«Вода, очисти нас ещё один раз…»

На белом полотне реки цепочки следов, и люди идут гуськом. Словно точки и запятые на чистом листе.

Люди идут неспешно, оглядывают молчащий после долгого ветра лес, словно не были здесь давно. Серой полоской рассвета отметился ещё один день. Да так и замер сумерками, без всплесков. И, кажется, так было и будет всегда – человек, лес и снег.

Крещение показалось мне не­многословным. Несмотря на по­стоянное движение возле прору­би, звуки словно приглушены, как и цвет этим днём, лишь плеск по­тревоженной воды. Сосновые вет­ки под ногами. Осторожно, почти на цыпочках, к влажной темноте, что примет сегодня всех.

Старики, молодёжь, дети – каждый пришёл за своим. Кто-то захотел испытать себя, для кого-то это духовная кульминация праздника после службы, ну а закалённых сторон­ников ЗОЖа издалека видно по фигурам сидящих на правильном питании людей.

«Крещенский мороз» в -4 градуса располагал к неспешности, и валенки некото­рые взяли с собой лишь потому, что так было всегда.

Здесь все равны: и пузатый мужчина с огромной цепью на шее, и человек без ноги, что смог оку­нуться без посторонней помощи. Кстати, правило «не снял, значит, не было» действует как и везде. При мне зрелая женщина вполне себе внятно «запилила» прямой эфир в «Инстаграм». В полотенце и с кру­жечкой чая.

Читатель, вот давай абстрагируемся, словно ничего­шеньки не знаем. «На белом-белом покрывале января», так сказать, посреди реки возле проруби стоит барышня в хорошем купальнике, босая и делает селфи. Это ж сюжет для импрессиониста.

Особенно классными русской зимой на бе­лье смотрятся гавайские мотивы с пальмами. Впрочем, по некоторым свидетельствам, Иисусу холодно не было. Температура воды в Иордане в январе редко опускается ниже 10. При +19… +20 снаружи вполне. Никуда не надо бежать.

Наконец-то люди поняли, что шарахнуть стакан перед прору­бью – это возможность быстро встретиться с апостолом Петром. Ни брани, ни хохота, ни запаха. Чему-то мы всё же учимся. Возле каждой проруби стайками дежу­рили сотрудники МЧС и студенты института спасения.

Особенно замечательно они смотрелись на фоне ледяного барельефа Спасите­ля рода человеческого. Спаситель и спасатели – новая реальность.

Рамки металлоискателя, сотруд­ники полиции возле частокола на­рубленных ёлок – необходимость. За каждым ныряющим наблюдали одновременно 4 – 5 человек. Лич­но меня это радует – уж лучше перебдеть…

Побывавших в воде видно по лицам и настрою. Они излучают пережитый катарсис и добро. Я, снимая действо, промочил ноги и теперь уверяю себя, что полу­чил порцию благодати. Каждому своё.

В этот день река Иордан меняет своё течение, говорят, это произошло после того, как в неё вошёл Иисус. И я уверен, что он не вос­кликнул: «Ой, да тут мелко!» – как одна барышня на берегу Урала. Я уверен, что у него были дела…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Scroll to top

    Сообщить об опечатке

    Текст, который будет отправлен нашим редакторам: