$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 06:59

Ребёнок враз чертёнком не становится

В подростковом возрасте прорываются эмоции, которые взрослые запрещают выражать в детстве
23.10.2018, 15:37

Фото: Google Images

Многие родители хватаются за голову, когда их чаду исполняется 12 – 13 лет. Послушные и примерные мальчики и девочки вдруг становятся грубыми, дерзкими, зачастую отрицают всё, что так старательно прививали им дома.

 

Старшая, но не взрослая

Ирина – старшая из пятерых детей, ей 14 лет.

– На меня взвалили всё, – по­делилась она своими проблемами с психологом. – Ко мне относятся как ко взрослой, много требова­ний, и на себя не остаётся време­ни. Я никому не могу показать, что мне плохо, поэтому, когда дома все ложатся спать, иду на кухню и заедаю эмоции. Потом начинаю винить себя, что много ем, что толстая, и, чтоб наказать себя, режу себе руки и ноги.

Родители знали о проблемах дочери, но считали, что это воз­растное, скоро пройдёт, и лишь сильнее закручивали гайки:

– Хватит дурить, берись за ум. Мы всё для тебя делаем, а ты такая неблагодарная, только ревёшь и ешь.

Лишь когда они услышали ис­поведь дочери на консультации у психолога, к которому девочка по­просилась сама, поняли, что были неправы. Если ребёнок старший, это не значит, что он взрослый. И впервые между матерью, отцом и ребёнком состоялся разговор по душам.

После этого девочка смогла открыто сказать матери то, о чём так долго молчала: «Ты мало уделяешь внимания младшим. Перекладываешь на меня свои обязанности. Я знаю, что устаёшь, только ведь это твои дети. Но я хочу, чтобы ты и мне уделяла вре­мя». Мать расплакалась от такого откровения.

Сейчас отношения в семье нор­мализовались. У Ирины больше нет повода заедать эмоции, она учится правильно их выражать. Стала уверенней, улучшилась успеваемость в школе, потому что снизилась нагрузка дома, не только физическая, но и психо­логическая. Она записалась в бас­сейн, стала гулять с подружками, а недавно влюбилась в мальчика.

 

Сделайте с ним что-нибудь

– Каждое новое поколение имеет свои особенности, – гово­рит Наталья Сергеева, клиниче­ский психолог Оренбургского об­ластного психотерапевтического центра. – Сегодняшние дети про­сто атакованы информацией. Это и нагрузка в школе, и бесконечное просиживание в Интернете. Они не успевают переосмысливать то, что читают. В итоге хватают верхушки, не разобравшись до конца, начинают копаться в себе и приходят к выводам, что они че­му-то не соответствуют, до чего-то не дотягивают. И даже сами себе ставят диагнозы, касающиеся расстройства личности.

Когда родители сдаются и приводят ребёнка к психоло­гу, говорят одно и то же: «Я не знаю, что с ним делать, всегда был спокойный, добрый, отзывчивый ребёнок, а тут его как подменили».

– Но дело в том, что ребё­нок стал таким не где-то, а в семье, а значит, меняться при­дётся и родителям, – объясняет Наталья Алексеевна. – Семейная система влияет на подростка. Когда возникают проблемы со сверстниками в школе, на улице, в социальных сетях, отношение к этому определяется и закрепля­ется именно дома. Например, сын жалуется родителям, что кто-то из одноклассников его унизил, оскорбил или толкнул, и слышит в ответ: «Сам виноват, вечно попадаешь в какие-то не­приятности». У него закрепится, что он плохой. Ребёнок будет воспринимать как должное, что в школе его обижают, а дома не понимают. Реакция родителей на жалобы непосредственным образом влияет на процесс фор­мирования его самооценки.

 

Хорошая злость

По словам Натальи Сергеевой, в своей практике она постоянно сталкивается с проблемой запрета на выражение детьми конкретных эмоций. Так, например, взрослые внушают, что злиться и показы­вать злость очень плохо.

– Нет плохих или хороших эмоций, – говорит психолог. – Есть те, после которых нам радостно, и те, после которых грустно. И все они даны человеку от рождения. Если задвигать эмо­ции глубоко и надолго, во-пер­вых, это влияет на самочувствие, здоровье, а во-вторых, они всё равно когда-нибудь прорвутся, что, собственно, и происходит в подростковом возрасте, если до этого ребёнок постоянно подавлял их по указке родителей.

Даже злость – это нормально, и необязательно она должна нести что-то негативное, наоборот, так как это эмоциональная энер­гия, она может способствовать развитию, мотивировать. Про­сто нужно научиться правильно «распоряжаться» ею, безопасно выражать, направлять не на раз­рушение, а на созидание. Можно хотя бы прокричаться в подушку, выйти на пробежку, побить бок­сёрскую грушу, начать убираться в квартире, а не срываться на окружающих.

Родителям важно помнить, что в подростковом возрасте ребёнок находится в поисках самого себя, постоянно задаётся вопросом: «Кто я?». И если он при этом толь­ко и слышит: «Ты злой», «Ты пло­хой», «Ты ленивый», «Ты обжора», то именно с таким человеком он и начнёт себя ассоциировать.

 

По мостику

Зачастую родители сознатель­но и даже подсознательно отри­цают своё влияние на поведение подростка. Говорят, что мы его так не воспитывали. На самом деле агрессия, гнев, переедание, равно как и отказ от еды, нанесение себе порезов и тому подобное – это крик о помощи, прорвавшаяся реакция ребёнка на накопивши­еся обиды, запреты взрослых, требовательность, отсутствие должного внимания.

Мать после развода стала рабо­тать в нескольких организациях, чтобы её 15-летняя дочь Оксана ни в чём не нуждалась. В ответ она ждала от девочки отличной учёбы. В итоге гиперопека превратилась в навязчивую идею. Женщина даже проверяла школьную сумку дочери, желая убедиться, что та взяла все тетради и учебники.

Оксана, чтобы хоть что-то начать контролировать в своей жизни самостоятельно, решила перестать есть, стать моделью, заработать деньги и уехать по­дальше от матери.

Некоторые родители пытают­ся компенсировать за счёт детей то, чего не получили сами. Напри­мер, нет высшего образования, значит, его обязательно должен получить ребёнок. Или, наоборот, если сами были отличниками, то и дети должны быть такими. Но не каждый может допрыгнуть до установленной взрослыми план­ки. Так было и с Оксаной.

После посещения психолога мать с дочерью стали чаще об­щаться, родительница стала да­вать ей больше свободы, доверять. У Оксаны отпала потребность брать в своей жизни что-то под контроль, и она начала нормально питаться. Моделью быть больше не хочет, говорит, они всё время голодные ходят. Мать узнала о любви дочери к животным, и они совместно решили, что Оксана пойдёт учиться на ветеринара.

 

Без доверия нет отношений

На самом деле каждый подро­сток хочет искренних отношений с родителями, но сам при этом зачастую не готов раскрыться, потому что с раннего возраста его желания, потребности, эмо­ции отвергались даже случайно брошенными фразами: «Чего ты ревёшь, мальчики не плачут», «Хватит кричать, девочки так себя не ведут». Ребёнок пытает­ся эмоциями выразить то, что у него внутри, и сталкивается с необходимостью соответство­вать социальным стандартам. Начинает подстраиваться под внешнее, пряча истинное «Я», которое, как уже было сказано, всё равно прорвётся, и взрослые начнут удивляться, почему их примерный малыш превратился в абсолютно неконтролируемого чертёнка.

– У сегодняшних детей много чему можно поучиться, они не­мало знают о современном мире, – констатирует психолог Наталья Сергеева. – Для того чтоб найти общий язык, достаточно подойти к ребёнку и попросить помочь в чём-то разобраться, например, в смартфоне или компьютере, спросить о том, чего вы сами не знаете, поинтересоваться его увлечениями. Это и станет мостиком, который поможет укрепить ваши отношения и до­верие ребёнка к вам. Взрослым не нужно забывать, что они тоже когда-то были подростками, и хотя бы порой ставить себя на их место.

 

Прямая речь

Оксана Гайнулина, психолог, бизнес-тренер:

– Родители должны создать условия для развития детей. Помочь им вырасти, стать самостоятельными и отпустить.

Примите ребёнка таким, какой он есть. Перестаньте постоянно критиковать. Вы уже критиковали. Насколько это улучшило ваши с ним отношения? Начните хвалить за то, что подросток делает для вас, для семьи. Признайте его право на личное пространство и личную свободу: начните стучаться в его комнату, прекратите лазить в его телефоне, не ройтесь в его рюкзаке и карманах.

Отдавайте ответственность за его действия ему самому. Не выучил уроки – получил двойку. Не отнёс джинсы в стир­ку – иди в грязном, не завёл будильник или не встал сразу в надежде, что мама будет будить до последнего, значит, опоздал в школу. Но отдавайте ответственность постепенно, пошагово. Приучили к тому, что встаёт в школу сам, только потом делайте следующий шаг.

Совместные дела необходимо обговаривать заранее. На­пример, так: «В выходные я буду делать генеральную уборку. Мне понадобится твоя помощь». Согласитесь, это звучит лучше, чем: «Вынеси мусор, я сказала!»

 

Вячеслав Кочкин, настоятель храма Святого Ве­ликомученика и Целителя Пантелеимона, Орск:

– Сегодня в семьях утра­чена вертикальная иерархия, а вместе с ней и послушание перед родителями. Из-за по­стоянной занятости, необхо­димости зарабатывать старшие больше не знают, чем живут их дети, нет общих семейных ценностей. О каком понимании, душевной близости тогда мож­но говорить?

У нас старшая дочь закончила в этом году институт, начала работать, младшая учится в 10-м классе. У всех колоссальная нагрузка, к сожалению, таковы реалии сегодняшней жизни. Слава богу, если вечером удаётся всем собраться и поделиться новостями. Обычного семейного общения не хва­тает катастрофически.

Другая проблема в том, что нас воспитывали на определённых морально-нравственных принципах, которые для сегодняшнего поколения не имеют никакой ценности. Больше нет чётко выраженного вектора добра и зла, никто уже не знает, что такое хорошо, а что такое плохо. Это ведёт к социальной дезориентации даже среди взрослых, не говоря уже о подростках.

 

Елена Болотова, многодетная мать, Адамовка:

– Не скажу, что современные подростки такие уж сложные. У меня трое детей: 3 года, 6 и 16 лет. Я знаю, что всегда могу рассчиты­вать на старшего: он младших и из детского сада за­берёт, и накормит, и позанимается, поиграет с ними. Они не стесняются проявлять чувства друг к другу, обни­маются, целуются. Никогда не замеча­ла ревности между ними, все знают, что родители любят их одинаково.

Со старшим бывают разногласия, но мы понимаем, что это сложности подросткового возраста. Если в чём-то не сошлись мнениями, он уходит к себе в комнату, но я перед сном обяза­тельно к нему загляну, поговорим – и всё налаживается.

 

Проблемы особого возраста

 

ТРЕВОГА

Основные опасения подростков связаны с тем, как они будут приняты значимыми для них сверстниками. Из-за повышенной тревожности по этому поводу может даже появиться неврозоподобное состояние и депрессия.

СТРАХ И СТЫД

В этом возрасте детей волнуют происходящие с ними физиологи­ческие изменения. Они могут стыдиться обычных вещей: ломающегося голоса, совершения поступков, из-за которых над ними будут смеяться друзья, а также казаться ребёнком, маменькиным сынком.

АГРЕССИЯ И ЗЛОСТЬ

Эти эмоции – часть процесса отделения от родителей. Чем ближе были отношения, тем сложнее это будет происходить. При этом вносят свои «яркие краски» внутренние конфликты, бушующие в душе подростка, неуверенность в себе. Подрас­тающий ребёнок не нравится сам себе. Его расстраивают внешность, неудачи в учёбе, разлад в отношениях с ро­дителями, критика и претензии которых убеждают его в собственной ничтожности.

СНИЖЕНИЕ УСПЕВАЕМОСТИ И ТРУДОСПОСОБНОСТИ

Зачастую рост скелета значительно опережает в развитии сердечно-сосудистую систему. Кора головного мозга больше других органов страдает от нарушения кровообращения. Последствиями этого становятся быстрая утомляемость, снижение концентрации вни­мания и, как следствие, ухудшение памяти. Учащаются жалобы на головокружение, головные боли, случаются обмороки.

ОСОБЕННОСТИ ФИЗИЧЕСКОГО И ПОЛОВОГО РАЗВИТИЯ

Скачок роста и половое созревание может задер­жаться на 1 – 2 года. Это является нормой и связано с наследственностью и индивидуальными особенностя­ми организма. В пубертатном возрасте такая задержка сильно расстраивает самого ребёнка и вызывает насмешки со стороны более развитых сверстников.

Подготовила Жанна Обломкина

Новости
все новости