

Майк Науменко

Плюс сорок. Говорящие «ну наконец-то наступило лето», «наконец-то мы прогреемся» – я хочу знать, кто все эти люди? Быть может, они сидят на да­чах с набитым малиной ртом, опустив ноги в только что ку­пленный надувной бассейн? Быть может, у них в бокалах нечто шипящее с пузырьками, только что из холодильника и жизнь сейчас кажется отлич­ным местом, чтобы вы все были здоровы…

Нет ни транспорта в час пик с горячими, душными телами, того самого, что выплёвывает нас на остановках возле разо­гретых сковородок панельных домов, где даже кондиционер с трудом пытается исправить ситуацию ночью. Причём, как правило, слова про «прогреться» пишут девушки, мне интересно, где-то здесь проблема, потому что подобная закономерность по полу не может возникнуть на пустом месте.

В одной соцсети на мой вопль, похожий на душераздирающий крик страдающего от обезвоживания верблюда в пустыне, мне ответили (опять- таки девушка) что-то такое типа: «бла-бла-бла… мы же русские, мы прорвёмся!» И я хочу спросить почему. Почему нам, русским, вечно надо про­рываться? Другой человек на­писал мне о голодающих детях (в этом тоже жара виновата, а как иначе) и о том, что многим гораздо хуже.

Я хочу сказать, что очень легко сравнивать ситуацию с теми, к ому хуже, может, хоть раз попытаться сравнить с теми, у кого лучше? С Норвегией, например. В кон­тексте последних событий мне нравится эта страна. И климат, и уровень жизни. Причём неиз­вестно, что больше.

Недавно выезжал в поле на уборочную страду, и тут как раз я понимаю фермеров-хлебо­робов, хорошо, что дождя нет и урожай рекордный можно убрать без простоя. Но что-то я не увидел там, что лица ком­байнеров веселы и беззабот­ны, никто не ходит танцующей походкой, белозубо улыбаясь из тени сомбреро. Потому что работа в такое пекло – тяжёлое испытание.

И эта усталость на­капливается, и с каждым годом всё тяжелее из-за сбоя поизно­сившихся систем организма. А что делать? Как любит говорить моя мама по дороге к холодной воде. Кстати, утром я принимаю душ, не включая горячую, вода из холодного крана долго течёт, словно парное молоко.

Многие думают, что в психо­логическом плане жара «клонит к земле», человек обессилен и склонен реагировать на стресс более спокойно. Ровно наобо­рот! Поверьте, более раздражён­ного человека, чем в знойный полдень, вы не найдёте. Люди ожесточаются и выдают из-за любой мелочи друг другу такие экспромты, что видавшие виды роняют недокуренные сигареты.

У этого зноя или тепла есть цвет. Он не золотистый, не жёл­тый – он белый. Испепеляющий. Зыбкое марево, играющее в дурные игры с сознанием, рису­ющее миражи. Именно о таком пел в своё время Майк Наумен­ко, легендарный питерский ро­кер.

Но, несмотря на отсутствие сиест и невозможность моря, мы прижмём ко лбу бутылку с холодным квасом и пойдём дальше. Мы же русские. К тому же обещали похолодание. До тридцати четырёх…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top