$ 63.48 € 74.35
16+
22 июля 2018, 07:54

В поисках утраченного

25.04.2018, 15:03
Лилия Горелко занялась сбором местного фольклора после окончания Челябинской академии культуры и искусства, говорит: «Хотелось, чтоб сохранилось всё, чем жили наши прадеды и деды».
Фото: Валерий Гуньков

Просторная комната с высоким потолком – в углу зыбка, рядом железная кровать с пышными подушками и накрахмаленным подзорником. По сторонам предметы утвари, со стен испытующе смотрят с портретов люди. Кто они, чем жили? Вдруг доносится сердечное: «Ах, утушка моя, луговая…»

 

«Первина» водит

Ты, будто встречный на сельской улице, даёшь пройти важным по такому основательному делу. Впереди тётушки и свахи, за ними родные невесты несут приданое: первым зеркало (оно защитит от невзгод), посуду, перину, самовар и сундук. А уж следом невеста с подружками идёт в дом жениха – ёё по нарядному малиновому сарафану узнаёшь.

«Ах, утушка моя луговая, молодушка моя молодая… где ты побывала, где тёплу ночку коротала…» - доверительно, с жалобностью тянут тётушки и свахи обрядовую песню, подружки подпевают, невеста грустит.

Чёрт возьми, как захватывает всё!

- Свадебные обряды со стороны невесты и жениха нами поставлены были одними из первых, - рассказывает после выступления свою историю Лилия Горелко, заведующая бриентским сельским Домом культуры. Она же – руководитель фольклорного театра «Первина». Так называли первую кудельку льна, который в прежние времена сеяли здесь повсеместно.

«Первина» собирает по крупицам, воссоздаёт приметы прошлого. Лилия Ивановна и её помощники обошли всех бабушек, вспомнили, какие поверья ходили, какие песни раньше пели казачки, какие слова исчезли из повседневной речи: катетка (небольшой платок), верховки (рукавицы поверх варежек), вехотка (мочалка).

- Много песен и местных обычаев вспомнила Елена Федотовна Петрова, - рассказывает Лилия Горелко. – Она сама когда-то работала культмассовиком в клубе, тогда их называли агитаторами. Сейчас ей 90 лет, но многое помнит и мотив напеть может.

Лилия Ивановна загорелась идеей собрать то уходящее, чем жили бриентские казаки 100 и 200 лет назад. А оказалось, многое и из того, что было обыденным для земляков даже в середине прошлого века, утеряно безвозвратно. Но кое-что теперь, как в закромке, будет храниться, надеется Лилия Ивановна, если не вечно, то долго.

Даже погребальные обряды и плачи восстановили. Русский плач записан на электронном носителе, напела его коренная жительница Наталья Куватова, а вот казахский только на бумаге, местные казашки опасаются исполнять плач - боятся накликать беду. Но это ведь тоже поверье, обычай.

 

Старина

В «Первине» 12 человек - и молодёжь, и пожилые. Старину помогает им восстанавливать клуб старожилов. Начали с песен, обрядов и вовлеклись, оказалось, немало поучительного и подзабытого можно ещё восстановить. Так родилась идея создать сельский музей. Пошли бриентцы перебирать чердаки и чуланы – многое откопали.

- Наш дом 1905 года постройки, - вспоминает, как всё начиналось, Лилия Ивановна. - Поискали и обнаружили утюг углевой, крынки, кочергу (надо же, кочерга теперь – музейная редкость!), горшки, чугунки, прихватки и ухват. Альфия Шакирова принесла мамин платок пуховый, шаль накрывную, ридикюль. А вот зыбку уже нигде не могли найти, нам делали её на заказ.

Обыденные в недавнем вещи стали диковиной, место им в музее. Как бы цинично это ни звучало, но и сами люди со своими привычками, надеждами и обычаями со временем становятся музейными экспонатами.

В местном музее целая экспозиция тружеников – чёрно-белые портреты, требовательные взгляды из прошлого. Есть кем гордиться бриентцам – 12 орденоносцев! Много фотографий передала семья Выскребцевых – поколение за поколением они работали на земле.

 

По следам романиста

Местные жители неформально отнеслись к начинанию. Вспоминали, кого надо обязательно представить, чем славилось село, какие обычаи соблюдали.

Так в очередных расспросах старожилов и при изучении переписки коренных жителей Лилия Ивановна откопала для себя интересный факт. Выяснилось, в Бриенте в 20-х годах прошлого века сначала был членом сельхозкоммуны «Урал», а затем преподавал в школе известный писатель Владимир Пистоленко. Ему, кстати, в марте этого года исполнилось бы 110 лет. В его романе «Крылья беркута» идёт рассказ о Гражданской войне, а действие происходит в узнаваемых местах: Заорье – Орске, Соляном городке – Соль-Илецке. Ещё более известен роман о пугачёвском восстании «Сказание о сотнике Тимофее Подурове».

В общем, загорелась Лилия Ивановна найти хотя бы какие-то следы писателя. Побывала в областном архиве, пединституте, где Пистоленко работал несколько лет, в местном отделении Союза писателей России и областной библиотеке. Нигде не сохранилось ни одного его фото. И все книги выпускались почему-то без портрета. Но сотрудники областной библиотеки имени Крупской подарили две книжки писателя - первые издания, датированные 1953 годом. Удалось восстановить и его биографию. Пистоленко некоторое время возглавлял оренбургскую писательскую организацию, затем переехал в Челябинск. По его пьесам шли постановки в областных и столичных театрах…

Официально открыть музей в Бриенте всё-таки не получилось. После всех стараний выяснилось, что статус музея требует установки сигнализации, решёток на окнах, других атрибутов. Средств таких, конечно, нет. Решили назвать просто музейной комнатой быта, суть от этого не поменялась.

 

Центр притяжения

17 лет, что работает Лилия Горелко завклубом, пролетели незаметно – всё это время были дела неотложные, поднимавшие порой на ноги немалое количество земляков. Так было с музеем, с восстановлением истории села, сбором фольклорного материала. Люди вдруг понимали, что всё это важно, проникались от мала до велика чувством, как бы высокопарно это ни звучало, патриотизма.

Бриентский клуб называют центром местной культуры, хотя центром этой многоплановой работы справедливее было бы назвать саму Лилию Ивановну с её сподвижниками. Сегодня здесь занимаются ребятишки в 20 кружках, далеко за границами района известна фольклорная группа «Степнянка», руководит которой знаток народных песен, в том числе и местных, Ирина Фазлиахметова. «Степнянка» с 2005 года носит звание народного коллектива. С выступлениями ездят на областные конкурсы, побывали на фольклорном фестивале в Аркаиме. Подрастает школьная группа «Васильки» - спутник «Степнянки». Молодые учатся исполнять народные песни, иногда выступают вместе со старшими.
К разным кружкам – фитнеса, тестопластики или техники плетения - проявляют интерес бриентцы разных возрастов.

Сообща организуют праздники на Масленицу и в День села. Фермеры стали откликаться – дают деньги на их проведение.

Теперь в сельском клубе бывают и экскурсанты – не только местных школьников приводят учителя в комнату сельского быта, но и из соседних Просторов приезжают, заглядывают земляки, приехавшие погостить на родину из дальних краёв.

Что особенно удивило, Лилия Ивановна человек ведь не местный. Она приехала в Бриент в 1992 году из Ферганы выйти замуж. Появилось двое детей, сейчас они уже определились в жизни. Но язык не поворачивается назвать её пришлой. Ведь не помани тогда в эти края молодую девчонку местный Фаил Чанышев, затерялись бы теперь многие факты бриентской истории, а ведь это люди – память о прошлом. Как мы сами убеждаемся с годами, прошлое не такое уж и далёкое, оно рядом, за порожком. Делаем шаг - и становимся историей. Наши вещи, привычки, мечты и дела могут кануть в Лету, а могут остаться в памяти земляков. Быть может, это неважно?

Почему-то всё в тебе сопротивляется этой мысли, когда слышишь, как «Степнянка» проникновенно запевает «Среди гор, среди карпатских», что пели бриентские казачки, дождавшиеся мужей с Первой мировой. А потом их дочери, внучки… Сто лет прошло с тех пор.

Юрий Мещанинов

Кваркенский район

Новости
все новости