Большая вода: жители Оренбуржья говорят о небывалом наводнении

Ситуация с наводнением в области остаётся сложной. В былые времена, если режиссёр фильма хотел показать одоление, перелом, победу, непременно снимал половодье, да такое, чтоб кругом стояла большая вода. Приём этот уже давно стал шаблоннным.

Только вот апрельские разливы рек совсем не шаблонны. Вода в этом году оказалась сильной и необузданной настолько, что регион живёт в режиме ЧС. Людей эвакуируют из мест затопления, открыты пункты временного размещения жителей, страна откликнулась предоставлением гуманитарной помощи пострадавшему населению Оренбуржья. Местная власть обещает материальную помощь оказавшимся в беде от разлива рек.

В регионе весенние половодья случались всегда и разного масштаба.

– Мне сейчас 80 лет. Хорошо помню наводнение, когда мне было лет восемь, это в начале 50-х годов прошлого века, – вспоминает Клавдия Многина, пенсионерка из райцентра Тюльган. – Жили мы в то время в Ташле. И там было два пруда. Один располагался недалеко от кладбища, а второй – на другом конце села. Этих водоёмов сейчас нет: исчезли во время наводнения. Плотины разорвал мощный поток воды. Сильный напор разрушал всё на своём пути, сметал даже бани во дворах людей, что жили недалеко от реки Ташлинка, мосты уходили под воду. Оставался только самый огромный мост. Жутко было. Этот страх воды со мной всегда.

Психологи считают, что страх – негативная эмоция, пережитая в детстве, и он остаётся с человеком всю жизнь. И в определённых ситуациях это чувство всплывает. Взрослые могут с ним справиться, а вот дети…

– Если страх воды носит патологический характер, его надо преодолевать, но лучше с помощью специалистов, психологов, психотерапевтов, возможно, и психиатров, – рекомендует Галина Раковская, руководитель института семьи в Оренбурге, практический психолог. – О нынешнем наводнении люди тоже будут помнить долго, поправить свои материальные потери получится не сразу. Каждый человек, оказавшийся в зоне подтопления, по-разному отреагирует на ситуацию: кто-то убежит из этих мест, а кто-то останется. Перенесённые эмоции будут с ним всю жизнь. СМС на телефон, все СМИ – от газет до телевидения и радио, Интернет – ежедневно дают оперативные материалы, и это тоже отчасти нагнетание страха. Но, с другой стороны, не предупреждать нельзя. Это надо понимать и относиться без излишних эмоций.

По архивным документам, самое крупное наводнение в истории области было в 1942 году, когда уровень реки Урал достиг критической отметки 987 сантиметров. От весеннего наводнения было разрушено или сильно пострадало около 1000 домов, из них 750 были полностью залиты водой. Урон потерпели несколько заводов и предприятий, многие дороги пришли в негодность. Ущерб был оценён в 4,2 миллиона советских рублей.

Со временем вода, конечно, ушла. Но никто не знал, когда же ей заблагорассудится вернуться вновь. Коварный сюрприз повторился в 1957 году. Об этом в газете «Оренбуржье» в 2002 году написала начальник отдела облгосархива Татьяна Судоргина: «Наивысшего уровня 580 см достигла река Салмыш у села Буланово. На Урале у города Орска – 987 см. У Бузулука на реке Самаре – 936 см, в реке Сакмаре у районного центра Сакмара – 780 см, а у Чкалова (Оренбурга) Урал дошёл до отметки 903 см, у Илека – 896 см».

И вот на дворе 2024 год. Вновь водная стихия оказалась жестокой. Хотя урок из паводка 1942 года был извлечён: построили Ириклинское водохранилище не только для водоснабжения предприятий и населённых пунктов, но и для борьбы с наводнениями.

– В 1994 году тоже было сильное затопление, – делится воспоминаниями Елена Панфёрова, педагог дополнительного образования райцентра Светлого. – Даже специалисты из Москвы к нам приезжали. Я как раз окончила школу, и мы классом должны были встречать рассвет у реки Буруктал. Нам дали добро, но идти вместе с родителями. До реки мы, конечно, не дошли. В тот год многие дома оказались затопленными. Люди семьями покидали посёлок. Наши пожилые соседи по фамилии Чернук испугались и переехали жить в Ясный. Когда вода отошла, мы ездили их проведать, они очень тосковали по Светлому. Помню, что магазин в посёлке работал, проблем со снабжением продуктами не было. В июле, когда я поехала поступать в Оренбург, в окрестностях кругом ещё стояла вода, но поезда ходили.

– Лично я помню 1999 год, когда уровень воды сильно поднялся и затопило все луга. Такой же паводок был в 2001 году, – вступает в разговор Михаил Драный, начальник Новоуральско-Ильинского отдела по работе с населением Кувандыкского округа. – Но опасности эти наводнения не представляли. Сегодня, похоже, мы переживаем такое же мощное стихийное бедствие, как было в 1957-м.

В этом году в деревни Ильинка, Подгорное, из которых люди не могли выехать, доставляли всё необходимое. Наши предприниматели по заказу жителей подвозили и хлеб, и воду, и продукты. Надо отдать должное сельчанам, в панику никто не впадал.

– То есть жители сумели взять себя в руки, и это единственно правильное поведение, – комментирует Наталья Матяскина, психолог КЦСОН в Бугуруслане. – В такой ситуации, как бы трудно ни было, надо иметь свежую голову. Каждый дееспособный человек отвечает за себя и других, в первую очередь за маленьких и пожилых людей. Сразу надо подумать о документах и убрать их в безопасное место. Позаботиться о животных – домашних и дворовых. Не отказываться от эвакуации. А если таковые будут, то жёстко и требовательно повторять им: «Вы поступаете неправильно! Героем здесь не стоит быть, а сберечь надо себя, родных и близких».

По мнению Натальи Михайловны, в чрезвычайных ситуациях следует включить бдительность, отложить эмоции, действовать по принципу здесь и сейчас.

– В 2011 году у нас был сильный паводок, много домов он подтопил, – говорит Александр Некрасов, участковый лесничий Новосергиевского лесничества. – Даже работала специальная комиссия, которая признала некоторые дома не пригодными для проживания. Людям предоставили помощь, никто на улице не остался, потихоньку обустраивались в новых условиях. Для леса вода была не опасна, наоборот, даже полезна. Деревья наши в тот период не пострадали.

Мнения людей о наводнениях неоднозначны. Кто-то видит даже пользу в этом, если, конечно, население не терпит урона и не происходит трагедий.

– Когда вода поднимается выше нормы, она уносит с отмели и с берегов весь мусор – от сухих веток до целлофановых пакетов и бутылок, оставленных когда-то недобросовестными отдыхающими, – высказывает свою точку зрения пенсионер Сергей Безроднов из Бугуруслана. – А на лугах после затопления вырастает чудесная трава за счёт ила, который пришёл с водой, и высокой влажности почвы.

– Какая может быть польза? Это горе. На затапливаемых территориях в тёплое время года ускоряется процесс развития опасных бактерий, – говорит Галина Назарова, пенсионерка из села Ибрагимово Кувандыкского округа. – Нарушается работа канализации, запах стоит на всю округу. Портится имущество: дома, гаражи, машины. А сколько животных гибнет, они разлагаются, с приходом жарких дней, не дай бог, эпидемия случится. Транспорт ходит с перебоями, а то и вовсе закрывают маршруты.

В этом году из-за перелива воды через дороги оставались отрезанными некоторые населённые пункты в Акбулакском, Оренбургском, Илекском, Бузулукском и других районах области.

– Как только по весне размывает дороги, так сельчане перестают приезжать в Саракташ за продуктами, – делится своими наблюдениями Мария Кислова, продавец. – Торговля заметно снижается, особенно хлебом. Деревенские жители обычно скупают уценённые булки на корм животным, в период затопления мы теряем часть покупателей, естественно, это влияет на продажу.

– Наводнение – это же не новость, оно каждый год случается, – рассуждает Светлана Мухортова, пенсионерка из посёлка Светлого. – В нашем районе совхоз «Целинный», что на берегу Буруктала, постоянно в паводке. Но люди живут, не уезжают в более спокойное место, приспосабливаются. Например, мои знакомые полы подняли повыше. А для тех, кто не готовится, для них всё аномалия: и жара, и мороз, и наводнение.

Между тем специалисты отмечают, что весенние паводки не бывают похожими. Каждый раз протекают со своими особенностями.

– Прошедшие зимой дожди привели к тому, что водопропускные трубы оказались забитыми льдом, – объясняет паводковую ситуацию в Саракташе Александр Докучаев, глава администрации поссовета. – И при таянии снега это стало препятствием для отвода воды. Она в большом количестве собиралась на улицах посёлка. Коммунальные службы прочищали трубы и кюветы, прорывали траншеи для пропуска воды. Уже сегодня думаем о паводке будущего года, планируем работу по нарезке придорожных кюветов и установке водопропускных труб на двух улицах Саракташа. Там, где сейчас наблюдаем скопление талых вод, будем проводить поднятие дорожного полотна.

В сложном положении находился Бузулук. Там тоже администрация города, коммунальные, ресурсоснабжающие службы, МЧС были постоянно начеку. В эти дни пик весеннего половодья миновал.

– Мы продолжаем вести круглосуточный мониторинг ситуации в разных точках города, – говорит Владимир Песков, глава Бузулука. – Для увеличения водопропускной способности сделали дополнительный канал у моста на улице Крестьянской, но обязательно после паводка этот канал оборудуем на долгосрочную службу. Ведь река Домашка, которая десятки лет не разливалась в таких масштабах, в этом году показала свой нрав.

Непростая ситуация сложилась на садово-огородных участках, особенно под Оренбургом. В зоне подтопления дачные массивы, расположенные в поймах Урала и Сакмары. На сегодня жителей СНТ из этих мест эвакуировали. По поводу застроек жилья у воды много комментариев оставляют в социальных сетях. Так, Василий Морозов из Бузулука пишет: «Изучайте глубже историю и особенности окрестностей родного города. Не застраивайте русло, предназначенное для стока весенних вод!»

А Елена Ананьева задаёт риторический вопрос: «Для чего нужны водохранилища, которые лишь нарушают экосистему?»

– Гидротехническое сооружение должно быть на каждой большой реке, – объясняет Виктор Иванов, член экологической комиссии в Министерстве природных ресурсов Оренбургской области. – Это запас пресной воды, которая не утекает, а остаётся в хранилище. Затем она сбрасывается в реки, тем самым поддерживает их уровень. Кроме того, водохранилище уменьшает риск наводнения, затопления жилья, сельскохозяйственных угодий. Гидросооружение выгодно для разведения речной рыбы, для работы гидроэлектростанций, дающих недорогую электроэнергию. Тут главное, с головой подходить к эксплуатации объекта: вовремя открывать и закрывать шлюзы.

Ничто не вечно, уйдёт от нас и наводнение. Земля со временем высохнет и будет ждать заботливых рук тружеников.

– Поля обязательно будем удобрять, – строит планы Кадыр Мусалимов, начальник управления сельского хозяйства Курманаевского района. – После обследования почвы специалисты определят, каков недостаток калия, азота, фосфора, серы. Тогда по норме и будем вносить в почву. Сельчане интересуются, можно ли после наводнения вносить навоз в огородах. Да, конечно, если навоз хорошо перегнивший, то вреда от него не будет, только польза.

Паводок-2024 принёс много горя, ущерба, потерь. Немало сил, средств, времени потребуется для восстановления инфраструктуры. Общими усилиями получится всё. Жизнь-то продолжается.

В ситуации общей беды жители области продемонстрировали большую сплочённость. Руку помощи пострадавшим протянули все неравнодушные люди: родные, близкие, знакомые и незнакомые. В ЧС помогали и продолжают это делать 12 организаций местного и федерального уровня. Налажена экстренная психологическая помощь. Региональная и федеральная власть постоянно анализирует и оценивает происходящее для оперативных действий и формирования дальнейшего плана.

В историю края нынешний паводок войдёт как один из мощных стихийных бедствий, который удалось пережить региону.

Фото: РИА Новости

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Scroll to top