Морозные птицы рассвета

Я уже давно привык к тому, что вся жизнь соткана из символов, знаков, метафор, которые закручены в водоворот повседневности, словно в спираль бесконечности.

Звёздная галактика, картина мира. Только успевай замечать. Дождь прошёл, а осенний лист ветром сдуло, оставив на месте, где он лежал, сухой его остов. Идёшь, смотришь и думаешь, вот так же и с людьми: человек уходит и остаются его дела-очер­тания, мысли других о нём.

Чёрная собака на белом снегу по центру улицы, ждущая внимания, еды, возможного хозяина, – сим­вол одиночества, неприкаянности, точки или многоточия в жизни. Шар заходящего солнца повис на макушке ёлки яркой оран­жевой игрушкой.

Всё это вокруг, и я кручу головой по привычке, отмечая картинки. Отчасти мы сами их формируем – образами, словами, стихами, без этой внутренней на­полненности мы были бы слепы.

Зимнее утро не наступает, оно ползёт, словно первый неспешный автобус по пустым улицам, ночь не отпускает, тя­нется за ним вслед до последнего. И вот появляется первый цвет в окне, робкий алый, трансформирующийся в лиловый, отливающий фиолетовым. Резкий треск кофе-машины, в кухню мягкими волнами втекает аромат. Тюбик зубной пасты – «и снова зеркало врёт по утрам, уверяя, что ты просто сегодня немного не в форме – к обеду пройдёт».

Джинсы, синтетический шелест надеваемого пуховика, ритуал а-всё-ли-я-выключил и скачки в одном ботинке з а оставленным телефоном. Последний взгляд в окно, и оторопь до мурашек по спине.

Там, в невероятно ярком небе, парили они – морозные птицы рассвета. Словно ожил рисунок из старой книжки сказок. Они взмахивали резными крыльями и уходили вверх, на­встречу новому дню.

Снимаю ботинки, вздыхая, смотрю на часы – опаздываю! – достаю фотоаппарат и иду на балкон… Сложная экспозиция, сильный контраст, чертыхаюсь, промахиваюсь автофоку­сом, который упрямо хочет навестись не на стекло, а на пейзаж за окном, и вот оно. Получилось! А на работе… на работе поймут моё кажущееся беспомощным объяснение: «Извините, не мог не снять».

Такие почти невидимые штрихи на­полняют жизнь волшебством, расцвечи­вают серые повторяющиеся будни. Позво­ляют понять многогранность мира вокруг и найти жемчужину. Это дарит радость.

Всегда можно двинуться дальше и об­разность картинки трансформировать во что-то ещё. Я открываю заметки в теле­фоне и шевелю губами, произнося слова, перед тем как их написать…

Расскажи, отчего что-то тлеет в холодной золе,

Расскажи, почему нас по белому свету мотает,

Снова кто-то рисует цветок на замёрзшем стекле,

Снова солнце садится и этот цветок расцветает.

Поцелуй в моём сне, он дрожит у меня на губах,

Вместе с этим цветком умирает, но всё ещё дышит.

Мы продрогли с тобой, как листы, на семи сквозняках,

Молча пьём свои песни и вряд ли нас кто-нибудь слышит.

Белый джокер зимы, мы в его равнодушных тисках,

Как крепка эта карта и всем нам до боли знакома.

Белый танец пляшу с зажигалкой в замёрзших руках,

Наблюдая, как падают с крыши соседнего дома.

А как долго продержимся мы бойко да весело,

Сколько снега в душе разгребать, чтоб дойти до любви…

«Пой, гармоника, вьюге назло,

Заплутавшее счастье зови…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top