Дом офицеров Оренбургского гарнизона стал центром притяжения

Сюда несут помощь для фронта представители банков, крупных предприятий, школ, детских садов и обычные горожане. Идут вместе и поодиночке. Недавно в гололёд пришла бабушка, которой под девяносто лет. Связала для бойцов шерстяные носки. Побоялась откладывать на другой день и пошла по ледяной корке…

Встаёт страна огромная

Эту бабушку волонтёры, принимающие помощь, Райиля, Вера, Ольга, Лида, Зина, Лена запомнили на всю жизнь. А вместе с ней ещё сотни других людей, несущих продукты, одежду, лекарства, деньги.

Они рассказывают про «ту женщину», «того парня», «ту семью». Больше говорит Вера, она кропотливо записывает в амбарную тетрадь как всё принесённое, так и имена тех, кто оказывает помощь. Правда, не всегда получается. Иной человек, словно стесняясь, быстро сунет деньги и тут же поспешит к выходу.

– Часто просят не спрашивать их имён, а я всё равно стараюсь узнать, чтобы записать, – говорит Вера. Как и другие, она пришла сюда на пару часов – посидеть и уйти. Пара часов растянулась на три месяца.

Рядом с ней присела отдохнуть Ольга. Она, смеясь, говорит, что у неё такая же история. Заглянув, чтобы помочь немного, не смогла уйти. Если остальные уже на пенсии, то Ольга работает. Отдежурив день, сразу едет сюда. С подругами сортирует помощь и
грузит. Принимает и отрабатывает заявки от войсковых частей и подразделений.

Пока разговариваем, подходят бабушка с внуком. Ольга и Глеб своих фамилий не называют. «Зачем? Чтобы похвастаться?» Принесли девять швейных индивидуальных наборов, которые для солдата на передовой могут оказаться незаменимыми.

– Мы уже были здесь. Спрашивали, чем помочь можем. Тогда-то я и определила, что такие наборы нам по силам собрать. Ещё придём, – говорит бабушка, кивая на своего Глеба, – вдруг руки его понадобятся. Тоже ведь мужчина, хоть и маленький.

Только они удаляются, заходит молодая женщина. Вера скрупулёзно отмечает в тетради, что Татьяна Негодяева принесла детские рисунки, конфеты.

– Тут всё по-другому ощущается. Более реально, – коротко отметит Татьяна, обронит «скорее бы всё это закончилось» и уйдёт.

В образовавшуюся паузу Райиля Музафарова ведёт в склад. Как председатель регионального отделения Совета родителей военнослужащих России она пришла в Дом офицеров сразу же после объявления о частичной мобилизации. Так в Оренбурге появился ещё один пункт приёма благотворительной помощи. Едва ли не самый «народный» в областном центре.

– Спасибо руководителю Дома офицеров Александру Викторовичу Краснокуцкому, что разрешил развернуться тут, – говорит Райиля.

Чаще других слов здесь звучит именно «спасибо». Его слышишь от тех, кто оказывает помощь и тех, кто её принимает. И не важно, пару шоколадок принёс человек, ящик тушёнки, тепловую пушку или стиральную машину. Склад огромен. Здесь валенки и лекарства, сгущёнка и мёд, тёплые вещи и газовые баллоны. Особое место в углу занимают коврики для снайперов. На каждом выведено чёткое «Корса».

Самопризванный 73-летний защитник

Эти коврики делает оренбуржец Виталий Ейкин. И не важно, что ему 73 года и никто от него ничего не ждёт. Он сам себя призвал на службу, когда увидел по телевизору, как готовят мобилизованных ребят на учениях.

– Они сдавали какой-то экзамен, лёжа на снегу. И я подумал вдруг о снайперах. Ведь они вынуждены часами находиться в таком положении. Да и не только они. В окопах тоже бойцам приходится лежать на холодных досках. Поломав голову, разработал свою технологию создания лёгких, компактных ковриков, – рассказал Виталий Иванович.

Часть из них уже попала за ленточку, и от представителей Минобороны пришёл даже ответ: «Коврики в десяточку, надо ещё и побольше». Мол, по армейскому регламенту они не предусмотрены для солдат, поэтому получить их можно только в качестве народной помощи. Узнав это, Виталий Иванович и обрадовался и огорчился. Отрадно было понимать, что сделал то, что нужно. Только вот сил нет, чтобы согреть одному всех защитников.

– Я денег накоплю, ещё сделаю, но это ведь капля в море!.. Создали бы артель, я бы научил, показал, как шить. Кооператив тысячу даст за месяц, а я всего десять, – говорит он с жаром.

Инженер по образованию, он сам бы пошёл добровольцем, да возраст помехой.

– На каждом вывожу «Корса» в честь Ольги Качуры. Восхитила меня её личность. Женщина, а как воевала!.. Артиллерийским дивизионом командовала. Хотелось так честь ей отдать, – добавил Виталий Иванович.

Свои коврики в Дом офицеров он приносит каждую неделю.

Дом N8 на Сергея Лазо

Между тем идут и идут посетители. На моих глазах женщина подошла, положила на стол пятитысячную бумажку и побежала к дверям. Вера, отметив это в своём журнале, с гордостью тихо сказала:

– Мы так уже на «Мухобойку» собрали. Это такой аппарат. Он летит-летит к дрону и, приблизившись, захватывает его в сеть.

Вера такая домашняя, тёплая. Рядом с ней так и видишь внуков, а она про «Мухобойки»
рассказывает с таким бытейским видом, будто про новую модель миксера. Оттого щемит сердце. Горесть в душе и в то же время большая нежность к таким простым и удивительным людям.

– Тут я поняла, какой у нас сердобольный, отзывчивый народ. Раньше в автобусе смотришь перед собой и на лицах читаешь «гав-гав», потому и думаешь, что все сердитые. А оно совсем не так. Люди приходят, о себе рассказывают, о детях, которые воюют сейчас. Кто песни поёт, – говорит Вера.

Ольга добавляет:

– Насколько память наша глубокая! Когда приходит напасть, мы сплочаемся! Райиля тут вспоминает про дом на улице Сергея Лазо.

– Жильцы сбросились и купили газовые баллоны, портативные плиты! Это же такая нужная вещь там!.. Вообще замечала, что люди несут именно то, что там надо, – подмечает Райиля.

На днях Ольга с трудом убедила пожилую женщину не отдавать деньги. Та принесла всю пенсию, оставив себе только пятьсот рублей. Мол, ей хватит на месяц, ничего самой не надо.

В пункте приёма очень холодно и вместе с тем очень тепло. Душевный свет будто освещает пространство. Свет тех, кто приходит и кто принимает.

Вера находит в журнале имена детей, которые на подаренные им к празднику деньги купили в магазине вещи для бойцов.

– Иван и Татьяна! Им по 12 – 13 лет всего. Принесли сушки, гречку, шампунь. Всё это сами выбирали. Подобных примеров много. Муравейник… Это слово вдруг скажет Ольга и добавит:

– Я здесь чувствую себя муравьём. Что-то куда-то несу, сортирую. И все так, все мы.

Замолчит она. Улыбнутся Райиля, Лидия, Ольга, Зина, Лена, Вера…

Стараниями этих женщин из ничего образовалось нечто большое, нужное. Люди потянулись к ним, и в этой народной помощи удивительная сила. Сердечное тепло, идущее из тыла. Чего стоят одни только детские письма! Вернувшиеся на ротацию бойцы говорят, что там они греют сильнее всего. Вот что в личной переписке сказал недавно боец-доброволец из Оренбурга после почти полугодовой «командировки» за ленточкой: «Хотите, скажу, что больше всего запомнилось за всё время? Шоколадка «Алёнка» от семилетнего Саши из Подмосковья. И письмо от него. Наивное, доброе. А шоколадка самая вкусная».

Так многодетного отца, которого дома ждали четверо детей, согрело, казалось бы, случайное письмо от чужого мальчугана. И не просто согрело, а запало в душу и, может, в каком-то смысле стало его щитом. Там каждый привет из тыла воспринимается иначе, будто обретает большую силу. Ну а бытовые вещи, носки, средства личной гигиены нужны всегда.

Справка «О»

В Доме офицеров с 10 до 18 часов принимают всех желающих оказать помощь. В субботу с 10 до 13 часов. В новогодние праздники приём приостановлен до 9 января.

Фото: Полина Кузаева

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top