$ 55.96 € 60.79
16+
24 апреля 2017, 20:08

Дальний поход Виктора Шарапова

О нём известно немногое, но очевидно, что наш земляк совершил подвиг
17.03.2017, 11:21
На атомном крейсере К-19 в 1961 году произошла первая крупная авария. Её экипажу тоже ценой невероятного подвига экипажу удалось спасти и корабль, и окружающую среду.
Фото: Google Images

Сегодня мы можем только догадываться, что случилось с подводной лодкой в северных морях. В отсеке с атомным реактором вдруг пошло задымление. И если бы не героизм нашего земляка – старшего машиниста корабельной специальной подводной лодки Виктора Шарапова из села Октябрьского, могло бы произойти страшное.

Долгое время о подвиге Вик­тора Шарапова не было из­вестно ничего. И даже самые близкие люди – жена, сыновья, родственники – мало что знали о его военной службе на Балтике.

Самого героя уже нет в жи­вых. Пятнадцать лет назад на 52-м году жизни у Виктора Фё­доровича остановилось сердце. И только после смерти стали всплывать интересные детали его службы на атомной подводной лодке.

Первым о подвиге земляка заговорил министр труда и за­нятости населения области Вя­чеслав Кузьмин – одноклассник моряка-подводника Шарапова.

– Виктор в классе был самым сильным, крепким, здоровым парнем, – вспоминает Вячеслав Кузьмин.

Самым сильным и выпадают в жизни самые сложные испыта­ния. В старших классах Виктор мечтал о военном училище. Но не получилось поступить. Потом была армия.

В 1969 – 1972 годах служил на Балтийском флоте.

Домой при­ходили спокойные письма, мол, всё хорошо, не волнуйтесь. Ни­кто не мог и представить, через что пришлось пройти молодому парню. Вернувшись домой, ни матери, с которой был очень близок, ни друзьям ничего не рассказывал.

Позднее Виктор Шарапов признался, что не имел права разглашать подробности и много лет хранил тайну о службе, потому что подписывал документы о неразглашении.

И лишь спустя годы, когда данные рассекретили, а с быв­ших матросов сняли обет молча­ния, Виктор Фёдорович в редких беседах с друзьями и близкими стал вспоминать некоторые де­тали службы.

Из отрывочных разговоров с супругой Анной Ефимовной и одноклассником Вячеславом Кузьминым сегодня отчасти можно восстановить цепь со­бытий, историю одного похода.

Лодка, на которой про­ходил службу матрос Шара­пов, находилась в кругосвет­ке. По рассказам, он дважды бывал в кругосветных похо­дах.

Авария случилась где-то в северных морях, возможно, недалеко от побережья Великобритании. В отсеке с атомным реактором начался перегрев, сильно по­высилась температура. Защит­ные механизмы не сработали – была велика угроза пожара.

Командир лодки сказал: «При­казывать не могу. Кто пойдёт в отсек?» Виктор в реакторном отсеке числился старшим и не раздумывая стал готовиться.

С ним был ещё один матрос.

Раз­девшись до трусов, оба зашли в задымлённое помещение, за ними задраили люки. Второй матрос очень быстро потерял сознание, а старший по отсеку приступил к устранению ава­рии. Сколько они там пробыли, неизвестно.

Виктор в кромеш­ном аду, где даже в противо­газе было невозможно дышать, нашёл причину перегрева. За­менил деталь, и температура стала спадать. Лодка и экипаж были спасены. Второго матроса Виктор вынес на руках.

Что примечательно, по ус­ловиям учебного похода, лодка, оказавшись в нештатной ситу­ации, не имела права подавать сигнал бедствия. Потом отчёты о больших и малых авариях осе­ли в ящиках столов корабельных начальников.

Виктор рассказывал, что после каждой смены в отсеке с реактором принимали душ. Но вода не смывала радиацию. Когда проходили через «рамку», тело сильно «фонило». И это считалось нормальным.

Вдова Виктора Фёдоровича Анна Ефимовна сегодня живёт в селе Октябрьском, в том же доме, где проживали с мужем. Два взрослых сына, Александр и Юрий, частенько навещают маму, радуют трое внуков.

Анна Ефимовна бережно достаёт из шкафа немногочис­ленные документы покойного супруга.

– Вот всё, что имеется: воен­ный билет и учётно-послужная карточка к нему, – тихо говорит она.

В строке о правительствен­ных наградах есть запись, что Виктор Фёдорович имеет жетон за дальний поход. Известно, что им награждались наиболее от­личившиеся военнослужащие и служащие ВМФ за участие в дальних и специальных походах на боевых кораблях и вспомога­тельных судах.

Анна Ефимовна, вспоминая о муже, говорит, что был он очень ответственный, за всё пережи­вал, видимо, поэтому так рано и ушёл.

 

Ирина Земскова

 

Новости
все новости