fbpx

Ярилин день. Макушка лета

Громыхнуло так, что глаза распахнулись сами собой, брови взлетели вверх, словно испуганные вороны, затем ярким оранжевым заполонило комнату на мгновение, и снова тишина.

По городу, торопясь куда-то, шёл дождь, кутаясь в тёмную пелену дивной летней ночи, так не похожей на оренбургскую. Тут, казалось бы, непременно должна быть духота и жара, и простыни, мокрые от пота, и тяжкий стон гипертоника, что не может уснуть, но нет.

Прохлада, разбуженные громом люди и машины, встревоженно пищащие противоугонкой, хоть гулять отправляйся.

Впрочем, мы приверженцы традиций и на понижение тем­пературы не реагируем почти никак. Ну и что, что +8 утром? Лето же, значит, шорты, шлё­панцы и майка-сеточка, сквозь которую так хорошо просматри­вается голое пузо. Оренстайл в чистом виде.

И вот так стоишь себе на балконе с чашкой дымящегося свежемолотого, смотришь на людей и говоришь мысленно: «Люди, ну оденьтесь вы так, чтобы я смог понять, в чём на улицу выходить! А то один с голым торсом, другой почти в пуховике!»

Кстати, несмотря на дожди, сегодня Ярилин день. Раньше славяне отмечали его 18-го, ну так то раньше. А нонеча вам не давеча. Соответственно, воз­давали в этот день хвалу Яриле – богу солнца.

Собирались, жгли костры, выпивали с избытком и устраивали там же, прямо на скатертях, некоторые игры, на которые христианская церковь смотрит неодобрительно и су­рово грозит пальцем. Дело молодое…

Опять же, по приметам, именно с этого дня природа на­чинает плодоносить. Ну а чело­век, как ни крути, тоже её часть. (Я бы тут лукавый смайлик по­ставил, но в газете не приня­то.) Ярило, он же не только бог солнышка, он ещё покровитель любви, страсти, горячий парень, чего уж там.

Ну а то, что задо­ждило, так это же обратная его сторона. После дождя хорошо растёт. И не только то, что в поле колосится и зеленеет да налива­ется. После дождя происходит некая перезагрузка сознания, он очищает, вдохновляет, бодрит.

А лирика? Вы только вспомните, сколько стихов было написано во время и под влиянием того, что метеорологи скупо назы­вают атмосферными осадками.

У нас, людей с фотокамерой, тоже есть такая забава, идущая со времён Ньепса-великого (ко­торый фотографию и изобрёл). Называется она «ходить за солн­цем».

Существуют варианты за тридевять земель и в тридесятое царство. Это когда мужчины и женщины, увешанные фотоап­паратурой, лезут куда-нибудь на дикую гору или ночуют на берегу в палатке, стуча зубами или кутаясь в спальник, для того, чтобы запечатлеть закат или рассвет.

Разумеется, по­велители штатива и объектива считают, что именно их пейзаж с Ярилом будет эпохальным, ошеломляющим. (О том, что это стотыщпятьсотмиллионный кадр заката-рассвета, никто в такой момент не думает, и не вздумайте им об этом сказать!)

* * *

Кучевые облака неслись над рекой, они серебрили воду своим отражением, прохладный ветер рябил это зеркало и немного покачивал лодку. В лодке летним на­сквозь спокойным днём дремала девчушка лет семи.

И тут я понял, вот оно, настоящее, бесхитрост­ное спокойное лето. Без недо­молвок, игр социума, политики…

Дзен. Счастье как оно есть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top