$ 66.08 € 75.02
16+
21 ноября 2018, 07:00

Простодушные

31.10.2018, 10:07
Илья Ярославкин, основатель баптистского реабилитационного центра (крайний справа): «Этих людей я люблю и уважаю».
Фото: Олег Рукавицын

В этой церкви главное – не алтарь, не дорогое убранство, иконы или росписи. В доме, где славится Бог, живут люди. И вовсе не святые, а те, кто преступил немало христианских заповедей, оказался ненужным себе и окружающим, с судимостями, бывшие пьяницы, наркоманы.

 

Реабилитация по-христиански

Поначалу не укладывается в голове: как можно себя обречь на совместное существование с чужими людьми, да ещё с та­кими? И это не на время какой- либо благотворительной акции, а НАВСЕГДА. Кто они, эти люди, что ими движет и почему они молитвенный дом объединили с реабилитационным центром для бездомных?

О семье Ярославкиных из села Родничного Переволоцкого рай­она наша газета писала много лет назад, когда семья ещё была приёмной. Дети воспитывались в труде и протестантской вере. Одно время в доме находилось 24 ребёнка. У проверяющих органов нашлись поводы для претензий к условиям проживания детей, и семейный детский дом закрыли. Хотя многие воспитанники и сей­час с благодарностью отзываются о своих приёмных родителях.

Один из них – Дмитрий Яма­лов. Он вернулся к Илье Петро­вичу и Любови Ивановне на постоянное место жительства в качестве помощника в управле­нии делами реабилитационного центра:

– Эти люди когда-то лежа­ли на улице, и никому до них не было дела. Наши братья во Христе привезли их на своих личных машинах и с помощью транспорта друзей. Здесь их от­мыли, накормили, рассказали о христианской вере, помогли восстановить документы.

Живут общиной. В семь утра подъём, в восемь часов – завтрак, потом молитва. Дальше – работа во дворе и на пастбище. С часу до двух – проповедь и обед. С трёх до шести – рабочее время. А потом отдых. Вечером можно посмотреть спутниковое телевидение, но только баптист­ские каналы.

Если кто-то заболел, я везу человека к врачу, покупаю ле­карства, распределяю работ у в нашем подсобном хозяйстве, поскольку мы находимся на полном самообеспечении.

Сейчас у нас 16 человек. Кто-то остаётся надолго, кто-то уходит с новыми силами в мир. Потом приезжают с семьёй, благодарят, что оказали помощь в трудный момент. Видеть их счастливыми – это так здорово!

…В доме тихо. Наташа Сапронова протирает полы. Она из Орска, там у неё живёт взрослая дочь, но контактов они не поддерживают:

– Моя сегодняшняя семья – это они, братья и сёстры. Здесь меня лечат, привозят лекарства, хорошо ко мне относятся.

 

Изменить свою жизнь

У Евгения Смолина нет ноги. Он чистит для ужина картофель. Глаза его сияют так, будто он самый счастливый человек на свете:

– Когда я замерзал зимой на теплотрассе, ко мне подошла женщина и спросила: «Хочешь изменить свою жизнь?» Я отве­тил, что хочу. Она привезла меня сюда. Мне хочется хоть что- то сделать для Бога, для этого реабилитационного центра. По­этому тружусь поваром, делаю то, что у меня получается лучше всего. В большой мир не тянет.

39-летний Евгений Маркин в прихожей надевает рабочую куртку – ему идти на пастбище. Так же охотно, как и остальные, он рассказывает о себе:

– Я из Самары. Здесь уже год. В миру у меня была работа на нефтеперерабатывающем заводе, хорошая зарплата. По специальности я монтажник технологического оборудова­ния. Где деньги – там соблазны, алкоголь. Спился, упал в пья­ном виде с высоты и получил травму. Знакомый привёз сюда. Первые три дня было сильное желание стрельнуть где-нибудь сигарету, а потом всё, как рукой сняло. Весь год даже в мыс­лях нет закурить или выпить. Уверен, что в миру никакие внушения или лечение мне бы не помогли. Только вера. Как я вижу своё будущее? Это как Бог распорядится. Возможно, жениться и заводить детей уже поздно.

…В двухэтажном доме целый зал отведён для занятий физ­культурой. Имеются тренажёры. Но они здесь не пользуются популярностью. Прибывшие сюда, как правило, имеют мно­го хронических заболеваний, есть один дедушка, перенёсший инсульт. Абсолютно у всех про­блемы с зубами. Работать может не каждый. Например, Андрей Мажаев из Орска настолько слаб, что едва передвигается по дому. За плечами у него не­сколько судимостей, в том числе и по тяжким статьям. В общей сложности в колониях он про­вёл 23 года.

Алла Ямалова из Кувандыка, как одна из самых пожилых, тоже освобождена от работы. Вот что она рассказала о себе:

– Дома у меня случился по­жар, и стало негде жить. Спа­сибо, что привезли сюда и дали кров. Почти 30 лет я курила, не думала, что когда-то смогу побороть этот грех. С первого дня пребывания здесь Господь так соблаговолил, что сигаре­ты я бросила. Дай Бог, чтобы было побольше таких центров и пасторов, как Илья Петрович Ярославкин.

Сергей Чиндин из Орска до­полняет:

– Я тоже трудновато отвы­кал от водки, сигарет и мата. Со временем бросил. Не тянет ни черта.

…В доме некоторые стены и участки потолка требуют ре­монта, в коридорах и спальнях, особенно в женской, не хватает уюта: занавесок, половичков, комнатных растений. Но, воз­можно, это на наш взгляд. Мы же не знаем, в каких условиях жили эти люди до того, как по­пали сюда. Наверняка многим это место показалось раем. Да и как может быть иначе, если именно здесь они впервые за многие годы трезвыми глазами взглянули на белый свет, почувствовали себя нужными кому-то и даже любимыми!

 

Тонут не только в реке

Пастор Илья Ярославкин объясняет, почему создал реа­билитационный центр:

– Этих людей я люблю и уважаю. Мне даже совестно называть их бомжами. Ну, осту­пились в жизни, натворили бед. Что же, теперь оставить их уми­рать под забором? У нас они душевно раскрываются и оказы­ваются на самом деле добрыми, замечательными людьми.

Понимаете, кто-то спаса­ет человека, когда он тонет в реке. А я помогаю спастись тем, кто тонет в водке. Согласитесь, пройдохи и взяточники никогда не спиваются. Они делают ка­рьеру. А простодушный человек развёлся с женой, загоревал… и тут же собутыльники, выпивка – пропал человек. Простодушные они, вот кто.

Наверное, какой-нибудь чи­новник, который набил деньга­ми карманы и поехал с любовни­цей на море отдыхать, выглядит умнее меня. Или те, кто построил у нас в селе нефтяные вышки и выкачивает чёрное золото, не обращая внимания на то, что уровень воды в колодцах упал. Да, от жизни они берут всё, что надо. Но если верить в Божий суд, то всё получается иначе. Те, кто сегодня празднует и бесчин­ствует, завтра перед Богом будут плакать. Только в этом случае есть логика, объяснение того, что происходит.

В каждом человеке есть за­чатки добра. Христос, как дождь, сходит на него, и это добро рас­цветает. Я жил при социализме. Лицемерия хватало. А здесь тебя Бог насквозь видит. И помогает быть искренним.

Эгоизм – главный бич сегод­няшнего общества. Почему в семьях по одному ребёнку? По­тому что хотят жить для себя. А если детей много… Я так люблю, когда к нам в гости приезжают дети, внуки, сваты! Барашка зажаришь и угощаешь. Когда живёшь для других, то от них и получаешь тепло.

Надеюсь, моё дело продол­жит Дима, мой приёмный сын. Надеюсь, что женится и оста­нется управляющим реабилитационного центра.

 

Сельская палочка-выручалочка

Алексей Шопин, глава Ку­банского сельсовета, с уваже­нием относится к деятельности баптистской общины и даже благодарен им:

– Если у меня на территории появляется человек, который беспробудно пьёт и не работает, то, прежде всего, я направляю его к Илье Петровичу. Взаимодействуем с полицией, проку­ратурой. Всех постояльцев про­веряют.

Люди, попав сюда, действи­тельно преображаются. Звонят иногда главы соседних терри­торий, интересуются опытом. В прошлом году у нас был сход граждан. По поводу реабили­тационного центра ни у к ого вопросов не было. Местное на­селение приезжих не боится.

Конечно, встают на путь ис­правления не все. Вот 30-летней Светлане пока так и не удалось избавиться от героиновой за­висимости, несмотря на то что её дважды привозили сюда от­чаявшиеся родители. Но у неё так же, как и у всех остальных, замаячил лучик света в конце тоннеля: жизнь не кончена, ты нужна, тебя любят и ждут.

 

Инна Ломанцова

Новости
все новости