fbpx

Мусорная энергия

Региональный оператор хочет построить два мусороперерабатывающих комплекса, но не всегда находит понимание.

Коммунальная реформа в России идёт трудно. Анонсированная борьба со свалками, строительство перерабатывающих предприятий пока только в проектах и региональных стратегиях. Население об этом почти ничего не знает, зато ежемесячно платит по новым правилам. Запах горящего мусорного полигона, видимо, настолько въелся в подсознание граждан, что они никак не хотят поверить в то, что утилизация отходов может и должна быть цивилизованной.

Между тем по всей огромной территории страны именно для этого и была затеяна реформа. Региональный оператор, предприятие «Природа», намерен строить в Оренбургской области два завода по переработке мусора и производству энергоресурсов, а оренбуржцы сопротивляются идее. Более 6 миллиардов рублей вкладывает в строительство инвестор, а гражданские активисты не хотят строительства.

Мы разбирались, что за заводы, где и кому они нужны и почему буксует проект европейского качества в оренбургской степи.

Скоро в Соль-Илецке

Оренбуржье ежегодно производит 730 тысяч тонн мусора. И пока этот мусор перерабатывается всего на 10 процентов. Наших объёмов для большого промышленного предприятия по переработке маловато. В городах-миллионниках вторичная переработка выгоднее. Однако федеральный закон никто не отменял, и строить экологические проекты обязаны все.

Для нашего региона тоже нашёлся вариант, приемлемый как по цене строительства, так и по экологической целесообразности. Более 6 миллиардов рублей вложат акционеры специализированного предприятия «Природа» в строительство двух заводов. Первый из них начнёт работу уже в следующем году.

В непосредственной близости к соль-илецкому мусорному полигону будет построен перерабатывающий завод проектной мощностью более 30 тысяч тонн в год. Сюда на переработку повезут ТКО из Соль-Илецка, Акбулака и частично из Оренбургского района. По словам генерального директора регоператора Виктора Доценко, земельные отношения с муниципалитетом уже оформлены по всем правилам: аренда на 49 лет и сделка зарегистрирована. Все необходимые исследования, геодезические и геологические, уже проведены. Первым этапом станет строительство сортировочного цеха. С местом расположения площадки для производственного цеха пока не определились, но проект предусматривает производство электроэнергии посредством сжигания вторичного топлива.

Во многом проект будет аналогичен мусороперерабатывающему предприятию, которое работает в Оренбурге. За несколько лет своего существования предприятие доказало свою эффективность. Сюда даже приглашали коллег из других регионов, и все они разъехались по домам в хорошем настроении, с пониманием того, что «вот можем же, когда захотим».

Тем не менее оренбургское предприятие сейчас модернизируется. Докупаются новые разрыватели пакетов и ветровой сепаратор, который позволит разделять фракции более качественно. Для чего это нужно? Для строительства дальнейшей технологической цепочки. Два завода, которые хотят построить в Оренбургской области, будут производить вторичное топливо. А на его производство годится не всё, что мы выбрасываем на свалки.

Восточное перепутье

Прежде чем приступить к реализации таких масштабных проектов, инвесторы объездили полмира в поисках оптимальных вариантов. Пока россияне смотрят с завистью в сторону Европы, которая строит свои мусороперерабатывающие комплексы прямо посреди города – и никто не испытывает дискомфорта от дурных запахов. Но мало кто знает о том, что многие европейские заводы построены по корейским технологиям. Оказывается, именно Корея сегодня лидирует на рынке производства и переработки твёрдых коммунальных отходов. Перенаселение Сеула стало отправной точкой в поисках решений проблемы. Именно корейские технологии и были выбраны для Оренбуржья.

Сеульская компания LS Networks уже презентовала свой проект в Орске. Технологическая цепочка довольно проста. Мусор нескольких городов и залежи полигона свозятся на предприятие. Там они сортируются на горючие и негорючие фракции. Из тех, которые могут гореть, делаются специальные чипсы, которые будут использоваться при производстве цемента для ЮУГПК. Негорючие фракции обезвреживаются, превращаются в биогрунт и идут на рекультивацию действующих полигонов. Чтобы не пахли и не горели.

Южно-уральская Горно-промышленная Компания изначально проектировалась в том числе под такой вид топлива. Оборудование для производства цемента устанавливали экономные немцы. Клинкерные печи могут работать как на традиционных для нашего региона энергоносителях, так и на вторичном топливе, произведённом из мусора. Второй вариант для производителей цемента значительно дешевле. Для этого им необходимо иметь мусороперерабатывающий завод где-то поблизости, чтобы сократить логистические расходы.

К сожалению, понимания со стороны орчан проект пока не находит.

Если с соль-илецким заводом пока всё понятно, то строительство перерабатывающего комплекса на востоке региона явно буксует. Сначала общественность возмущалась тем, что завод будет построен в 4 километрах от жилых микрорайонов, а потом и городской Совет депутатов подхватил инициативу. К сожалению, задавать вопросы корейцам и немцам, приехавшим в Орск на презентацию, никто не спешил. Никто в Орске не поверил в то, что может быть на оренбургской земле что-то сделано по европейским стандартам. Игнорирование корейских и германских производителей выглядело невежливо, но, видимо, были в Орске интересы более насущные, чем культура делового общения.

Административка

Реализация «мусорной реформы» в Оренбуржье идёт с переменным успехом и частыми обострениями. И не всегда по вине регионального оператора. Накануне старта реформы в Орске подрядчик, уходящий с рынка, устроил настоящую диверсию. Не желая уступать региональному оператору рынок, он просто вывалил весь мусор на землю, а контейнеры увёз. С большим трудом удалось избежать коллапса в городе.

Следующая проблема, которая возникла, – нехватка техники у регионального оператора. Во всей России регионы закупали машины, объёмы вывозимых ТКО были больше возможностей. К настоящему моменту удалось ситуацию выровнять. Особенно остро всегда реагируют на события на востоке Оренбуржья. На последнем заседании Орского горсовета депутаты подняли чуть ли не настоящий бунт против регионального оператора. Но, может быть, причина в том, что кое-кто из орских депутатов до сих пор занимался вывозом и утилизацией бытовых отходов?

Может быть, возмущение носит сугубо личный экономический характер? И, может быть, мусороперерабатывающий завод в Орске именно поэтому не был построен? Уступать бизнес нишу, пусть даже по федеральному закону, так не хочется.

Ещё одна проблема, которая касается не только Орска, – готовность муниципалитетов к размещению мусорных площадок. На покупку контейнеров и обустройство контейнерных площадок из областного бюджета будет выделено 150 миллионов рублей. Часть проблемы снимается.

Но вторая часть – муниципальная и административная. Именно город обязан создать схему размещения, согласовать её с населением, надзорными органами и ресурсоснабжающими организациями. А это большая работа. Проще её саботировать, чем проводить. А вину свалить на регионального оператора.

В недавнем интервью генеральный директор «Природы» Виктор Доценко рассказал, что корейская компания, чьи технологии будут использованы в строительстве заводов в Оренбуржье, уже имеет успешный опыт работы в России. В Хабаровске был построен аналогичный завод. Орские журналисты оперативно созвонились с Хабаровском и выяснили, что завод не проработал ни дня. Почему так произошло, выяснять не стали.

А мы решили выяснить почему. Оказалось, виноваты вовсе не корейские технологии. Завод встал именно по вине чиновников. Несколько уголовных дел было заведено по фактам траты бюджетных средств. И несколько чиновников понесли за это ответственность. Так что не нужно винить «мерседес» в том, что водитель совершил ДТП.

К сожалению, вопрос с площадкой для завода в восточном Оренбуржье снова завис. Новотроицк сначала вышел с инициативой разместить у себя, но потом тоже отложил окончательное решение. Впрочем, на специализированном предприятии «Природа» учли опыт общения с гражданским активом. Теперь они готовы работать с общественностью, проводить публичные обсуждения проектов и даже организовать для инициативной группы экскурсии в другие регионы.

Виктор Доценко, директор ООО «Природа»:

– Торги на проектирование завода в Соль-Илецке скоро объявим. Генеральный подряд будет выполнять российская компания. Технологии, которые планируется применять в проекте, скорее, можно назвать мультинациональными. Часть оборудования и программное обеспечение – Германия, Италия, но основная технология корейская. Ориентировочно строительство полигона и сортировочного комплекса обойдётся в 750 миллионов рублей. Самая дорогостоящая часть проекта – это производство и энергогенерация. Из 6 миллиардов рублей 5 именно в этой части. И самое дорогостоящее в этом – система фильтрации воздуха.

В Чехии и Австрии аналогичные заводы стоят на территории экологических парков и заповедников. Трубы заводов снабжены системой постоянного мониторинга и контроля. Данные с датчиков передаются в режиме онлайн диспетчеру. Так вот, воздух, выходящий из трубы такого завода, чище, чем окружающая атмосфера. Ни запаха, ни цвета, ни вредных веществ в атмосферу это предприятие не выбрасывает. В нашем проекте также предусмотрена система фильтрации выбросов и система мониторинга.

Очень трудно начинать проект, которого до сих пор не было. Людей пугает неизвестность. Поэтому мы решили, что будем сотрудничать с активной общественностью и вести разъяснительную работу. На нашем сайте скоро появятся все проекты, которые мы намерены строить. И мы готовы их обсуждать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top