fbpx

Готовь платок летом

Оренбургский платок читается по рисунку. Фото Валерия Гунькова

Оренбургский промысел поднимает уровень жизни на селе

Знаменитый пуховый платок любят и ценят во всём мире. Однако истинную цену платку знает лишь тот, кто приложил к нему свои умелые руки. В нашей области есть сёла, где народный промысел кормит всю семью уже несколько поколений.

Всем сёлам по ажуру

Специализация по видам вязания в традиционном промысле Оренбуржья складывалась годами. Село Жёлтое Саракташского района всегда славилось ажурными тонкими паутинками. А жительницы Пречистинки Оренбургского района вязали тёплые шали. Секреты передавались от бабушки внучке, от матери дочери. Есть в каждом оренбургском селении своя песня о платке: семейные реликвии, авторские рисунки, известные династии.

– Признанного мастера и сегодня легко отличить по собственному почерку, – рассказывает руководитель Саракташского отделения предприятия «Оренбургшаль» Ирина Болотова. – В каждом поселении, где вяжут платки, можно найти и хороший ажур, и качественную шаль.

Бывший преподаватель Ирина Болотова тоже увлекалась вязанием пуховых платков до тех пор, пока оренбургский промысел не стал её основным видом работы. Одно из частных предприятий Оренбурга предложило ей создать в Саракташе производственный участок по обработке сырья и пуховязанию.

Пять лет назад в команде Ирины Михайловны была одна вязальщица, сегодня их более ста. География тоже растёт: большие и малые сёла Жёлтое, Изяк-Никитино, Никитино, Фёдоровка, Кульчугай, Чёрный Отрог, Биктимирово, Карагузино, Сунарчи.

– Когда познакомилась с мастерицами, удивилась, что многим из них по 80 лет, а они запоминают сложные схемы рисунка и мыслят творчески. Работать для заработка на автоматизме им не интересно. Для красоты в изделия кое-кто добавляет свои «комплименты», хотя эти элементы вовсе не вписываются в геометрию оренбургского платка, – сетует Ирина Болотова.

Мелкая моторика продлевает жизнь. Фото Валерия Гунькова

С козы только пуха клок

В деревне Татарский Саракташ все местные жительницы вяжут платки. Некоторые до сих пор в хозяйстве держат коз. Местный пух стоит дороже волгоградского в два раза – от 300 рублей за 100 граммов, в отличие от привозного сырья по 150 – 180 рублей.

Местная коза даёт при чёске по 700 – 800 граммов пуха, в среднем с животного начёсывают по 400 – 500 граммов. Из этого пуха можно связать три-четыре паутинки. Выходит, опытной пуховнице на собственном подворье нужно иметь не менее десятка коз.

Не секрет, что в Оренбургской области очень мало промысловых коз, потому что на рынке не востребован местный пух. С волгоградским легче работать, его проще обрабатывать. Зато наш пух нежнее и теплее.

Восстановление в регионе небольших частных производств по обработке местного пуха отчасти решает проблему подготовки качественной пуховой нити для вязальщиц. Однако в отрасли по-прежнему ощущается острая нехватка местного пуха. Засилье привозного контрафакта губит промысел, которому и так нелегко выживать в современных условиях.

Меняется климат, структура пуха, процесс подготовки сырья. Многие мастера идут по пути упрощения и ориентируются на конъюнктуру рынка. Серединки шали давно уже вяжут на машинке. Для привлечения неискушённого покупателя в традиционные узоры добавляют «бубышки», ландыши, павлиньи хвосты, накладные углы. Такой платок привлекает внимание, но быстро изнашивается и теряет форму.

Опытные вязальщицы говорят, что чуждые нашему платку нововведения больше пяти лет не задерживаются. Постепенно народный промысел возвращается к истокам. И вновь становится востребованным платок ручной работы, связанный по канонам. Правда, и себестоимость его при этом составляет в среднем 3 – 5 тысяч рублей, размером более метра по краю – около 8 – 10 тысяч, а тёплые большие платки со сложным рисунком продаются не менее чем за 15 тысяч рублей.

Оренбургский пуховый платок стоит того, считают его поклонники. Справедливости ради надо сказать, что покупателями изделий в интернет-магазине того же предприятия «Оренбургшаль» являются жители Москвы, Санкт-Петербурга и других городов-миллионников. В Оренбурге эксклюзивный товар не востребован, авторские работы у нас приобретают в подарок на юбилейные даты.

Моторика долголетия

В селе Карагузино Саракташского района в каждой семье не по одному платку. В этом году селу исполнилось 215 лет. На территории Карагузинского сельсовета постоянно проживает 270 человек, в школе учится 16 детей, в саду 9 воспитанников. Женщины среднего и старшего возраста вяжут в свободное время: во дворе, за телевизором, присматривая за детьми. В маленьком селе, если не держать скотину, живые деньги можно заработать только вязанием.

– В доме Лидии Ижбульдиной за работой и разговорами каждый день встречаются несколько вязальщиц. Заводила и труженица, она уже полвека живёт в этом селе. Вышла замуж за местного фельдшера, работала бухгалтером, надомницей в пухартели, санитаркой на дому. Вяжет платки всю жизнь, сама прядёт пуховую нитку исключительно по бабушкиной технологии. Самым трудоёмким процессом вязальщица считает подготовку пуха.


С помощью нехитрых приспособлений Лидия Ахатовна показывает, как она готовит сырьё для маленького цеха надомниц:

– Сначала прядём пуховую нитку, потом сращиваем её с хлопчатобумажной и перематываем в клубок. Хороший платок не вяжется запрядной нитью, когда на основную – хлопчатобумажную или шёлковую – пух слегка «напудривается». Запрядная нитка вскоре вылезет, платок быстро износится.

В компании с Лидией Ахатовной вяжут её подружки Нурьямал Мавлютова, Муслима Тазетдинова и Галия Мавлютова – им уже за 80. Их свела давняя дружба и работа в пухартели. Вяжут женщины с 7 лет.

Словно песня задушевная, пряжа тонкая, волшебная. Фото Валерия Гунькова

В тёплое время на Лесной улице в Карагузине часто проходят посиделки. Сами вязальщицы мучаются вопросом, как заинтересовать платками детей, племянниц. Уроки вязания в школе есть, но там учат владеть крючком. Дома родителям некогда учить малышей держать спицы в руках: много времени отнимают гуси, утки, крупный рогатый скот, огород. Дети идут к бабушкам – те рады вниманию и готовы поделиться своими секретами.

– У пожилых вязальщиц хорошая память и острый ум. Мелкая моторика развивает мышление, сложный рисунок заставляет считать и держать сложные схемы в уме. Каждая из наших мастериц имеет свой почерк, особый знак качества. Самое время вернуть престиж профессии вязальщицы, – уверена специалист Карагузинского сельсовета Эльвира Садыкова, которая вяжет по вечерам.


Картина платка

Спрос на платок диктует мода. Вернуть его в наш обиход может только последовательная система обучения этому искусству. Начинать нужно с детства, чтобы ребёнок видел, как обрабатывается пух, сам пробовал связать зубчики. Причём юных вязальщиц важно заинтересовать материально, дать им возможность испытывать гордость за то, что они владеют тонким ремеслом.

Выставки изделий на массовых праздниках, показательные уроки, мастер-классы подогревают интерес к пуховязанию среди детей и подростков. При современных средствах коммуникации у молодёжи есть реальная возможность привлечь внимание к ручному вязанию. Тем не менее на практике приобщить к промыслу молодых практически невозможно.

– В саракташском районном Доме культуры планируется организовать кружок пуховязания. Такой же нужен и в Фёдоровке, где платки вяжут все, и в Васильевке, где вязальщиц единицы, – считает Ирина Болотова. – Пока живы примеры для подражания, нужно создавать отделения пуховязания в детских школах искусств по всей области.

Есть у Ирины Михайловны ещё одна заветная мечта – открыть в Саракташе пансионат для людей «золотого» возраста, которые вяжут пуховые платки. Человек в старости хочет быть востребованным: если бы вязальщица занималась привычным ремеслом и могла передать ценный опыт молодым, картина оренбургского промысла выглядела бы более оптимистично.

В старые времена оренбургские казачки вязали мужьям в военные походы маленькие платочки-обереги. Свои шали бабушки дарили дочерям и внучкам, хранили один платок всю жизнь, передавая по наследству из поколения в поколение.

Фото Валерия Гунькова

Современные бабушки, считая петли на каёмке, по зубчику, по ромбику вывязывают наизусть знакомые узоры. Вряд ли они думают о том, что в будущем оренбургские платки станут предметом роскоши из-за дефицита умелых рук, создающих пуховые шедевры. На летних вечёрках в ожидании холодных зим они желают процветания промыслу, который кормит их круглый год.


Ольга Максимова 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: