Дай поцелую!

Не верится, что деревья не обладают хоть какими-то зачатками разума, какой-то длинной, медленной памятью.

Философы осенью, они, как люди, расцветают весной, тянутся графичными ветвями к солнцу, радуются вместе со всеми брызгам соцветий. Мы по сравнению с ними какие-то глуповатые, как дети малые. О, им есть что вспомнить, тем старичкам, что уцелели. Запах черёмухи манит издалека, настраивает на лирику, а я ёжусь от майского северного ветра, потому что всё по приметам.

Черёмуха в цвету – к холодам. Однозначно друиды не были дураками, хотя бы потому, что придумали столь элегантную религию.

Май, украшенный город, брызги света, из старого парка потянуло дымком. Неужто и тут шашлыки? Да нет, звуки вальса, подхожу и вижу, как осторожно кружатся в танце пары. Седые волосы, лица в бороздах морщин, ордена на праздничных пиджаках. Скоро День Победы.

И когда понимаешь, что этот вальс может быть последним, потому что тебе очень много лет, сквозь грусть и года, что наслоились друг на друга в толстую слюду памяти, уже немного искажающей взгляд в прошлое, появляется на лице ребяческая улыбка мальчишки, уходящего на фронт. Того, что старался не унывать. Может, потому и выжил.

А ещё девчонки, что пляшут вокруг сейчас, переодетые в военную форму, так похожи на тех, которым подмигивал когда-то, которым играл на трёхрядке. И запах черёмухи в победный май, когда ты понял, что уже всё. Наконец-то всё, так похож на этот. Где это было? Кажется, под Варшавой.

Поэтому сейчас кадриль, а не вальс и фронтовые 100, и лёгкий кураж старого служивого, прошедшего ад. Гречневая каша из полевой кухни хороша, эх, молодёжь, знали бы, что приходилось есть. Даже кору деревьев, она выручала в трудные времена, и лебеду. А сейчас тепло и накрыты столы, кругом всего полно, вот только поддержал бы кто и помог дойти.

Цвети, черёмуха. Торжествуй, жизнь, потому что жить надо и хочется. Завтра придут внуки и правнуки и будет стол в небольшой, но чистой квартире. И напрасно они кричат мне в ухо, думают, будто я не слышу. На самом деле я слышу то, что нужно. А если молчит простреленное фрицем колено, значит, погода в ближайшие пару дней будет отличная и стоит ещё на парад сходить.

Может быть, там Михалыч с Первого белорусского будет. Что-то давно я от него ничего не слышал. И сотовый с огромными кнопками, что подарила дочь, всё чаще молчит. Ну да бог с ним, в этот-то день точно надорвётся! А вот и дивчина танцевать приглашает. Не посрамим звание гвардейца – а ну, дай поцелую!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Scroll to top