$ 66.40 € 75.86 10 Декабрь 2018, 11:37

Когда мама – учитель

Программист Галина Кирикова из Оренбурга, уйдя в очередной декрет, забрала детей из школы и стала учить их сама. Что из этого получилось?
09.03.2017, 11:17
Когда кухня – это учебный класс, мама – учитель, а учёба – увлекательная игра.
Фото: Полина Кузаева

Открывается дверь кварти­ры, и ты с ходу окунаешься в удивительный семейный мир.

Через коридор протянута туристическая верёвка. То и дело по ней то вверх, то вниз взлетают 9-летний Андрей и 7-летняя Даша. Отрабатывают спуск и подъём, облачившись в страховочную обвязку. Это у них перемена.

Уроки дни напролёт

Но вот на часах 10:00. На кухне, которая одновременно и учебный класс, дети садятся за парты, которые сделал умелец папа. (Одним движением они встраиваются внутрь стеллажа. Удобно, и места лишнего не за­нимают.) Начинается математи­ка. Упражнения розданы. Даша считает сантиметры, Андрей изучает, что такое скорость, расстояние, время. Мама зани­мается то с одним, то с другим. А сзади наблюдает за всеми кро­шечная Маша и, весело играя глазами, каждые пять минут радостно вскрикивает: «Ма-а- а-а-а-ма-а-а-а!»

– Что, Марусь? – оборачива­ется Галина. Но той ничего и не надо. Улыбнётся и продолжит тихонько возиться в уголке. – И сколько же у тебя улитка про­ползла в минуту? А божья коров­ка? – спрашивает Андрея мама. Услышав правильный ответ, до­бавляет: – Ты летом поэкспери­ментируй обязательно. Запусти каждую и проверь. Только потом обязательно отпусти обратно.

Даша, засидевшись, начинает ноги едва ли не на стол склады­вать. И это нормально. Может и на кресле начать по кухне разъ­езжать. Ругать её не станут.

– Я Андрею, бывает, что-то рассказываю из окружающего мира, а он сядет на гимнасти­ческий мяч и скачет на нём по всей квартире, я же следом иду. Не мешаю детям выплёскивать энергию. Может, в этом и минус есть, но ведь на сольфеджио они, как и все одноклассники, по полтора часа сидят, – отмечает Галина.

И добавляет, что обуче­ние идёт всё время, пока Даша с Андреем не спят. Расписание на всю неделю хоть и висит на стене, но оно относительно, условно.

 

Пять секций в день!

Отправив ребят в детскую, говорим о том, как вообще решились на этот своего рода эксперимент.

– В ноябре 2015 года, когда отдали Андрея в 1-й класс, об­наружилось, что он значительно сильнее сверстников. Все до Нового года печатными буква­ми писали, а он прописными.

Таблицу умножения уже начал к тому времени осваивать, и ему было скучно. Занимался на уроках тем, что из карандашей шалашики строил. Его почти не спрашивали, говоря что-то вроде: «А, что тебя спрашивать, ты и так знаешь!»

Первый класс промучились, а во втором муж сказал: «Давай забирать на семейное обучение». Я согласи­лась. Как раз должна была ро­дить Машу. Так что, вернувшись из роддома, практически сразу его и забрала.

По 273-му Федеральному закону это очень легко сделать. Подали заявление. Школа обе­спечила нас учебниками. Раз в год дети должны сдавать экза­мены. И я ещё могу приходить к учителю и консультироваться по мере необходимости. В начале года обязательно беру у педагога планирование. Оно для меня ориентир.

– Как справился Андрей со школьными экзаменами за второй класс?

– Сдавал шесть экзаменов. Из-за неправильного оформ­ления получил тройку по ма­тематике. И ещё четвёрку по окружающему миру. А всё из-за того, что покрасоваться хотел. Надо было в ответе назвать трёх любых млекопитающих. Мой умник, верно указав дельфина и кита, добавил к ним зачем-то акулу. Другие предметы сдал на «отлично».

– Не боитесь, что детям потом будет трудно ставить себя в коллективе? В армии, университете…

– Одно осознаю чётко. Им придётся жить белыми ворона­ми. Это сложно. Мы учим их не обращать внимания на толпу. Не подстраиваться ни под кого. Что касается социализации, то ведь дети ходят на секции. Общаются. Только за одну эту осень Андрей занял несколько призовых мест на областных конкурсах.

– Андрей ходит на пять секций. Даша – на три. Чем обусловлен выбор?

– Считаем, что в ребёнке нужно развивать то, что ему из­начально интересно. Поэтому отвели Андрея на моделирова­ние. Он любит мастерить. Мы с мужем не принуждаем ни к чему. Наш принцип – не мешай. Они сами выбирают, чем им за­няться. Только в музыкальную школу учиться играть на скрип­ке отдали обоих сразу.

Чтобы сын мог всегда себя защитить, привели в четыре с половиной года на айкидо. Сейчас туда ходит и Даша. Затем с той же целью Андрей стал заниматься боксом. Ну и оба посещают сек­цию по туризму. Хотела отдать Дашу в театральную студию, но дорого.

К слову, если говорить о деньгах: занятия боксом, ту­ризмом и моделированием бес­платные, за музыкальную школу платим чисто символически.

 

Когда мама как Лев Толстой

Трудно удержаться от мысли, что Лев Толстой был бы рад ока­заться в «кириковской школе». В своей яснополянской он учил крестьянских детей в вольном духе. Не было домашних заданий. Каждый из учеников выбирал тот предмет, который ему ближе.

О толстовском воспитании в свободе можно говорить долго. Удивительно, насколько его видение того, каким должно быть образование, совпадает со взглядами Галины.

«Кажется, излишне доказы­вать, что школа, в которой учатся три года тому, чему можно вы­учиться в три месяца, есть школа праздности и лени», – писал граф. В разговоре наша героиня обмолвилась: «В школу катего­рически не хочу возвращать. Слишком много времени в ней тратится не по назначению. А по­том средняя школа на то и сред­няя, чтобы всех усреднять. Как иначе, когда в классе 30 человек? Недавно с Андреем проходили единицы длины. Закончили тему часа через полтора совместным чтением в энциклопедии статьи «Почему вымерли динозавры». Начав с метров, перешли к свето­вым годам, затем к астероидам… Подобное невозможно не то что­бы представить – осуществить на уроке в школе, где всё подчинено строгой программе».

 

Плюсы, минусы и большая надежда

По словам Галины, пока для себя в семейном обучении она видит одну сложность – трудно научить не решать, а оформлять ответы. Со временем, когда при­дёт черёд ЕГЭ, это может стать немалой проблемой. Пока же грозит лишь возможным сни­жением оценки, что не пугает её. Главное ведь знания.

– Повторюсь, в ребёнке нуж­но развивать то, что ему интерес­но. А остальное давать в качестве общего образования. Идеальная школа, наверное, это своего рода и есть работа по секциям. Чтобы максимум пять ребят учились у педагога тому, что захватывает их. В одном месте позанимались физикой, в другом информа­тикой или рисованием. Нельзя ребёнку целый день сидеть на одном месте, – уверена Галина.

Пока мы беседуем, в комнату то и дело заглядывают дети. Вот со скрипкой заходит Андрей. Исполнив разучиваемую для конкурса композицию Зейца, харизматично заявит: «Я сейчас отвратительно сыграл!..»

Через некоторое время явит­ся Даша. О чём-то спросит маму. Потом снова Андрей. Опять Даша. И ни взглядом, ни тоном Галина не покажет, что дети до­кучают ей. Потому что этого не может быть в принципе. Очень часто требовательное «Мама!» будет слышаться с трёх сторон, и она успеет ответить каждому.

Не случайны её слова: «Со­ветовать другим переходить на семейное образование не могу. К этому самим нужно прийти».

И правда, мало кто спра­вится и сможет всё своё время подчинить детям, получая при этом удовольствие от каждой прожитой секунды.

Знаете, лет через десять мы обязательно расскажем о судьбе Андрея и Даши. Пусть формат семейного обучения уже не так уникален, но ребята настолько самобытны, так хо­рошо и по-взрослому говорят и тянутся к знаниям, что, ка­жется, впереди у них большое будущее. А потом, интересно, какими вырастут дети, лишён­ные мучительных утренних сборов в школу. Стрессов на­кануне итоговых контрольных. Ведь, как ни крути, а живут Андрей с Дашей в идеально спокойном и любящем мире.

 

Полина Кузаева

 

Новости
все новости