Почему не комфортна городская среда

Выяснилось, что автостанция Оренбургу нужна не так, как очередной магазин.

Школы, детские сады, поликлиники и прочие социальные объекты инвесторы так и не построили, хотя обещали.

Отношения власти и бизнеса в Оренбурге часто напоминают супружеские. То ворчат, то бросаются взаимными обвинениями, то объединяются друг с другом для достижения общих целей. Предполагается, что от их сотрудничества и общения должно быть благо всем жителям, а сам город должен развиваться и становиться комфортным. Но так почему-то не происходит. Инвестиционные договоры – одна из форм сотрудничества городской власти и бизнеса.

Призраки социальных проектов

Форма эта была чрезвычайно популярна в течение последних 10 лет. Город на льготных условиях сдавал в аренду земельные участки застройщикам, а те в свою очередь должны были обеспечить не только жилую застройку, но и объекты социального назначения. Стоимость строительства социального объекта, сами понимаете, закладывалась в стоимость квадратных метров будущего жилья. Но все мы знаем, что микрорайоны у нас выросли как грибы после дождя, а школы и поликлиники новосёлы требуют на митингах. По всему городу рассыпаны такие последствия инвестиционного сотрудничества. То недострой на Краснознамённой, где должна была быть поликлиника, то фундамент вместо красивого здания на Чичерина, то магазин вместо автостанции на Инверторной. Как так получилось, что бизнес не строит ничего для города, а только жалуется на то, что его притесняют? Или почему вдруг без всяких претензий со стороны городских властей мы получаем магазин вместо автостанции? В логике таких договоров сам чёрт ногу сломит.

Была автостанция и не стало

Координатор проекта ОНФ «За честные госзакупки» Дмитрий Болдырев рассказывает:

– Примеров такого инвестиционного сотрудничества в Оренбурге больше чем достаточно. Комплексная застройка – проект, растянутый во времени. И нередко социальная составляющая как-то вдруг пропадает из таких договоров. Я считаю, что городская власть в настоящий момент не реализует свои права как заказчик и как сторона договора. Если инвестор обязался выполнить определённые условия, администрация вправе потребовать их исполнения. Практика заключения инвестиционных договоров не оправдала себя. Нужно либо менять форму такого сотрудничества, либо добиваться через надзорные и правоохранительные органы их исполнения, – считает эксперт.

Но практика показала, что городская администрация и сама не всегда хочет исполнения социальных обязательств со стороны бизнеса. Пример – автостанция с разворотом, которая очень нужна городу, но её уже не будет.

Автостанция в этом городском квартале была предусмотрена даже в генплане. И даже вид разрешённого использования земельного участка во всех документах прописан именно так. И под строительство автостанции городская администрация выставляла этот участок на торги под застройку. В 2014 году МУП «Городские объекты инженерной инфраструктуры» в качестве заказчика заключило инвестиционный договор. Подрядчик обязался построить автостанцию за 14,5 миллиона рублей.

У нас нет вообще ни одного пункта, где водители могли бы отдохнуть, чаю выпить, перекусить и просто справить естественную нужду. Даже у муниципального предприятия нет нормальных условий для этого. А частные перевозчики уже много лет говорят, что в городской инфраструктуре просто обязаны быть предусмотрены цивилизованные условия для работы городского пассажирского транспорта. Тем более что в генплане есть соответствующая точка на городской карте. Но не тут-то было. Стоит там теперь магазин «Перекрёсток».

В ответ на запрос городская администрация ответила, что инвестиционный договор в 2014 году действительно был заключён. Между МУП «ГОИИ» и ООО «ТрансСпецИнформ». Подрядчик потратил на строительство 19 200 тысяч. Разрешение на ввод в эксплуатацию объекта на улице Инверторной было выдано Департаментом градостроительства и земельных отношений. Акт приёма-передачи объекта инвестиционной деятельности составлен 13 января 2017 года. Небольшая доля собственности МУП «ГОИИ», которая была включена в инвестиционный договор, была продана подрядчику. И поскольку теперь этот объект городу не принадлежит, то и комитет по управлению имуществом города не располагает сведениями о том, что там расположено. То есть городской администрации вроде как безразлично, насколько объекты социальной инфраструктуры Оренбурга действительно остаются социальными.

В какой-то момент потеряли интерес

На то, что вместо автостанции теперь работает очередной магазин, внимание обратили эксперты ОНФ, начали делать запросы. Дмитрий Болдырев говорит, что в Оренбурге очень мало положительных примеров:

– Застройщик жилого комплекса «Времена года» построил центр спортивной акробатики. И там действительно вложения были значительно выше той цены, по которой он передал этот объект. Потому что человек оказался неравнодушным к городу и горожанам, искренне хотел сделать что-то для людей. Но таких примеров единицы. Зато масса примеров, когда город отказался реализовать своё право требовать с инвестора выполнения своих обязательств.

Дмитрий Болдырев уверен, что в ситуации со строительством автостанции должна разбираться прокуратура.

Кстати, руководитель фирмы-инвестора Михаил Макаров в интервью одному из местных изданий сказал, что действительно собирался строить именно автостанцию. Это тоже вполне самодостаточный бизнес, если его правильно организовать. Но в какой-то момент городская власть потеряла интерес к автостанции вообще и к социальной составляющей проекта в частности. Макаров выкупил долю МУП за 2 миллиона рублей, а готовое здание продал за 30 миллионов. Теперь там торговый центр.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: