Вице-губернатор Оренбуржья рассказал о своем советском прошлом

Накануне столетия образования советского государства вице-губернатор Оренбуржья Дмитрий Кулагин рассказал о том, каким ему видится исторический период и что запомнилось из прошлого.

Родом из СССР

– Дмитрий Владимирович, что вы, как государственный служащий, известный в области человек, вкладываете в понятие «советский строй»?

– Я с глубочайшим уважением отношусь к советскому прошлому. Несмотря на некоторые перегибы, нельзя не замечать достижений советского строя в первую очередь в сфере социальных гарантий. В СССР стали решаться многовековые проблемы, к примеру, безграмотность населения или массовые эпидемии.

Советский период в моей памяти ассоциируется с мировыми достижениями. Да, успехи достигались потом и кровью людей, но они выводили страну на новый уровень развития. Была проведена огромная работа по индустриализации страны. Начинали с сохи и плуга, а достигли полёта в космос. Величайший подвиг народа – победа в Великой Отечественной войне.

– Каким вы представляете образ советского гражданина?

– Для меня это прежде всего труженик. Человек, который с уважением относится к своим товарищам. Чувство товарищества, общины, выражаясь старинным языком, было особенно присуще жителям Советского Союза. Мы действительно были друг за друга в ответе, такая идеология культивировалась в государстве. Общественные организации – и пионерия, и комсомол – строились на духе коллективизма.

В школьные годы ребята, которые учились хорошо, шефствовали над теми, кому учёба давалась с трудом. Я учился в математической школе, помню, помогал одноклассникам делать домашнее задание, объяснял задачки. И это не считалось обидным для отстающего паренька или для девочки, потому что была атмосфера взаимовыручки и поддержки.

Рельсы управления

– Дмитрий Владимирович, ваша взрослая жизнь началась на изломе, в годы развала Советского Союза. Вам помогла прежняя закалка?

– 23 года из моей личной биографии пришлись на советское время, это школа, учёба в вузе, служба в армии. Я окончил школу в 1985 году, когда началась перестройка. Мои ровесники –поколение трудной судьбы, нас воспитывали на моральном кодексе строителя коммунизма, а потом началась ломка устоев.

Я уходил в армию из одной страны, а вернулся в другую. Уже были открыты двери для гласности и демократии, получили поддержку предпринимательство, кооперативное движение. В 1988 году я впервые увидел втридорога продающиеся джинсы-варёнки. То, что раньше называлось спекуляцией, превратилось в рыночные отношения. Было непросто пережить такую революцию в сознании.

Из советских устоев мне пригодилась дисциплина, к ней меня приучили с детства, и мне это помогает до сих пор. Не представляю, как можно опоздать на работу или уйти раньше времени, не выполнить дело, которое тебе поручено. Идеалы добра, порядочности, товарищества заложены в нас советским строем.

– Ваша карьера в областном комитете по делам молодёжи началась по советским рельсам комсомола?

– Дело не в моей личной профессиональной деятельности, а в заложенных принципах подготовки управленцев. Комсомол был не только политическим партнёром и кузницей кадров для партии. В первую очередь эта огромная организация объединяла молодёжь и давала ей возможность реализовать себя в самых разных сферах. Все, кто прошёл комсомольскую школу, не потерялся в жизни. Кто-то стал предпринимателем, кто-то пошёл по административной линии, кто-то занялся преподавательской деятельностью. Государство поняло, что не может быть вакуума, поэтому комсомол без идеологических догматов трансформировался в комитеты по делам молодёжи как органы исполнительной власти.

– Вам не кажется, что многие люди тепло вспоминают советский период не только и не столько из-за социальных гарантий, а потому что это время их молодости?

– В любую эпоху человек вспоминает молодость как лучшие годы. У нас, к примеру, она выпала на шальные 90-е. Разруха в головах, ниспровержение идеалов, появление новых идолов, экономические падения, многомесячные задержки заработной платы. И всё равно это были годы нашей молодости, мы их тоже тепло вспоминаем.

Но о Советском Союзе позитивно говорят и те, кто был тогда в зрелом возрасте, им тоже есть с чем сравнивать. Я не скажу, что наше время плохое, в любой эпохе есть свои плюсы и минусы, но нам не хватает душевной теплоты, спокойствия и уверенности в завтрашнем дне.

С одной стороны, советский строй гарантировал будущее, с другой – отодвигал на второй план самостоятельную работу над своими перспективами. Всё было прозрачно и понятно, гарантированное образование, работа, жильё, что хорошо и правильно. Но встречались деятельные люди, которым этого было мало, они занимались подпольным предпринимательством, потому что законодательно их деятельность не была регламентирована. И зря, на мой взгляд. Я считаю, что дальнейшим вариантом сохранения экономики Советского Союза могло быть сохранение основных средств производства в руках государства при передаче в частные руки сферы обслуживания и производства товаров широкого потребления. Частник и одел, и обул, и накормил бы страну, а крупные предприятия с учётом нашего менталитета и принципов хозяйствования целесообразнее оставить в государственном управлении.

– Примерно по этой же модели начинает развиваться страна, возвращаемся к истокам?

– Мы пересмотрели взгляды по отношению к нашей истории, возрождаем воспитательную и экономическую основы. Я во многом благодарен президенту Путину за то, что он возродил дух великой державы. По-особому мы стали относиться к историческим вехам, к памяти о победе в Великой Отечественной войне. По сути, взяли положительную практику из Советского Союза и идём своим путём с учётом современных реалий.

Сделано в Советском Союзе

– Кого из оренбуржцев советского времени вы можете поставить в пример?

– Юрий Гагарин, пусть он не из Оренбурга родом, но он окончил нашу «лётку», мы его считаем своим. Кто ещё? Александр Власович Коваленко, первый секретарь обкома партии, эта фамилия для коренных оренбуржцев знаковая. Он дважды Герой Социалистического Труда. Юрий Дмитриевич Гаранькин, первый секретарь горкома партии и один из руководителей города, звезда советского управления, не случайно его именем названа улица в Оренбурге. С ним я работал, когда в 1990 году был избран депутатом городского Совета на первых выборах, проведённых на альтернативной основе.

В советское время было много звёздных имён, масштабных личностей, у которых было чему учиться. Я бы также вспомнил Виктора Степановича Черномырдина, с которым лично был знаком.

– Остались ли у вас на память о советском прошлом сувениры?

– У меня дома до сих пор стоит приёмник «Россия-303». Мне его в 7-м классе на день рождения подарили родители. Я с этим приёмником не расставался, а тогда были проблемы с пальчиковыми батарейками. Приходилось вкручивать в ячейки другие типы батареек, лишь бы он работал. Любил слушать радиостанцию «Маяк». У меня сохранился фотоаппарат «Вилия» и фотоувеличитель, ну не поднимается рука их выбросить, бачки, красный фотофонарь. Мы же раньше делали фотографии своими руками, этим жили. Сделанные мною фото до сих пор в семейных альбомах. Храню блокноты со школьных конференций для отличников учёбы с цитатой Ленина, записные книжки с комсомольских конференций. У меня сохранились часы «Электроника-5», которые я купил за 28 рублей на повышенную стипендию после сдачи первой сессии. Эти часы со мной прошли полжизни, были для меня как символ времени, потому что сделаны в Советском Союзе. Этих милых мелочей у меня достаточно много, я их берегу.

Связь теории и практики

– Помните трудовое воспитание, школьные походы, студенческую практику?

– В старших классах, начиная с 8-го, с пацанами ходили на базу «Росбакалея» на площади 1 Мая в Оренбурге, разгружали там вагоны или загружали ящики с чаем и конфетами в автомобили со складов. За полдня можно было заработать от трёх до пяти рублей. На кино, лимонад и безбедные выходные хватало, чтобы не попрошайничать у родителей. Я учился в школе No 40, в математическом классе у нас учебно-производственный комбинат заменяли уроки программирования. Мы изучали высшую математику, языки бейсик и фортран, знакомились с перфокартами.

В Советском Союзе я получил автомобильные права, когда поступил в политехнический институт. Учился на автотранспортном факультете, и тогда для будущих инженеров-автомобилистов было обязательным условием получить права категорий B, C на 1-м курсе. В политехническом каждое лето формировался студенческий автоотряд, он выезжал на уборку. Студенты, которые имели права, помогали убирать хлеб и зарабатывали неплохие деньги. Штатная стипендия была 40 рублей, я получал повышенную – 70, из них 20 рублей за общественную работу и 10 – за хорошую учёбу. Какое-то время подрабатывал грузчиком в хлебном магазинчике, который был в подвале там, где сегодня отстроен дом Тимашева. А когда восстановился на занятия после армии, работал сторожем в автоколонне 1174. Так что к стипендии имел ещё 80 – 90 рублей. Я и женился в Советском Союзе. С моей супругой Ларисой познакомился, когда она оформляла меня заместителем председателя комитета комсомола института.

– Дмитрий Владимирович, что можете рассказать о службе в Советской армии?

– Горжусь, что служил в армии, которая была построена на традициях Красной армии, русского воинства. Не случайно в годы Великой Отечественной войны вернули погоны на форму советских солдат и офицеров. Так случилось, что на службу в ракетных войсках я попал в тот же посёлок, где служил мой дедушка, участник Великой Отечественной войны, кадровый офицер.

Выходит, традиции продолжаются. Мне кажется, что Советский Союз – это добрая и светлая веха в большой тысячелетней российской государственной истории. Его надо рассматривать как определённый этап в нашем развитии, победоносый, созидательный, порой тяжёлый, трагичный, всякое было в жизни страны. Но топтать и отвергать советский период нельзя, это наша история.

  • Подпишитесь на нашу рассылку и получайте самые интересные новости недели

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Scroll to top