fbpx

Ловцы времени

Вчера Оренбургский губернаторский историко-краеведческий музей (ИКМ) отметил 190-летие. С достоинством, с гостями и подарками. Ну а сегодня по его невидимым венам вновь потекло время…особенное, заветное, несущее знания.

Новое старое, или За шаг – 2500 лет

Когда шагнёшь сюда, кажется, что и воздух здесь другой. Как выдержанное дорогое вино. От него пахнет памятью и немного бумагой. Аромат времени – во всём. Даже шаги приобретают тут большую гулкость.

И вот ты смотришь на всё чуть под другим углом. И служащие му­зея, экскурсоводы будто не обык­новенные люди, а таинственные ловцы времени. Его хранители и поклонники.

Строг и сдержан взгляд стар­шего научного сотрудника, ар­хеолога Вячеслава Трегубова, встречающего у входа в «Золотую кладовую». Это настоящая сокро­вищница, когда едва не каждый экспонат мог бы украсить собой самый известный и почитаемый музей мира.

– Вот один из уникальных сим­волов человечества, – Вячеслав Егорович показывает на меч-акинак, изготовленный прибли­зительно на рубеже IV и V веков до нашей эры.

Казалось бы, скупо, лаконич­но, но с каким трепетом Трегубов рассказывает о нём:

– Это не боевое оружие, а при­надлежность аристократа. Па­радный меч, символизирующий почёт и власть его носящего.

Каждое слово ложится на па­мять. Смотришь на меч, и голова кружится. 2500 лет назад всё было другим, но таким же. Та же кастовость, те же амбиции, те же страсти. Меняется ли человек в принципе?

На древнем клинке изображе­на схватка всадника с кабаном, который превосходит его в раз­мерах, и кабан здесь, скорее, как олицетворение тёмных сил.

Борьба добра и зла – вечная тема. И следы этой борьбы в каж­дом закутке музея. В каждой экс­позиции, посвящённой как древ­ности, так и событиям буквально вчерашним.

Там, за дверью, сарматы, вы­рывающие печень у ещё живого врага, воители и воительницы, могущие служить наёмниками у древнеперсидского царя Ксеркса, а здесь уже Острожская Библия, изданная первопечатником Ива­ном Фёдоровым в 1581 году…

Евгения Шевченко, министр культуры Оренбургской области:

– Почти два века истории, фактов, документов, экспонатов и легенд. Такая, знаете, биография большой губернии. Музей, как мне кажется, вообще понятие объединяющее. Он и о прошлом, и о настоящем, и, безусловно, о будущем. Именно здесь наши потомки будут искать ответы на многие свои вопросы, как делаем мы сейчас в отношении тех, кто жил и созидал до нас.

Непрошеный статус хуже революции

О сарматах и сокровищах, най­денных в Филипповских курганах Илекского района, в Новом Кума­ке, что под Орском, в Пятимарах Соль-Илецкого округа можно го­ворить бесконечно. Это гордость и наше наследие. Но вернёмся к музею и его судьбе, потому что лучше самим ещё раз посетить «Золотую кладовую» и вживую услышать её историю.

Судьба же музея своеобразна и, если вспомнить, что каждый переезд можно сравнить с пожа­ром, весьма драматична.

Переезжал наш герой много раз, да и статус менял, за что пришлось заплатить. В 1920 году Оренбург стал столицей Кир­гизской (Казахской) ССР, музей стал называться краевым музеем Казахстана. И когда через пять лет столицей объявили Кзыл-Орду, встал вопрос и о музейных цен­ностях. В итоге многое «оренбург­ское» ушло в казахский музей.

– Битва шла за каждый экспо­нат. Они просили и посмертную маску Пушкина, и другие цен­ности. Маску отстояли. Это наша гордость (сегодня известно лишь, где три из пятнадцати масок, от­литых скульптором Гальбергом, и одна из них хранится в Оренбург­ском музее). Но большую часть археологической коллекции мы таким образом утратили, – гово­рит Марина Трифонова, учёный секретарь ИКМ.

Отмечает Марина Сергеевна, что наш музей старейший не толь­ко на Урале, но и в России. Один из первых основан не на базе какой-то личной коллекции, а согласно указу оренбургского военного губернатора графа Сухтелена. Так что, едва родившись, музей стал государственным учреждением.

Наталья Еремина, директор музея, кандидат исторических наук, кавалер ордена Дружбы, обладатель Золотого знака Международной академии культуры и искусства:

– Музей – золотой запас нашей духовности, а сокровищем его является коллектив. Это Надежда Пляшешник, Любовь Нелюбова, Алла Мельникова, Наталья Зорина, проработавшие в музее около 30 лет. Это и наша молодёжь: кандидаты исторических наук Елена Богданова, Румия Давлетшина, Дина Нетбаева, кандидат педагогических наук Мария Виноходова. Всего в музее трудится 75 человек. У нас прекрасный творческий коллектив и доказательством высоких достижений является вручение диплома и почётного знака «За активную работу по патриотическому воспитанию граждан РФ» Российского государственного военно-исторического центра при Правительстве РФ и присвоения звания лучшего регионального музея Приволжского федерального округа. Сегодня мы работаем на будущее, в поисках нового образа музея и новых путей развития.

Жемчужины – все даром

Удивительно, что многие са­мые дорогие и редкие экспонаты были подарены музею жителями области. Некоторые при этом по­желали остаться неизвестными. Так, хочешь или нет, а имени дарителя Библии Фёдорова уже не узнать.

Примерно схожим образом попала в ИКМ и посмертная ма­ска Пушкина. В 1899-м, когда в стране отмечали столетие со дня рождения поэта, в оренбургской газете опубликовали призыв к горожанам поделиться с музеем вещами, связанными с классиком. Тогда-то краевед Дмитрий Соко­лов и принёс маску.

А вчера в праздничной об­становке ещё одно старинное и ценное издание Библии подарили музею от губернатора Дениса Паслера. Судьба этой культовой книги сложна и запутанна, и предстоит ещё её изучать, узнать точный возраст и жизненный путь. Пока же известно, что при­надлежала она Дмитрию Сёмину, старосте молельного дома.

Вообще же, потрясает судьба вещей, которые иной раз будто бы сами желают оказаться здесь. Так, например, случайно на чер­даке музея в 40-е годы прошлого столетия был найден ценнейший альбом с фотографиями офицеров Оренбургского казачьего войска конца XIX века.

От тетрадрахмы до рубля

Один из главных символов и оберегов музея – рубль… Если быть точными, то четыре серебряных ру­бля, которые первым пожертвовал заведению отец-основатель Павел Сухтелен. Они вопреки всем пере­ездам и жизненным катаклизмам сохранились и служат своеобраз­ным оберегом музея. Их можно увидеть на выставке «Храм памяти, наук и муз», которая торжественно открылась вчера.

Так же, как, например, и тетра­драхму – древнегреческую монету из серебра, ею рассчитывались в Афинах в IV – V веках до нашей эры.

Или ещё интересней: можно рассмотреть то, чем расплачи­вались на Руси во время татаро-монгольского ига, – тяжёлые серебряные слитки, именуемые гривнами. Взглянешь на них – и ощутишь дух того непростого периода нашей истории.

О каждой, каждой вещи мож­но рассказывать взахлёб. Но, опять же, лучше увидеть их са­мим. Причём лишь вторая часть экспозиции посвящена раритетам и своего рода «юбилярам», а пер­вая свидетельствует о новом вре­мени. Здесь и факел Олимпийских игр в Сочи, и сценический костюм заслуженной артистки РФ Майи Полянской, и многое другое.

Главное – люди

Оставляя позади себя музей­ные залы, ощущаешь на губах вкус времени.

Само пространство здесь про­питано историей – мрачной и светлой, отважной и мирной. Всякой. На всём оставлен челове­ческий след, и это потрясает. Осо­бенно сегодня, когда в эпоху Ин­тернета любое событие превраща­ется в пустяк и теряется в недрах Мировой сети и переписывается немыслимое количество раз, здесь сохраняется память. И как никогда становятся актуальными слова Павла Сухтелена, ставшие девизом музея: «Музеум должен представлять наблюдательному посетителю, любопытному путе­шественнику сокращённую, но верную картину края».

И оттого, слушая лёгкую, ле­тящую речь научного сотрудника Ольги Бобровой, прослужившей здесь около сорока лет, ощущаешь невольный трепет. Вот оно – про­шлое, которое только вчера было незначимым. Вот он – человек – маленький и большой – весь здесь как на ладони.

Ольга Боброва, научный сотрудник историко-краеведческого сотрудник ­краеведческого музея:

– Более творческой, интересной работы, чем здесь, я не могу себе представить. Моя любимая тема – оренбургское купечество. Через Оренбург велась торговля всей Европы со Средней Азией, и при изучении того периода поражаешься смешению языков, колоритов, национальных особенностей. Это приводит в восторг! Какие люди были тогда! Братья Хусаиновы, Коробковы, Зарывновы… настоящие благотворители и меценаты.

Изучая прошлое, ощущаешь светлую зависть. Сейчас нет у людей такой нравственности, идеалов… Психология у современного поколения другая, но не будем об этом.

Знаете, я мечтала работать именно тут и, окончив институт, сразу пришла сюда. И меня взяли! А я и не надеялась тогда. Это был сентябрь 78-го или 79-го года, ходила по залам и мне было очень страшно. Казалось, никогда не смогу всего этого освоить, но прошло три дня, и я уже дежурила экскурсоводом выходного дня.

Полина Кузаева

Фото Олега Рукавицына

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top