Заповедник

«Мир изменился к лучшему не сразу. Поначалу меня тревожили комары. Какая-то липкая дрянь заползала в штанину. Да и трава казалась сыроватой. Потом всё изменилось. Лес расступился, окружил меня и принял в свои душные недра. Я стал на время частью мировой гармонии. Горечь рябины казалась неотделимой от влажного запаха травы. Листья над головой чуть вибрировали от комариного звона. Как на телеэкране, проплывали облака. И даже паутина выглядела украшением…»
(Сергей Довлатов, «Заповедник»)

Пространство вокруг обрастает многоэтажками, плотно сжимает лето в кольцо. Стены наступают, становится тесно. И от машин во дворах, выскакивающих с разных сторон, уворачиваешься как тореадор от быка, иногда даже вопишь что-то то от удивления и испуга под визг тормозов.

А это народ немного одуревший от карантина и города ломится за его пределы, чтобы перевести дух, подышать степью, увидеть раннюю седину уже пожившего ковыля. Самоуединившись с закатом, как никогда понимаешь его ценность.

В последнее время в воздухе витает определение, что для ощущения счастья всенепременно нужно работать. Над собой прежде всего. Когда я слышу выражение «над собой», мне тут же мозг услужливо подставляет слово «издеваться» (что человек часто с мазохистским удовольствием и делает), а слова «счастье» в продолжении нет.

Ну, да Бог с ними, с определениями. Мне кажется, что можно доставить себе это незабываемое ощущение простым способом. Влюбиться, например, хороший вариант, впрочем, тут штука обоюдоострая, есть попроще. Постараться найти островок, где тебе хорошо. Причём можно даже в голове. А уж если есть такая физическая возможность…

Я выхожу из дома на закате, когда длинные тени указывают направление пути. Прохожу вдоль цитадели своего огромного дома, пересекаю две ревущих дороги, терпеливо дыша выхлопами у светофоров, миную раскалённую жестяную коробку гипермаркета и – Voilà!

Я вижу белое море ковыля и каких-то сиреневых цветов. Позади него виднеются призрачные исполины многоэтажек и дорога. Пыльная, абсолютно деревенская, я прошёл сотни таких по нашей большой стране.

А вдоль всего этого облитое закатным солнцем разнотравье и волны запаха. И даже какие-то не городские птицы.

Заметьте, всё это между двух ревущих центральных улиц города. И тут, словно на этом большаке чего только ни увидишь, многочисленных велосипедистов, бесконечно фотографирующихся девчонок, вечерних бегунов и даже парней, что пробуют свои силы в граффити, на полуразрушенной бетонной стене давно почившей промзоны.

Идти легко. Как обычно, входишь в ритм и свежий ветер тебе попутчик.

И ты вспоминаешь, как буквально вчера небо окрашивало лиловым, снег и лёд на пути, и начинающаяся к вечеру метель начинала обдирать кожу на лице. «Зачем я только сегодня сюда пошёл».

Жаль, скоро многоэтажки съедят и это место. Такова хищная природа города, откусывать новые куски земли, съедая немногочисленный лес. Надеюсь, это будет не так скоро, хотя я вижу, как подбираются с разных сторон молчаливые неумолимые стены.

Но пока это место есть, я буду называть его Заповедник. Свой собственный.

Я кончил писать, и тоже встал у окна,
Туда, где видна стена и ещё раз стена.
И долго стоял, и синий дым
Ел мне глаза, но я был с ним
И пил до дна здоровье десяти прекрасных дам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: