fbpx

Лояльным преференции?

Бывают ситуации совершенно нелепые, когда школа явно перегибает палку.

Например, требуют заявление по любому поводу. Ребёнок заболел – надо в этот же день приехать и написать заявление. Хочешь, чтобы ребёнок самостоятельно возвращался из школы – пиши заявление. Хочешь забрать ребёнка с уроков, ну мало ли какие обстоятельства возникли, форс-мажор – не отдадут, надо было за день написать заявление.

– Игорь Анатольевич, ваше сообщество позиционирует себя как «группа для думаю­щих родителей». Хотелось бы уточнить, о чём думают роди­тели, которых вы призываете к объединению?

– О том, как вместе сде­лать жизнь наших детей лучше, разумеется!

– А разве есть родители, не думающие об этом? Кроме маргинальной прослойки, конечно.

– Каждый родитель желает ребёнку добра, но некоторые почему-то предпочитают мол­чать, боятся подать голос, когда школа ставит их перед фактом, не спрашивая, нравится ново­введения родителям или нет. Между тем опыт показывает, что, объединившись, родители могут стать силой, с которой нужно строить диалог, а не иг­норировать.

Помните, пару лет назад были задуманы реформы в системе дошкольного образо­вания Оренбурга? Так называ­емая оптимизация. В детсадах родителям объявили, что часть воспитателей будут сокращены, а для детей сформированы де­журные группы.

Я был в числе активистов, мы дошли до губер­натора и добились того, чтобы эту «оптимизацию» отменили. Тогда и возникла идея создать родительский комитет. Настоя­щий родительский комитет!

– А бывают ненастоящие?

– Бывает так, что родитель­ским комитетом называет себя группка «карманных» родите­лей, послушно выполняющих всё, что исходит от администра­ции школы. Это такая форма давления на других родителей, но директор школы при этом как бы ни при чём.

К примеру, нуж­но собрать деньги с родителей на ремонт или приобретение чего-то в класс, чего на самом деле родители делать не обя­заны. И как будто инициатива исходит от самих родителей. Тогда это уж е нельзя назвать школьными поборами, это на­зывается добровольными по­жертвованиями.

– Какую выгоду преследу­ют такие лояльные админи­страции родительские коми­теты? Их детям будут ставить больше пятёрок?

– Да! Но дети, как правило, видят, кому из класса оценки необоснованно завышаются «из уважения к активно помо­гающей школе маме». Это не добавляет им ни знаний, ни авторитета в глазах однокласс­ников. Лично я бы не хотел, чтобы мои сыновья получали такие пятёрки.

Ложная тревога

– Возможно, оренбуржцы избегают споров со школьной администрацией, чтобы их дети потом не чувствовали к себе предвзятого отношения из-за «неугодного родителя».

Не обязательно занижать оценки, учитель лишний раз не посмотрит, не улыбнётся, а дети быстро считывают такие сигналы. Вы встречались с по­добными проявлениями?

– Надо отдать должное, учи­теля гимназии, в которой учатся мои дети, этим не грешат. На предвзятое отношение сыновья не жаловались. Однако есть и другие инструменты: можно, например, взять и перевести класс в менее просторный ка­бинет или во вторую смену или вообще найти причины для расформирования класса.

Если класс дружный, это расстроит детей. Потом может выясниться, что это просто слух, фейк, лож­ная тревога.

– Как быть в таких случаях?

– Гнуть свою линию. Обра­щаться в контролирующие ор­ганизации, предавать огласке факты незаконных требований. Объединяться и добиваться соблюдения своих законных прав. Как правило, если в клас­се хотя бы два-три человека готовы бороться за свои права, система легко ломается.

Сейчас, когда наша группа насчитывает почти три с половиной тысячи человек, проблемный вопрос, с которым родитель обратился в комитет, как правило, реша­ется одним звонком директору, без доведения истории до СМИ, правоохранителей и вышестоя­щих руководителей.

– Какого плана жалобы обычно вам поступают?

– Материального характера. Дёрганье за карман.

– Ситуация с коронавиру­сом добавила поводов?

– Добавила, но несуще­ственно. Поводов и без того достаточно. То рабочие тетради «желательно приобрести», то до­полнительное образование до­бровольно-принудительное, то ультрафиолетовые облучатели нужны для дезинфекции клас­са… Была история с допами – дополнительно оплачиваемыми занятиями.

В один момент мы поняли, что эффект от них ну­левой и перестали платить (ВПР (Всероссийские проверочные работы. – Авт.) потом подтвер­дили это – кто продолжил ходить на допы, написали контрольную не лучше, чем те, к то бросил). В итоге нам сказали, что мы теперь должны внести 9 тысяч как благотворительность, по­тому что школа рассчитывала на средства, получаемые от допов.

Один дома

– Что сейчас особенно волнует родительскую обще­ственность Оренбурга?

– Вероятность перехода на дистанционное обучение. Как показала четвёртая четверть, это полноценной учёбой назвать нельзя.

Во-первых, у многих нет ни стационарных компьютеров, ни ноутбуков, а как учиться с телефона или планшета? Только зрение портить!

Во-вторых, сами учители оказались технически не готовы. Кроме того, если дети ещё в начальных классах, одних их дома не оставишь. Сразу вста­ёт вопрос, как быть работающим родителям.

Знаю случай, когда человеку пришлось уволиться, так как некому было сидеть с ребёнком. Ну и, конечно, каче­ство знаний при дистанционном обучении страдает.

– Летом на заседании об­ластного общественного со­вета по теме дистанционного обучения вы говорили о том, что четвёртая четверть в пла­не усвоения знаний оказалась провальной. Тогда замми­нистра образования Нина Гордеева ответила вам, что в сентябре будет проведена диагностика на выявление до­пущенных пробелов. Вы даль­ше отслеживали эту историю?

– Прошли Всероссийские проверочные работы. Что они показали, нам не объявили. Но я не заметил, чтобы пробелы восполнялись в новом учебном году. По идее, должны бы быть дополнительные бесплатные занятия, но я о таких не слышал.

– Как родители отзыва­ются о мерах безопасности, предпринимаемых школами в связи с ковидом?

– Многим неудобна под­сменка. Но люди терпят, при­спосабливаются. Я недавно мониторил ситуацию по другим регионам Приволжского округа, созванивался с субъектами и выяснил, что у нас меры бо­лее строгие по сравнению с ними. Например, в гимназии, где учатся мои дети, некоторые уроки и сейчас проводятся в дистанционном формате. То есть дети вернулись с уроков домой и снова должны учиться.

Я задал вопрос администрации, с чем это связано, и получил ответ, что иначе не получается развести классы так, чтобы они не пересекались. При этом до­полнительные платные занятия проводятся очно, в школе. Не лучше ли обязательные бес­платные уроки проводить очно, а дополнительные – онлайн?

Бесплатное вкуснее

– С сентября начальные классы в школах по инициативе президента питаются бесплатно. Есть ли нарекания к качеству питания?

– Мы даже опрос специаль­ный проводили. Большинство питание устраивает. Отзывы в основном хорошие. Некоторые говорят, что стало даже лучше.

– Чего в первую очередь родители ждут от учебного заведения? Есть представле­ние о том, что такое хорошая современная школа?

– Качественных знаний, которые потом помогут посту­пить в выбранный вуз. От этого зависит и вся дальнейшая жизнь – трудоустройство, даже семей­ное благополучие. Увы, совре­менные программы, по которым учатся наши дети, восторга не вызывают. Иной раз взрослый человек недоумевает над за­данием, с которым, по идее, должен был справиться ребёнок. К квалификации оренбургских учителей претензий нет.

– Сейчас много говорит­ся о том, что школа должна вернуть себе воспитательную функцию.

– По-моему, воспитание всё-таки дело семьи, обязанность родителей. Во времена моего детства нас воспитывали в шко­ле в пионерско-патриотическом ключе, однако это не мешало нам носить пионерские галсту­ки в кармане и с удовольствием выбросить их при смене идеоло­гического курса.

– Педагоги порой сетуют, что иные родители с радостью готовы переложить воспита­ние на школу.

– Есть такая тенденция. Но и родителей можно понять. Они перегружены, надо кормить се­мью, зарабатывать деньги.

– В сентябре вы баллотиро­вались в депутаты горсовета, но не прошли. Не жалеете, что попробовали?

– Это была хорошая школа жизни. Я надеялся, что, попав в горсовет, смогу больше сде­лать для родителей школьников Оренбурга. Но ничего, всё равно будем продолжать работу. Сей­час мы в процессе оформления юридического статуса комитета.

Фото Олега Рукавицына

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top