$ 66.72 € 75.69 11 Декабрь 2018, 03:07

Земля вайнахов

Станет ли граница между Чечнёй и Ингушетией новой болевой точкой?
14.11.2018, 11:59

Фото: Олег Рукавицын

Митинги в ингушском городе Магасе насторожили российскую общественность. Три недели продолжались волнения в Ингушетии. Молодёжь, старики, женщины не уходили с площади ни днём ни ночью. Тысячи людей молились под открытым небом, готовили еду на полевой кухне, стояли с микрофонами и плакатами.

Территориальный вопрос для Кавказа болезненный. И даже формальное проведение границы между республиками оказалось болезненным. Чем не устроило ингушей соглашение между двумя главами республик – Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым? Как можно было решить этот вопрос иначе? Об этом мы поговорили с руководителем чечено-ингушского национального общества в Оренбургской области Мухарбеком Бесаевым.

 

Надо было спросить у людей

Кадыров и Евкуров подписа­ли соглашение, которое просто пролонгировало аналогичный документ 90-х годов. Но люди, как оказалось, против. На са­мом деле, не урегулированный вопрос границы между респу­бликами, и вообще весь земель­ный вопрос родом аж из 20-х годов прошлого столетия. Ког­да упразднили Горскую АССР, формально вопрос границ так и не урегулировали. И на каж­дом историческом этапе это оказывалось самым сложным и противоречивым моментом.

Митинги в Магасе закончи­лись только после того, как Кон­ституционный суд Ингушетии признал соглашение недействи­тельным. Но это ещё не конец. В декабре территориальный спор станет предметом обсуждения на федеральном уровне. А что же сами ингуши? Они держатся с великим достоинством.

– Вы обратили внимание на то, что после митинга на площа­ди не осталось никакого мусора? Как люди с уважением друг к другу относились, насколько корректны были в высказыва­ниях? – рассказывает Мухарбек Бесаев. – Провокаторов было до­статочно, но, слава богу, ничего трагичного не случилось. Фак­тически эти границы уже давно сложились, люди веками живут на этой земле. Но федеральная власть требует оформить грани­цу между республиками. И это, наверное, правильно. Плохо то, что соглашение было подписано без учёта мнения людей.

Бесаев в Оренбургской об­ласти живёт много лет, однако, как и все его земляки, поддер­живает постоянную связь со своей исторической родиной. Он не только руководит на­циональным обществом, но и является официальным пред­ставителем главы республики Юнус-Бека Евкурова. Но вслед за своими земляками считает, что действия Евкурова были не совсем верны:

– Если бы я оказался на ме­сте Евкурова, то очень просто решил бы этот в опрос: вышел к народу и пояснил ситуацию, извинился бы перед людьми. Мол, федеральный центр тре­бует официального оформления границ. Между чеченцами и ингушами не может быть гра­ницы – мы действительно близ­кие люди, но закон обязывает. Давайте вместе решим, как нам это сделать. Свою официальную позицию я письменно направил главе республики. Решать во­прос о границе должны те, кто в этих районах веками живёт. Старики своё дело знают. Они по-житейски очень мудры. И, я вас уверяю, никто не стал бы пытаться оттяпать себе лиш­ний кусок.

Старейшины в этом вопросе ссылаются на нашего великого святого Киши Хаджи. Он повелел провести границу по реке Фортанге. Но и без авто­ритета духовенства есть норма закона, которую должен знать глава республики Юнус-Бек Ев­куров. Конституция обязывает в таких вопросах спрашивать мнение народа.

Если бы Евкуров вышел к людям, извинился и по­советовался бы с ними, ему бы всё простили, – рассказывает Мухарбек Бесаев.

 

Вежливость города берёт

Противостояние в Магасе заметно утихло после того, как в Ингушетию приехал Рамзан Кадыров. Чеченский лидер из­вестен тем, что на любое публичное обвинение всегда готов ответить не менее ярко и тоже публично. Его визит к соседям однозначно вызвал одобрение со стороны ингушей. Жаль, что пока он единственный лидер, который поговорил с народом.

 Мухарбек Бесаев объяснил, что на самом деле для кавказского народа это очень важно.

– На Кавказе люди коррек­тны в высказываниях даже по отношению к противнику. Тот, кто первым нагрубил, счита­ется проигравшим. Все жители соблюдают это правило. Когда вопрос встал ребром, кто-то из ингушей нагрубил Кадырову. Сначала он повёл себя как па­цан, а не как глава республики – нагрубил в ответ. Наверное, потом понял, что неправ. При­ехал к людям, поговорил. Все повинились друг перед другом.

У нас тут, в Оренбурге, была пара инцидентов – подрались молодые казахи с чеченцами. Я приехал в район, и старший от казахов приехал. Мы на одной машине, в обнимку. Молодёжь смотрит на нас и берёт пример. Конфликт был исчерпан одним только нашим визитом. Мы до сих пор дружим.

Бесаев видит решение конфликта в народной мудрости и в традициях почита­ния старших.

– Ислам говорит: кто землю отнял, тот проклят навеки. И мы все знаем об этом. Мы могли бы делегировать свои полномочия людям тех тейпов, которые живут на территориях, где граница проходит. Они бы сами договорились.

 

Петровы – Сидоровы и яблоко

Чеченцы и ингуши действи­тельно друг друга поддержи­вают. Даже если в чём-то не согласны. И как-то умудряются оставаться со своими тради­циями над любой политиче­ской схваткой. Хотя этот спор за территорию не первый. После распада Горской АССР и после административно-территори­ального деления Пригородный район отошёл к Осетии.

В да­лёком 1973 году ингуши ми­тинговали в Грозном. Стояние продолжалось несколько дней. И чеченцы приносили им еду и дрова, поскольку события раз­ворачивались в студёную зиму. Братские узы и традиции всегда для народов Кавказа стояли выше политики.

Сегодня тоже. На митингах в Магасе было много представителей оппози­ции. Местное отделение партии «Яблоко» раздавало интервью, общественники «Мемориала», политические оппоненты Евку­рова. Но Мухарбек Бесаев гово­рит, что это просто позирование на фоне события:

– Провокаторов много. Но мы не так ой народ, который можно заманить на митинги. Если бы не было того, что людей взволновало, никто бы не встал под политические флаги. Так что сначала возник реальный повод, а потом уже полезли по­сторонние с флагами, чтобы их видно было в телекамеры. Про­вокации, истории в социальных сетях в Интернете – это очень плохо. Много грубости, грязи, лжи. Пишут, что Кадыров хочет забрать себе нефть. Но дело не в этом вовсе. Недра принадлежат государству. Кроме того, это только кажется, что Ингушетия большая. И от того, что одна качалка нефтяная перейдёт на территорию другой республики, ничего не изменится. Все они из одного пласта качают.

Чеченцы от ингушей отлича­ются как Ивановы от Петровых. Мы один народ практически. И когда мы собираемся за одним столом, не делим себя. Говорим, что мы вайнахи. Мы создали че­чено-ингушское национальное общество в 1992 году в Орен­бурге. Я был единственным ин­гушем, а чеченцев оказалось не­сколько тысяч человек. Они меня выбрали главой.

И мы следим за тем, чтобы у нас, наших детей всё было мирно. Наши дети не пьют, не курят, по клубам не ша­таются, старших уважают.

Были годы, когда чеченцы и ингуши не совершили ни одного престу­пления в Оренбургской области. Потому что мы свои обязан­ности родителей, землячества выполняем. Все работаем, закон не нарушаем, друг за другом смотрим.

Мы делаем всё, чтобы наша культура не потерялась, живём в мире и дружбе.

 

Приезжайте на Кавказ

Мухарбек Бесаев расстраи­вается из-за того, что до сих пор люди боятся ехать на Кавказ. А ведь там живы все традиции го­степриимства и мирного обще­жития:

– Я своих детей в отпуск зову куда-нибудь за границу, а они отказываются. Хотят только туда – в Ингушетию. Они впитывают наш уклад жизни. И там есть что впитывать: вы посмотрите, какие у нас красивые старики. Никогда не поссорятся брат и сестра из-за имущества. Если, не дай бог, такое случится, им там просто жить не да дут. Их попросят съехать с улицы, из села, из республики. Почтение к старшим впитывается с мо­локом матери.

Правда, иногда вбивается хворостиной отца. Помню, приехал к нам родствен­ник нашего дедушки. Отец мой лесорубом был. У него руки как лопаты – огромные. А дедушка рассердился на него за что-то и начал его охаживать палкой. Мой отец стоял как пионер по стойке «смирно». Ни слова про­тив не сказал.

Редко такое случа­ется, но бывает. Средства массо­вой информации пугают. Но вы можете хоть сейчас поехать туда, зайти в любую семью. Вас на­кормят, разместят на ночь. Гость в дом – Бог в дом. Это закон, который до сих пор свято чтится.

Я верю в мудрость нашего наро­да. Поэтому очень надеюсь, что этот конфликт вокруг границы разрешится скоро. Надеюсь, что федеральный центр, принимая решение, учтёт мнение людей и наших старейшин.

 

Елена Черных

Новости
все новости