Место под солнцем

Жизнь и работа на Севере не сахар, особенно зимой

Ещё не так давно, заходя в вагон поезда «Орск – Екатеринбург», можно было встретить пару-тройку человек, которые отправлялись на заработки на Крайний Север. В Екатеринбурге они пересаживались до Нижневартовска. Сегодня в таких вагонах в основном все пассажиры едут на вахту.

Потребность в этом направлении настолько возросла, что три года назад РЖД запустили новый поезд «Оренбург – Новый Уренгой».

Протоптали дорожку

– По предварительным данным, в 2018 году из области уехало 45441 человек. Из Орска – 4823 человека. Это общее количество перебравшихся в другие регионы оренбуржцев, – говорит специалист отдела статистики населения и здравоохранения Оренбургстата Елена Горбачёва.

– В 2018 году 654 человека уехали из Орска, указав, что их переезд связан с работой. Десять лет назад таковых было 269 человек. Эти сведения мы получаем от органов МВД на основе первичных документов статистического учёта прибытия и выбытия, которые составляются при постановке или снятии человека с регистрационного учёта по месту жительства. 

Естественно, уезжая на заработки, люди редко выписываются из квартиры. Поэтому реальную картину о масштабах внутренней трудовой миграции, то есть перемещениях человека из одного субъекта в другой в пределах одной страны, получить трудно.

Куда чаще всего едут жители Оренбуржья? Москва, Санкт-Петербург, Тюменская область, Краснодарский край – самые популярные точки на карте. Мне кажется, у жителей разных городов нашей области разные предпочтения на этот счёт. Соль-илечане, например, очень любят Санкт–Петербург и Ленинградскую область. У них модно переезжать «в Питер». У меня есть теория, почему это происходит.

Как сказал знаменитый оренбургский журналист Вильям Савельзон, в Соль-Илецке поражает «бедность пейзажа и окружающей действительности, ничего не радует глаз».

Местных жителей в северную столицу, помимо социально-экономических условий, влечёт красота города, удивительная архитектура, закованная в гранит Нева. Всё то, чего они были лишены, проживая в пыльном и порядком замусоренном городке без парков и тротуаров.

А вот орчане очень любят переезжать в Краснодарский край. Наверное, потому что там воздух чистый и отсутствуют промышленные предприятия.

Несколько лет назад туда массово перебирались наши медики, особенно, работники «скорой помощи», обнаружившие, что на юге для них всегда есть работа, климат приятен, а цены на жильё сравнимы с нашими. Чиновникам пришлось здорово попотеть, чтобы заткнуть образовавшуюся кадровую дыру в орском здравоохранении.

Сейчас ситуация устаканилась: благодаря предоставлению муниципального жилья в больницы пришло работать новое поколение молодых специалистов. 

ХМАО и ЯНАО

Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономный округа, входящие в состав Тюменской области, являются вторым по популярности направлением миграции орчан.

Ещё в девяностых годах, когда пошли первые сокращения на Орском заводе тракторных прицепов, туда потянулись наши земляки. Одним из них был Вадим. В 1996 году он устроился на работу электромонтёром и, как все поначалу, испытал горькое разочарование.

Для вахтовиков времён лихих 90-х на Севере не существовало ни правды, ни справедливости. В то время тут властвовали хозяйская воля и случай. Зачастую у приезжающих отбирали паспорта и возвращали через 2-3 месяца, вместо зарплаты выдавая деньги на обратный билет.

Практиковался расчёт частями. Небольшую сумму выдавали сразу, оставшееся обещали, когда работник вновь приедет на смену.

– Сейчас такого уже нет, сотрудников оформляют по Трудовому кодексу, но всё равно нужно держать ухо востро, – говорит Вадим.

Подавляющее большинство приезжих устраивается на работу в подрядные организации, обслуживающие большие нефтегазовые предприятия. Лишь везунчики попадают непосредственно в «Роснефть», «Сургутнефтегаз» или «Новатэк».

Это как пирамида, на вершине которой находятся нефтехимические гиганты России, ниже подрядчики, а ещё ниже субподрядчики, выполняющие различные виды работ – строительные, электромонтажные и так далее. Чем ближе ты к основанию пирамиды, тем хуже условия оплаты и быта.

– Я жил в домах, общежитиях, квартирах, вагончиках на восемь человек… Зажигал свечи рядом с белыми медведями, – говорит другой мой собеседник, Дмитрий.

На Севере он работает с 2011 года. Говорит, за это время повидал всякое. Сейчас работа и условия проживания его устраивают – он трудится водителем на нефтевозе.

Такое место получить непросто: работодателю нужны сотрудники с хорошей репутацией, необходимыми допусками и стажем работы. Чтобы можно было доверить товарно–материальные ценности, в данном случае, нефть.

– На одном месторождении заливаемся, на другом сливаемся, – продолжает Дмитрий. – Работаем вдвоём с напарником. Пока он в рейсе, я отдыхаю, он вернулся, я еду. Живём в гостинице в маленьком посёлке под Новым Уренгоем.

Конечно, к здешнему климату нужно привыкнуть. Я, например, долго не мог смириться с тем, что летом тут не темнеет. Как это так: нет ночи? А зимой, наоборот, световой день длится всего три-четыре часа. Около одиннадцати забрезжил рассвет и вот уже снова темень. Кроме того, тяжёлые погодные условия – утром может быть ноль градусов, а к вечеру уже минус 31. Такие перепады температуры плохо влияют на сердечно-сосудистую систему.

Вот почему на вахту едут в основном молодые, у кого нет проблем с сердцем. Мне 35, но я уже стараюсь более бережно относиться к своему здоровью. Раньше оставался на две смены, чтобы больше заработать. Сейчас в основном работаю месяц на месяц.

Про тонкости трудоустройства на Севере Дмитрий говорит так: нельзя сюда ехать, ничего не зная. Он впервые отправился на вахту по рекомендации своего дяди.

– Искать работу лучше всего через знакомых. Сейчас можно подобрать вакансии и через интернет, на том же сайте «Хэд Хантер». Вот, например, американской «Шлюмберже» требуются сотрудники. Раньше я мечтал попасть туда, а потом мне сказали – будешь ходить с кувалдой. Кто-то уже сталкивался. Нет, говорю, спасибо.

От звонка до звонка

Как говорят вахтовики, после Севера трудно возвращаться в родной город на зарплату в 20 тысяч рублей. Но жить «наездами» тоже неправильно, особенно, если есть семья, дети.

С годами придётся подумать и о здоровье. Это только кажется, что высокие заработки оставляют тебя в выигрыше. На самом деле, за эти деньги ты тоже отдаёшь многое.


– Почему получаются зарплаты в 70 тысяч рублей? За счёт выполнения двух норм времени, – говорит Вадим. – То есть человек работает в две смены, без выходных. При стандартной 40–часовой рабочей недели в месяц ты должен работать 160 часов. «Северяне» работают по 320. И при такой нагрузке люди не едут домой по 2-3 месяца, чтобы накопить денег.

В больших компаниях, таких, как «Новатек», «Газпром», этого не допускают. По закону, должны трудиться не более месяца.

Вадим знает многих вахтовиков, которые перебрались на Север на постоянное место жительства. Грамотные специалисты с орских заводов без труда находят в Сибири высокооплачиваемую работу. Вот, где им пригодилось высшее образование.

– ХМАО и ЯНАО – это территории, где есть все условия для роста и развития молодого профессионала, – говорит Вадим. – Например, многодетная семья, где папа трудится в «Новатеке» раз в год получает дополнительное пособие в 90 тысяч рублей. Плюс семейные путёвки, остальные социальные гарантии.

Многим хотелось бы жить, например, в Сургуте. Но это недостижимо. Современный красивый город, который называют маленькой Москвой. И цены на жильё тут столичные – однокомнатная квартира стоит шесть миллионов рублей…

В то время как основной поток инвестиций направлен на Сибирь с её нефтегазовым комплексом, множество промышленных предприятий в других регионах страны нуждаются в экономической помощи и возрождении.

Таков и наш ЮУМЗ, у которого, по последним сведениям, появилась надежда. Руководство областного правительства не зря бьётся за этот завод: будет производство, будет и работа для десятков квалифицированных специалистов, которых так обидно терять. Остаётся надеяться на лучшее.

Кстати

По данным на 28 февраля 2019 года, на учёте в Орском центре занятости состоит 1147 безработных. Уровень безработицы составляет 1 процент. В течение прошлого года безработными были признаны 2082 человека.

В ближайшие четыре месяца с предприятий города возможно высвобождение 134 человек. При этом в банке вакансий имеется 761 место. Основная часть приходится на рабочие профессии – 76 процентов.

В прошлом году государством оказана помощь гражданам, имеющим статус безработных, на общую сумму более 33 миллионов 840 тысяч рублей, в том числе выплачено пособий по безработице на сумму 33 миллиона 110 тысяч рублей и стипендий на сумму 227 тысяч 742 рубля.

Татьяна Гузеева

Орск

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: