$ 63.03 € 73.83
16+
23 июля 2018, 16:19

Взлёт после посадки

Люди «с прошлым»: чем встретит свобода?
16.05.2017, 15:01

Фото: 57.fsin.su

Каждый год из мест заключения в Оренбуржье на свободу выходит около 6 тысяч человек. И хотя срок был отбыт сполна, багаж прошлого для некоторых оказывается ношей, которая снова тянет ко дну.

Поможет ли кто облегчить тяжесть?

 

Подальше от «плохих парней»

Недавно на страничку в соцсетях к оренбурженке Ирине Мальковой зашёл старинный приятель, друг детства Вадим.

– Я обрадовалась, – рассказывает она, – помню его чудесным мальчишкой, он мне помогал колёса на самокате подкачивать, катал на своём велике.

Из завязавшейся переписки стало ясно, что оба после неудачных браков снова свободны. При встрече в кафе Вадим рассказал, что за его плечами не только развод, но и срок. По его словам, узнав об измене жены, так переживал, что подсел на наркотики и однажды в одурманенном состоянии насмерть сбил на авто пешехода.

Получил реальный срок. Вышел. Теперь живёт с мамой и ищет работу, говорит, вроде есть вакансия в автосервисе.

Пожаловался Вадим и на то, что многие от него отвернулись, а именно сейчас ему особенно нужна поддержка окружающих!

– Узнав о судимости, я потеряла к Вадику всякий интерес и прекратила общение, – продолжает Ирина. – Наверно, испугалась. Кто знает, на что он ещё способен! А у меня дочка-подросток. Не верю я, что «там» люди становятся лучше. Проблем мне в жизни и своих хватает, нянчиться ещё с кем-то, извините, не собираюсь.

Реакция Ирины не уникальна. Негативный стереотип в отношении судимых в обществе живуч.

В объявлениях о знакомствах таких «просят не беспокоить», хорошей работы им не найти, хотя формально, если судимость снята, человек имеет право претендовать на любую должность.

Вот только работодатель всегда придумает, как отказать соискателю с пятном на репутации так, чтобы юридически всё было чисто. Порой при устройстве на хорошую работу страдают даже родственники судимых, в некоторых организациях служба безопасности проверяет родню чуть не до седьмого колена.

И скрыть факт судимости едва ли получится.

 

А в тюрьме сейчас ужин, макароны!

Так на кого же вчерашний узник может опереться? На родных? Пожалуй, но, по словам участковых уполномоченных полиции, бывает, что родня не хочет пускать бывшего зэка в квартиру, если он сидел за насильственные действия по отношению к ним. Некоторые опасаются туберкулёза и требуют справку из тубдиспансера.

– Те, кто знает, что на воле никто не ждёт, не особенно мечтают о свободе, – говорит участковый уполномоченный по Дзержинскому району Оренбурга капитан полиции Алексей Никулин. – Некоторые так и размышляют: мол, выйду, поболтаюсь немного, совершу что-то и обратно к размеренной тюремной жизни. Худо-бедно, но здесь жильём, питанием и работой он обеспечен.

Ждут выхода на волю и стремятся потом вернуться к обычной человеческой жизни те, кто отбывает небольшой срок, полученный по случайности или глупости, например, за ДТП или если в драке сломал кому-то челюсть.

Поплавком является прежний опыт нормальной жизни, образование, профессия.

Некоторые стараются во время отсидки обеспечить себе тыл, заводя романы с женщинами. Но этот шанс сродни выигрышу в лотерею. Можно действительно встать на ноги, найдя опору поначалу в подруге, но если трудоустроиться не удаётся слишком долго, а огорчение заливается спиртным, то даже самая терпеливая дама укажет на дверь. А там и до рецидива недалеко.

 

Теперь на хорошем счету

Главным препятствием на пути к взлёту после посадки старший участковый уполномоченный полиции МО МВД России по Саракташскому району майор Артём Дубинин считает алкоголь. Артём Александрович работает в сельской местности, а там своя специфика.

– В селе, с одной стороны, проще встать на путь исправления, – размышляет он. – Работа всегда есть, в сельском хозяйстве руки нужны, от судимого носа никто не воротит. Да, зарплата порой невысокая, но если не пить, на жизнь хватит. Главная беда – алкоголь.

На трезвую голову все рассуждают здраво, понимают, что хорошо, что плохо, а как выпьют – тормоза отказывают.

Артём Александрович говорит, что порой приходится встречаться и с раздражением родственников судимого: мол, человек своё отбыл, зачем вы за ним продолжаете следить? Но профилактический учёт и административный надзор – прямая обязанность участкового. Что привело к первому преступлению, может привести и ко второму!

Некоторым, сидевшим по тяжким и особо тяжким статьям, суд и вовсе после отсидки устанавливает ряд ограничений, например, обязывает находиться дома после 23 часов, не посещать массовые мероприятия, раз в неделю отмечаться в полиции...

Как один из примеров того, что и после преступления и наказания возможна нормальная жизнь, Артём Дубинин приводит историю местного жителя. Отсидел за изнасилование несовершеннолетней, вернулся, работает комбайнером, на хорошем счету, женился, жалоб ни от семьи, ни от соседей не поступает.

 

Право на второй шанс

Между тем, по данным УФСИН России по Оренбургской области, из ныне отбывающих наказание в местах лишения свободы, а это более 7 тысяч человек, 3214 рецидивистов. Выходит, только у половины получается реализовать своё право на второй шанс!

Остальным, видимо, нужна более крепкая рука общественной и государственной помощи, чем та, что предлагается сейчас – в основном в виде возможности переобучения и подбора вакансий службой занятости.

В Оренбуржье были попытки организовать межведомственное взаимодействие так, чтобы поддержка шла со всех сторон – от выдачи паспорта до юридической, социальной, медицинской и психологической помощи.

С 2008-го по 2013 год действовала целевая программа «Социальная реабилитация и адаптация в Оренбургской области лиц, освободившихся из мест лишения свободы (ЛОМЛС)».

Сейчас она входит в государственную программу «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности в Оренбургской области» на 2014 – 2020 годы. Из пока не решённых задач – не организован учёт освобождающихся, кому негде жить, а количество мест в центрах для бездомных типа «Шанс» и сроки проживания в них ограничены.

В 2007 году представители православной церкви пытались организовать в Беляевском районе нечто вроде поселения для освободившихся, чтобы занять их на сельхозработах, но встретились с недовольством местных жителей. Не пожелали люди такого соседства.

О том, что все эти инициативы не блажь, а жизненная необходимость, свидетельствуют цифры рецидивной преступности. Если в 2009 году в Оренбуржье повторно попадал за решётку каждый третий освободившийся, то теперь почти каждый второй. Дороговато получается предоставлять самому себе того, кому тюрьма не страшна и терять нечего.

 

С вещами на выход

В последние полгода перед выходом из мест заключения готовящиеся к освобождению в обязательном порядке посещают «Школу освобождения».

Занятия проходят в виде бесед, лекций и тренингов, в том числе с профессиональными психологами, по бесконфликтному поведению, профилактике суицида или членовредительства, зависимости от наркотических веществ и алкоголя… Социальные работники консультируют по вопросам бытового устройства, поиску работы, а воспитатели отрядов делают акцент на дисциплинированность и законопослушность, прививая моральные ценности общества.

 

Получить профессию можно

...как во время отбывания наказания, так и после освобождения.

По данным УФСИН России по Оренбургской области, в прошлом учебном году профессию в колониях получили 2888 человек. В исправительных учреждениях области действует 7 федеральных казённых профессиональных образовательных заведений, в которых можно получить специальность по 35 наименованиям.

Сейчас в них обучается 1231 человек. Срок обучения от 3 до 10 месяцев. Выпускники получают диплом государственного образца без каких-либо пометок о получении его в исправительном учреждении.

Профессии – востребованные на рынке труда: штукатур, маляр, каменщик, облицовщик, слесарь по ремонту авто, оператор газовых котельных, швейного оборудования, электромонтёр, повар.

Некоторые учатся шить одежду и обувь, могут работать столярами в сфере деревообработки.

После освобождения выбор специальностей для переобучения шире – до 56 профессий. По сведениям минтруда и занятости населения, в 2016 году на обучение направлено 16 человек, в нынешнем году – 32.

Среди выбранных специальностей – тракторист-машинист сельхозпроизводства, электрогазосварщик, помощник бурильщика капитального ремонта скважин…

 

Кстати

Существует Закон «О квотировании рабочих мест в Оренбургской области», согласно которому квота на данную категорию граждан устанавливается в размере 4 процентов для предприятий с численностью работающих свыше 100 человек.

На 1 января 2017 года в счёт квоты на предприятиях трудятся 138 человек.

Механизмы стимулирования работодателей к приёму на работу судимых лиц законодателям ещё предстоит обдумать, возможно, это будут налоговые льготы. Между тем уже звучат предложения отказаться от гастарбайтеров в пользу лиц, освободившихся из мест лишения свободы (ЛОМЛС).

 

Марина Веденеева

Новости
все новости