Династия

Марина Носачёва. Фото Татьяны Гузеевой

Инженер-конструктор орского Южно-Уральского машиностроительного завода Марина Носачёва – оптимист. Хотя предприятие сейчас находится в простое и большинство работников отправлены в вынужденные отпуска, Марина Генриховна верит, что в конце концов ЮУМЗ заработает.

Верить в благополучный исход ей помогает большая любовь к работе. В семье три поколения инженеров – все трудились на этом заводе. Отец, Генрих Дик, приехал в Орск в 16 лет поступать в ремесленное училище.

Освоил профессию газорезчика, после этого получил специальность слесаря-монтажника стальных конструкций.

Молодых специа­листов готовили для строитель­ства заводов в Орске. Генрих Генрихович строил 11-ю печь на никелькомбинате, 55-метровую градирню (охладительную баш­ню) для ТЭЦ, цех для 6-тысячного пресса на родном ЮУМЗ. Так, начиная простым рабочим, он прошёл путь до инженера-техно­лога в отделе главного технолога.

В те времена на заводе тру­дилось более 12 тысяч человек. Структура предприятия была очень разветвлённой: бюро об­щего машиностроения, бюро ма­териальных спецификаций, кон­структорское бюро инструментов и приспособлений и так далее. И это только инженерные служ­бы. А ещё производство – метал­лургическое, механосборочное, инструментальное…

На ЮУМЗ могли выполнить любой заказ: делали и буровое оборудование, и лебёдки, и печи, и танки, и даже, поговаривают, пистолеты. Здесь же, на месте, специально на заказ изготавливали и инструменты, станки, на которых потом работа выполнялась с учётом индиви­дуальных пожеланий заказчика. Марина Генриховна делала чер­тежи, по которым инструмент изготавливался.

– Зенкер, резец, фреза… Помню то радостное чувство, когда твой инструмент рабо­тает, когда все углы правильно заточены и идеально подошли, шаблон садится как влитой.

Вот уже 30 лет её жизнь свя­зана с заводом. Сюда она при­шла работать простой чертёж­ницей в 1981 году, сразу после окончания школы. Отучилась во Всесоюзном политехниче­ском институте в Москве, стала инженером-конструктором. Вместе с супругом, который был военным, переехала из Орска в Вильнюс, где ей предложили ме­сто в научно-исследовательском институте.

– Это было з акрытое пред­приятие. Мы собирали микро­схемы, но не знали, для чего. Нам говорили, что д ля музы­кальных инструментов. Однако я не очень долго там прорабо­тала, вскоре мужа перевели в Среднюю А зию. Восемь ле т мы прожили на границе с Аф­ганистаном. А потом распался Советский Союз, в 1 992 году вернулись в Орск, – говорит она.

Это были трудные времена: на руках двое маленьких детей, съёмное жильё, безденежье, инфляция. И снова выручил ЮУМЗ, куда Марину Генриховну приняли на должность инжене­ра-конструктора. Жизнь посте­пенно налаживалась. Через три года мужу дали квартиру. Но вот родители Марины Генриховны были удручены происходящими в стране изменениями и решили уехать в Германию, на историче­скую родину. Однако они не зна­ли, насколько прикипели душой к работе, друзьям, соседям. Уеха­ли, но через два года вернулись в Орск, так в елика была тоска по дому.

Однако за то время страна изменилась ещё больше, ЮУМЗ приостановил работу. Как оказалось, возвращаться было некуда… И Генрих Дик с супругой в конце концов снова уехали в Германию, на этот раз насовсем. Сейчас Генрих Генри­хович, верный своей кипучей натуре, снова стал студентом – в 74 года. Он учится в университе­те Билефельда, на историческом факультете, после планирует изучать социологию. Обучение платное, 100 евро за семестр.

В университете он, как сам гово­рит, «отстаивает Россию». Его часто просят рассказать о нашей стране, потому что он имеет воз­можность смотреть русские но­вости и обладает более полной информацией о происходящем. Немецкое телевидение ангажи­ровано, информация подаётся однобоко. Рассказы бывшего инженера, всю жизнь прожившего в России, переводящего Конфуция, Ницше, интересуют даже профессоров.

– Папа у меня продвинутый, он подсказывает мне, что мож­но почитать, – говорит Марина Генриховна. – Недавно от него я узнала о российском дипломате, историке и политологе Николае Платошкине. Я послушала его выступления, мне понравилось. Из России уезжать не собираюсь. Куда я от своих детей, внуков? Мы прикипели к Орску.

Мой младший сын, который работает на ЮУМЗ начальником бюро нормирования, тоже не хочет покидать город, хотя ему пред­лагают работу в Екатеринбурге. Мы – три поколения инженеров. Одно поколение покинуло род­ные места. А мы верим, что на предприятии всё наладится.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: