Степь да степь кругом…

Университет города Фрибурга (Швейцария) провёл международную конференцию «Советская степь – культура, окружающая среда, экономика и политика» (International Conference «The Soviet Steppe – Culture, Environment, Economics and Politics»).

 

У подножья Альп – о степях

В ней приняли участие учёные Швейцарии, США, Германии, Великобритании, Швеции, Узбекистана, Кыргызстана. От России доклад «Степная Евразия: территория, различия, общая судьба, будущее» сделал академик Российской Академии наук Александр Чибилёв.                          

В рамках конференции были презентованы итоги Степной экспедиции Русского географического общества и фотовыставка Александра Чибилёва «Картины природы Степной Евразии».

Желающие могут посмотреть в Интернете этот красивый старинный город у живописных Альп – Фрибург. Город молодёжный, каждый четвёртый житель – студент из более чем ста стран мира. Здесь единственный двуязычный университет Швейцарии, преподавание на немецком и французском. Современные его здания из стекла и бетона как-то умудряются не противоречить старине.

Вот в нём на недавней международной конференции и выступил представитель России оренбургский учёный академик Александр Чибилёв. Специалист в области ландшафтной экологии и заповедного дела. Известный путешественник и исследователь, основатель единственного в мире Института степи, находящегося в Оренбурге. Александра Александровича хорошо знают в большой евразийской Степи, в том числе и в нашей оренбургской.

Под его руководством Степная экспедиция Русского географического общества изучила степи бассейна Дуная, украинские, крымские степи, среднюю полосу Европейской России, Предкавказье, Дагестан и Азербайджан, Поволжье и Северный Прикаспий, Заволжье, Казахстан, Южная Сибирь, Монголию и наш Южный Урал. При этом рассматриваются ландшафты не только собственно степной зоны, но и примыкающие и генетически тесно связанные с ней пустынные степи и лесостепь.

 

География – это искусство

Интересный он человек, академик Чибилёв. Область его деятельности – география. У многих из нас, ну, скажем помягче, – у некоторых из нас это слово со школьных лет навевает скуку. Он же утверждает:

– Географию необходимо понимать не только как естественную науку, но и считать ее своеобразной формой искусства.

– Что вы имеете в виду?

– Я хочу хотя бы развеять заблуждения об унылом и монотонном характере степных ландшафтов, которые в течение многих веков внушали нам многие путешественники, миссионеры. Из быстро несущихся по степи кибиток, автомобилей, железнодорожных вагонов нельзя увидеть и познать суть великой Степи. Поэтому я завершаю первый том своих «Картин природы» словами Семёнова-Тян-Шанского, взятыми в качестве эпиграфа ко всей книге: «Художественный пейзаж имеет колоссальное, преобладающее значение для географической науки, так как она вся основана на зрительских впечатлениях и насквозь пропитана ими».

Моя родина – оренбургская степь. Вместе с отцом, известным учёным и практиком-животноводом поездил по нашему степному и лесостепному Оренбуржью. На сенокосе работал практически все школьные годы. Впитал в себя с тех пор красоту, ширь, мощь степную. Запахи свежескошенной травы, их не описать никакими словами. Утренние туманы и росы. Разнотравье. Просторы, от которых дух захватывает. Всем этим восхищались наши писатели и поэты от Сергея Аксакова и Евгения Баратынского.

– Поэтому вы, кроме всего прочего, собрали и издали антологию всего лучшего, что написано о степи замечательными мастерами пера? А ваша фотовыставка, которую увидели участники международной конференции в Швейцарии! А ваши фотоальбомы!

Неторопливо и с удовольствием снова листал не так давно, к примеру, ваш «Бузулукский бор» — и словно опять побывал в этом царстве сосны в степи. Почувствовал запах горячей липкой смолы, увидел радостную игру солнца и теней на празднично оранжевых стволах элитных красавцев – корабельных мачт, услышал неумолчный гул зелёного океана бора и пенье птиц. Глаза, что ли, у таких людей, как вы, устроены по-особому, но вы умеете увидеть и передать нам то, мимо чего мы можем пройти, и не заметив.

 

Степи тревоги нашей

Но вернёмся к конференции. В программе конференции с цветным фото: степь, пригорки, полевые дороги — ваш доклад Alexander Chibilev, Steppe Institute, Orenburg, Russia “Eurasian Steppe: Territory, Differences, Common Fate, Future” поставлен одним из первых. Почему обсуждался советский период? Потому что в те времена случились и такие масштабные покушения на степь, как целинная эпопея, начавшаяся в 1954 году?

– И поэтому тоже. Надо было не 43 миллиона гектаров распахать, а 13, как советовали учёные. Девять первых руководителей области я пережил за свою жизнь. И одна из главных проблем многих из них – недоверие к знаниям и мнениям учёных. У нас на слуху дореволюционные земельные реформы Столыпина. Там впереди шли землеустроители, агрономы и учёные. Один из них – Сергей Неуструев, приглашенный в Оренбурский край в 1914 году для географических исследований, писал: «Не зная природы, нельзя хозяйничать!». А у нас впереди шли трактора, а за ними инструктора райкома!

А что касается того, что обсуждался именно советский период, то мы не одиноки с нашими проблемами. Вспомним, что прежде всего сделали американцы, открыв новый континент? Сначала индейцев истребляли, потом бизонов, потом у них было своё «освоение целины» и «Пыльная чаша» 30-х годов прошлого века. Это в дальнейшем они опомнились.

– Что касается целины оренбургской, ещё Рычков, Колумб наших степей, как его называют, писал, что на востоке области надо заниматься преимущественно животноводством, а на западе, где и земли, и климат способствуют, — земледелием. Но драматическая эпопея освоения целины – дело уже прошлое. Что сейчас вас тревожит, о чём вы беседовали с коллегами в Швейцарии?

– Степь Оренбуржья пережила ряд таких «пшеничных горячек» в XIX веке и середине XX. Но сейчас нашу зону охватила очередная «пшенично-подсолнечниковая горячка», сопровождающаяся варварским отношением к земле. Ежегодно распахиваются малопродуктивные залежные земли. Причём спрос диктует аграриям сеять не разнообразие культур, а однообразие – пшеницу и подсолнечник. Забыты севообороты. Ситуация может превзойти кризис степной зоны, который был в конце 80-х годов прошлого века. Институтом степи разработаны шаги восстановления степи. Они предусматривают соблюдение цикла «пахотное поле – залежь – молодая степь – зрелая степь – климаксная степь – поле». По существу, все технологии объединяются идеей выращивания зерновых только на лучших землях с применением природоподобных технологий и создания высокопродуктивных пастбищных систем на основе степных травостоев с управляемым пастбищеоборотом.

Для реализации этой идеи предлагается разработать национальный проект «Степи России». Его целью станет нахождение оптимального соотношения пашни, сенокосов и пастбищ, другими словами сбалансированного пространственного развития степных регионов России.

Тревожит и то, что в России и Казахстане нет законов, касающихся охраны степи и степных ландшафтов. Степь как природное явление совершенно не защищена в правовом отношении. В малолесной Оренбургской области несколько лет назад образовано Министерство лесного хозяйства, а степь, следовательно, остается «бесхозной». Её сохранению могло бы помочь создание системы разнообразных степных заповедников, парков, заказников – природного каркаса, защищающего нашу среду обитания.

Примеры сохранения степей и возвращения в них коренных обитателей, о чём я говорил на конференции, – пять участков заповедника «Оренбургский» и стационар «Оренбургская Тарпания», созданные по проектам Института степи. Несколько лет назад в степях Беляевского района появились первые дикие лошади – лошади Пржевальского.

– Ваши общие впечатления о поездке в Швейцарию?

– Интерес к России, проблемам постсоветского пространства в Европе очень велик. Пишется много диссертаций по экологии, проблемам приграничных конфликтов. Большое внимание уделяется русской литературе 19 века и, особенно времен СССР. И хотя рабочим языком конференции являлся английский, все участники знают русский.

Более половины участников — выходцы из России и бывших республик СССР. Создается впечатление, что в Европе и в целом на Западе нет проблем для диссертабельных тем. И вот она – Советская степь!? И моя роль, как еще недавно главного критика Целины, свелась к анализу современного состояния степей Евразии с помощью презентации, фотовыставки, видеофильмов, подготовленных институтом. 

Почти все участники конференции выразили желание приехать в Оренбург. Библиотеке университета Фрибурга были подарены 6 книг Института степи, в том числе «Степные шедевры (мировой литературы)», по которой, оказывается, пишутся статьи и диссертации.

 

Александр Александрович Чибилёв. Академик Российской Академии наук. Вице-президент Русского Географического общества. Родился 26 марта 1949 года в селе Яшкино Красногвардейского района. Окончил географический факультет Воронежского университета. С 1974 года ведёт ежегодные экспедиционные исследования степей Евразии. Основатель единственного в мире Института степи и национального парка Бузулукский бор. Автор проектов госзаповедника «Оренбургский», в том числе, участка «Предуральская степь» и горно-лесостепного заповедника «Шайтан-Тау». Один из основоположников ландшафтной степеведческой школы. Автор более 900 научных публикаций, в том числе около 60 книг и монографий, а также учебных пособий по географии и степеведению. Им выявлено и описано более 2000 памятников природного наследия на Южном Урале и Западном Казахстане. 

Вильям Савельзон

Scroll to top