$ 62.22 € 72.47
16+
27 мая 2018, 18:48

Ходили вместе в разведку

Спустя 32 года мать оренбуржца Александра Гонышева, погибшего при исполнении интернационального долга в Афганистане, узнала о боевом пути сына
02.11.2017, 12:26
В Черноречье к матери погибшего сослуживца приехал из Тольятти бывший командир группы разведчиков Александр Качанов. Вместе с ним бывший боец этой группы Геннадий Савченко и руководитель оренбургского Центра поддержки ветеранов Владимир Банников.
Фото: Вячеслав Войтин

В феврале наша газета рассказала о встрече ветеранов-афганцев с Анной Ивановной. Тогда сослуживец Александра, бывший разведчик ГРУ Геннадий Савченко, подарил ей последнюю прижизненную фотографию сына.

Чудом сохранившийся снимок - группа у вертолёта перед отправкой в десант. Александр Гонышев - в центре в первом ряду.

Ветераны афганской войны дорожат памятью о тех событиях. Обмениваются письмами, фотографиями, ездят друг к другу. Недавно в Черноречье к матери погибшего сослуживца приехал из Тольятти бывший командир группы разведчиков Александр Качанов, которого пригласил Геннадий Савченко.

 

Тропами войны

Их часть вошла в Афганистан в сентябре 1984 года, два месяца бойцы были на акклиматизации, потом начали ходить на задания.

По рассказу командира, Саша попал в элитное подразделение спецназа после учебки и был принят как свой. Несмотря на то что был санинструктором, зарекомендовал себя классным бойцом. Участвовал в боях и при захвате караванов, и при нападении на склады с боеприпасами. За три месяца он десять раз выходил на боевые задания.

- На Новый год, с 84-го на 85-й, глава Афганистана Бабрак Кармаль пригласил 80 иностранных делегаций на празднование 20-летия НДПА – Народно-демократической партии Афганистана, - продолжал рассказ для Анны Ивановны бывший разведчик. - Мы лежали вокруг Кабула, между душманскими кишлаками, в снегу при 20-градусном морозе -  обеспечивали охрану.

Той же зимой перед разведчиками ставилась задача перехватывать душманские караваны с оружием. Передвигались караваны по ночам, это осложняло поиск.

Выследить их помогали агенты, завербованные среди местного населения. Однако они хитрили: часто, когда наши спецназовцы прибывали на место стоянки, каравана уже и след простыл. Ещё хуже, если в указанном месте спецназовцев ждала засада.

- Застать караван в пути или на стоянке было трудно. Душманы прятались в горах, в кишлаках - прикидывались местными жителями. Днём он мирный дехканин, а ночью берёт автомат и стреляет тебе в спину, - вспоминает Александр Качанов.

 

Спецназ ГРУ, 1985

Слово «спецназ» в современном понимании как-то не вяжется с обликом тех парней из 1985 года. Вместо касок и бронежилетов – шапки, лихо сдвинутые на затылок, да серые бушлаты.

Бронежилеты, весившие по 16 килограммов, спецназовцы надевали лишь в «зелёнке». В горы на задание выходили налегке, брали с собой только самое необходимое – оружие, запасы патронов, воду и сухой паёк.

Штатное обмундирование солдаты переделывали под реальную обстановку. Шили из брезента жилеты-разгрузки с множеством карманов для патронов, мин и гранат. После военные конструкторы учли этот опыт.

Выброска десанта производилась с полной выкладкой, а это больше 40 килограммов. Вертолёт на гористых откосах не мог приземлиться, зависал над землёй метрах в двух-трёх, и бойцы спрыгивали на землю. По мере разгрузки «вертушка» становилась легче и поднималась, так что последнему приходилось прыгать с приличной высоты.

 

Последний бой

В Панджшерское ущелье разведчики старшего лейтенанта Качанова были засланы в конце января 1985 года. Накануне начала крупномасштабной операции 40-й армии они сильно вредили душманам в тылу, и бандиты решили зачистить местность. Тот роковой бой, по рассказу командира, был неравным:

- Душманы, их было около сотни, и иностранные пособники «чёрные аисты» искали нашу группу. Когда они приблизились к нам вплотную, я приказал ребятам открыть огонь. Душманы от неожиданности залегли, а потом поднялись и пошли волной. Нам пришлось отходить. Александр с напарником уходили последними, прикрывая остальных. Их обоих ранило, а потом пуля снайпера попала Сане в голову.

У разведчиков правило: раненых и убитых на поле боя не оставлять. Ребята вернулись и вынесли из-под огня убитого санинструктора и раненого стрелка.

- Подоспели «грачи», самолёты-штурмовики, а потом прилетели «вертушки». Первым поднялся вертолёт с убитым и ранеными. Во второй Ми-8 загрузились оставшиеся восемь парней с командиром, прикрывавшие отход. На аэродроме нас встречали как воскресших из мёртвых, - добавил Геннадий Савченко.

В той последней операции Александр Гонышев, как санинструктор, должен был остаться на базе, чтобы при необходимости оказывать помощь раненым.

- Но Саня не привык отсиживаться, - будто до сих пор сокрушается Александр Качанов, - уговорил меня взять его с собой.

 

Отчаянный

В Черноречье, во дворе старого дома, на перекопанной под зиму чёрной земле белеют оброненные капустные листы – тут Анна Ивановна разводит огород. За домом пара яблонь, у водонапорной колонки - металлический гараж с заржавленным замком.

- Тут был мотоцикл, на котором Саша гонял ещё учеником, – рассказывает директор Чернореченской средней школы Ирина Гонышева. – Отчаянный, права получать было рано, так он, случалось, от гаишников удирал по переулкам.

Саню привезли домой в цинковом гробу через пять дней после гибели. Накануне пришло от него письмо, там, как всегда: «Не волнуйтесь, всё хорошо». Поэтому Анна Ивановна не встревожилась, когда на улице стали собираться люди. Но в дверь постучали, и как гром среди ясного неба: «Сашу привезли». - «Как привезли?!»

 

Родная кровь

Гостей пригласили в школу, которая стоит на улице Гонышева и носит его имя.

В коридоре на стенде «Гордость Черноречья» - портрет матери Александра. Рядом его армейские фотографии и письмо домой: «Мама, не волнуйся, у меня всё хорошо. Служу в Одессе. Тут тепло, много солнца и винограда».

В вестибюле у входа в школу - барельеф героя, посмертно награждённого боевым орденом Красной Звезды. На барельеф ученики заработали деньги на субботниках.

- Когда известный оренбургский скульптор Надежда Петина взялась за работу, у нас были только Сашины фотографии анфас. Чтобы воспроизвести лицо объёмным, в профиль, позировала Анна Ивановна, - заметила директор школы.

Похоронен Александр Гонышев на сельском кладбище, рядом с могилой отца, который не дождался сына из армии. Последняя почесть от друзей – красные гвоздики к надгробию.

- Спасибо, что не забываете, - проговорила на прощанье Анна Ивановна.

Вячеслав Войтин

Новости
все новости