fbpx

Лубок или эпос?

Ректор ГИТИСа рассказал про спектакли Оренбургского драмтеатра, нового министра культуры и судьбу Ленкома.

В течение двух дней в Оренбурге находился известный театральный деятель, ректор Российского института театрального искусства (ГИТИС) Григорий Заславский.

Коллектив областного драмтеатра ждала настоящая встряска, ибо услышать мне­ние о последних премьерах от театроведа столь высокого уровня доводится редко. За­славский посмотрел спектакли «Капитанская дочка» и «Земля Эльзы», обсудил их с коллек­тивом театра и студентами театрального отделения ОГИИ имени Ростроповичей, а потом ответил на в опросы нашего корреспондента.

– Какова истинная цель ва­шего визита в Оренбург? По­чему вы решили посмотреть именно эти постановки?

– Смею надеяться, что я хороший театральный критик, и потому мог у во многом по­мочь коллективу театра лучше увидеть свои проблемы, до­стоинства и недостатки. А ещё я приехал в Оренбург потому, что здесь есть хорошая актёр­ская школа, есть Исрафилов и наблюдается рост творческой активности. Оренбургский театр – театр с традициями, которые хранятся и приум­ножаются, и этим далеко не каждый может похвастаться. Что же касается якобы отбора для продолжения образования в Москве, то это не соответствует действительности. Мы уже давно приняли решение не отбирать у Оренбургского театрального института сту­дентов, так как здесь даётся отличное образование. А что лучше – иметь достойное об­разование дома или мчаться в поисках журавля в столицу и, получив его, прозябать на вто­рых ролях в дешёвых сериалах? Думаю, что первое важнее.

– Но многие всё равно рвутся в Москву, надеясь на иную судьбу, разве не так?

– Да, и запретить это им нельзя. Сами они (за редким исключением) понимают это слишком поздно. В Оренбург­ском театре есть чёткий вектор развития, направленный на сохранение традиций русской психологической школы. Ему следует Рифкат Исрафилов, а вот многие его коллеги, в том числе и в столицах, этот вектор утратили. Худрук Орен­бургского театра знает, чего он хочет. Когда-то выдающийся театровед Алексей Бартошевич написал замечательные слова о том, что русский театр невоз­можен без мессианства, то есть умения учить и направлять зрителя. И, несмотря на то что сейчас в театральном искус­стве многое поменялось, эти слова по-прежнему актуальны.

– Что можете сказать о просмотренных спектаклях, и в первую очередь о «Ка­питанской дочке»? Мнения оренбургских зрителей о ней весьма противоречивы – от восторга до полного непри­ятия.

– Не мог у сказать, что я в восторге от постановки, она получилась очень неровная. С точки зрения театроведа, там есть масса «недорешений», в первую очередь это касается формы. Что это – эпос или ко­микс? Кстати, насчёт послед­него, возможно, кто-то стал бы кидать в меня камнями, мол, чуждый нам жанр! Нисколь­ко не чуждый! В России на протяжении столетий имелся свой аналог комикса – русский лубок, то есть рассказ в картинках. Так вот, оренбургская «Дочка» ближе именно к ко­миксу, до эпоса не дотягивает. Да и не может быть эпическим рассказ о любви. И к актёрам есть вопросы, разве что кроме исполнителя роли Пугачёва Бориса Круглова. Вопросы касаются в первую очередь главной героини Маши Миро­новой. Несмотря на то что её любят сразу два героя – Гринёв и Швабрин, я, как зритель, не смог её полюбить. Считаю это просчётом. Не могу признать этот спектакль удачей, но иной раз неудача значит в жизни театра больше, чем успех. Ду­маю, что Рифкат Исрафилов всё прекрасно понимает. А спектакль будет расти, со­вершенствоваться, «набирать мяса». Верю, что ему предстоит долгая жизнь.

Что же касается «Земли Эль­зы», то при всей моей нелюбви к творчеству драматурга Пулинович, постановку спасли великолепные актёрские рабо­ты Зинаиды Карпович и Алек­сандра Папыкина. Да и другие артисты были на высоте.

– Не могу не спросить вас о московских событиях, в частности, о новом министре культуры Ольге Любимовой. Уж очень много противо­речивой информации выли­лось в Интернете.

– Я не очень хорошо её знаю, но в сё говорит о том, что образование и воспита­ние Ольги Борисовны должны способствовать улучшению ка­чества работы Министерства. Что же касается того ушата помоев, которые вылились на неё в социальных сетях, то считаю, что любой человек, тем более много лет назад, мог позволить себе определённые высказывания о своих вкусах и настроениях, не задумываясь о том, что это может через де­сять лет иметь такой эффект. В данном случае люди вторглись в её частную жизнь, причём давнюю. Это некрасиво.

– На протяжении послед­него времени в ряде столич­ных театров произошла сме­на руководства, и многие любители искусства Мельпо­мены не очень представляют, что ждёт любимые театры. Как вы видите их будущее? И начнём с самой первой такой смены, когда на место ушедшего в мир иной Олега Табакова в МХТ имени Чехо­ва пришёл Сергей Женовач. Сохранятся ли традиции, заложенные Олегом Павло­вичем, или театр ждут кар­динальные перемены?

– Скажу сразу, никаких осо­бых традиций в театре при Олеге Павловиче не было. Это всё обман, свойственный та­кому великому человеку, как Табаков. Будучи худруком МХТ, он одновременно являлся ещё и потрясающим менеджером, сумевшим привлечь в театр самых разных режиссёров, со­единивших на его площадках удивительное разностилье и, не побоюсь этого слова, хаос. И хотя это было интересно, никакой кардинальной линии развития у МХТ не было. Сер­гей Женовач же, напротив, всегда обладал чувством стиля, хорошим вкусом и умением определить вектор развития коллектива, о чём свидетельствует созданная им Студия театрального искусства, ко­торая ныне с тала филиалом МХТ. Думаю, что театр ждёт настоящее возрождение, чего не могу сказать о Ленкоме, который после ухода лидера Марка Захарова ничего хоро­шего не ждёт.

– Что, получается, погиб Ленком?

– Скорее всего, да. Понима­ете, Марк Анатольевич умел держать труппу в железном кулаке, была дисциплина. Ему безоговорочно верили все и ис­полняли его решения. Он знал и громкие удачи, и провалы, но это всегда было интересно. Конечно, его здорово подкосил уход из жизни целой плеяды великих артистов, но всё равно он умел вести коллектив за со­бой. Сейчас это вряд ли сможет сделать директор театра за­мечательный Марк Варшавер, даже при всём его опыте и знании театра.

– Понятно. Теперь о «Со ­временнике» и о странно быстром назначении нового худрука Виктора Рыжакова.

– Да, это был просто шок! Не успели похоронить Галину Борисовну, как уже был на­значен новый руководитель. Как-то не по-христиански это. Следует, конечно, признать, что в последние годы театр находился в затяжном кри­зисе, но Волчек продолжала руководить коллективом в духе лучших традиций, при­глашая для постановок ярких режиссёров, таких как Римас Туминас, например. В театре был сохранён дух ефремовско­го «Современника», а новый руководитель, мне кажется, имеет другую «группу крови».

– А может, пришла пора сделать переливание крови и обновить то, что закоснело и мешает творчески разви­ваться?

– Может быть, может быть… Посмотрим.

– И ещё одно назначение. Самый эпатажный режиссёр последнего времени Кон­стантин Богомолов возгла­вил театр на Малой Бронной, который давно переживает не лучшие времена. Получи­лось у него вдохнуть в театр новую жизнь?

– Последние работы Бо­гомолова, в частности, про­щальный спектакль Олега Та­бакова «Юбилей ювелира» в МХТ и некоторые другие, позволяют думать о том, что этот режиссёр способен на долгую яркую жизнь в театре, только бы не затмила власть больших денег темы художе­ственного развития театра. Богомолов – человек большого практического ума, к тому же талантливый писатель и теперь уже кинорежиссёр. Опять же, посмотрим…

Елена Чернова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: