fbpx

Кормильцы из деревни

Фермер из села Родничного в Переволоцком районе работает на село и на город.

Владимир Ляшенко в этом году получил губернаторский грант 3 миллиона рублей. На эти деньги купил трактор с погрузчиком, скот, развивает семейное предприятие.

Трудные деньги

Даже одна работящая многодетная семья – это большая сила для села, где не осталось ни школы, ни ФАПа. Владимир и Елена Ляшенко чётко решили: если жить на земле, значит, надо здесь же и работать. Сейчас у них три дочери, которые тоже вносят свою лепту в развитие животноводческого бизнеса. Ещё родители мечтают о рождении сына.

То, что в селе деньги зарабатываются труднее, чем в городе, для них очевидно. Чем они только не занимались! Пробовали держать пасеку, выращивали овощи. Сейчас перешли на животноводство. Просыпаются с зарёй, ложатся с закатом. Владимир заготавливает корма, ухаживает за крупным рогатым скотом, свиньями. Жена сепарирует молоко, делает творог, сыр, сливочное масло на специальной маслобойке. Её первые помощницы – дочери.

Семейный бизнес полностью поглощает супругов. Времени не остаётся ни на какие другие интересы. Например, Елена по специальности психолог. Работала в кубанском детском саду. Теперь она только на домашнем хозяйстве и переработке:

– Скучаю, конечно, по детишкам в саду. Но здесь я нужнее. Муж чувствует мою поддержку, и дело идёт в гору.

Самое главное, пожалуй, то, что этих людей совершенно не тянет в город. Они готовы трудиться в селе с утра до ночи, лишь бы не слышать грохота улиц и не видеть мелькания огней.

– Город мы не любим. Он нас выматывает. Если бываем там по делам, то домой возвращаемся чуть ли не с головной болью – очень устаём от суеты.

Затраты оправдались

Владимир и Елена – смелые и уверенные в себе люди. Они не только сделали своё маленькое предприятие рентабельным, но и продолжают расширять его. Сейчас у них 9 дойных коров, 4 тёлки, 5 бычков на откорм, 9 телят, 30 поросят. Планируют ещё закупить скот. Дело дошло до переработки мяса в полуфабрикаты. Вместе с ними работает родственница, она замешивает тесто и помогает лепить пельмени и манты.

Реализация – самый сложный вопрос. Заводы готовы забирать молоко только на определённых условиях. Нужна первичная очистка и охлаждение до 5 градусов. У Ляшенко охладительного агрегата ещё нет. Самим везти молоко до Оренбурга далеко. Семья и здесь нашла выход – реализует продукт первой необходимости в ближайших населённых пунктах. Цена, конечно, не такая высокая, как в областном центре, но всё–таки оправдывает затраты.

Для перевозки пельменей и мантов Владимир соорудил сумку–холодильник. Она держит холод 3 – 4 часа. Так что можно успеть развезти товар в замороженном виде всем заказчикам. Цена за килограмм – 250 рублей.

Постепенно нашлись и горожане, готовые хорошо платить за натуральную продукцию. Это друзья детства, которые сейчас живут в городе и не желают отовариваться в сетевых магазинах, знакомые с небольших торговых точек, где Ляшенко торговали молоком и мясом. Многие из них стали постоянными покупателями. Например, масло идёт по 400 рублей за килограмм.

На любителя

Казалось бы, откуда такой энтузиазм, ведь в селе нет никаких развлечений, магазинов. Детей школьный автобус возит на учёбу в соседнюю Кубанку.

– Да, многие удивляются, как мы здесь живём и работаем, – признаётся Владимир, – кругом социальная разруха. Поэтому мало у кого есть желание трудиться с огоньком. Посмотришь советские фильмы – как раньше было? Люди пахали как лошади и в то же время ходили на танцплощадки, в кино. Жизнь в сёлах кипела, людям было интересно. А сейчас, в нынешних условиях, наверное, могут жить и работать только такие, как мы, влюблённые всей душой в деревню, кто не поедет в город даже за большие деньги. Конечно, рук не хватает, – продолжает Владимир. – Вот, например, что-то построить во дворе времени нет – так сарай и стоит недостроенный. Одну линию на 20 голов поставил, следующая ждёт своей очереди. Огород только для того, чтобы самим питаться. Он в удалении от дома, там нет полива. Немцы, которые здесь жили до нас, никогда не поливали – всё росло само. А годы сейчас пошли жаркие, всё выгорает.

Фото Олега Рукавицына

Фермерская смекалка

О своей ферме Владимир готов говорить часами и охотно делится опытом:

– Вот, например, говорят, что молоко – скоропортящийся продукт. Я не согласен. Смотрите, молоко осталось – его можно просепарировать. Сливки не взяли – они превращаются в сметану. Сметану не сбыл – сделал из неё масло, которое пролежит в морозильнике полгода и зимой всё пойдёт в дело, хоть все 100 килограммов. Так что молоко – безотходное производство.

Многие почему-то гоняются за майским маслом, то есть произведённым в мае. Якобы там больше витаминов из-за выпаса коров на первой свежей траве. Я отношусь к этому скептически. Жир и есть жир, и весной, и летом. На качество масла, по крайней мере моего, время года не влияет.

Кур не люблю. Как-то купили 100 бройлеров. Оказалось, что они очень теплолюбивые. Уже при температуре +18 мёрзнут, болеют. Жена с ними намучилась – не стали больше их держать. Куриные яйца – не проблема. С соседями устраиваем бартерный обмен: они берут для собак кости, которые остаются у нас после разделки туши, а нам отдают яйца.

Важно, какая родина

При такой загруженности хозяйством супруги Ляшенко успевают развивать творческие способности дочерей. Аня и Настя окончили художественную школу, сейчас занялись музыкой – играют на гитаре и тромбоне в кубанском джаз-оркестре у Якова Пеннера. Уже выезжали в составе коллектива на концерты. Семилетняя Катя рисует.

Конечно, в городе выбор был бы богаче: и фигурное катание, и разговорный английский, и плавание. Но не было бы тогда у детей деревенской родины, тех корней, к которым, к счастью, тянет даже через много лет. И Владимир с Еленой готовы работать ещё больше, лишь бы семья оставалась в селе и всем здесь было интересно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top