$ 65.93 € 74.80
16+
16 ноября 2018, 12:43

Под куполом неба

Чтобы спасти себя, курсанта и самолёт, лейтенанту Звереву пришлось выполнить опасный трюк
23.08.2018, 16:40
«Отвага, сила, немного везения - и нежданное спасение».
Фото: оввакул.рф

На днях на плацу бывшего Оренбургского высшего военного училища лётчиков на улице Челюскинцев собрались на традиционное торжественное построение выпускники. Училищу 97 лет.

 

Традиция

Через три года, на столетие, они тоже придут, приедут и прилетят. Опять будут объятия, расспросы, шутки и подначки. С наслаждением построятся по годам выпуска располневшие, постаревшие, кто в штатском, кто в военной форме с наградами. Снова под оркестр пронесут мимо строя знамя училища. А потом лётчики-оренбуржцы, печатая шаг, пройдут мимо знамени, равняясь на него и отдавая честь.

Прославленное училище ликвидировано четверть века назад. Бывшие лётчики - хотя бывших в этой профессии не бывает - свято хранят традиции и свою историю. И вспоминают при встречах. Много в этой истории героического, трагического, иной раз и с оттенком приключения, но это потом, когда всё благополучно кончится, как это случилось в весенний день 1936 года на аэродроме за Уралом.

 

40 минут на шасси

Вот что было написано в военной газете:

«После нескольких ветреных дней утро 26 мая было хорошее, тихое. Тишину нарушал рёв моторов. Точно по распорядку дня один за другим выруливают с красной черты и взлетают на выполнение заданий самолёты Р-1. (Это самый массовый самолёт Н.Н. Поликарпова, биплан, конструкция деревянная, шасси неубираемое, максимальная скорость 200 километров в час. - Прим. авт.)

Инструктор лейтенант тов. Зверев после десятидневной болезни малярией изменился на вид – похудел, но по-прежнему весел, отзывчив. Он дышит молодостью. Он прекрасный физкультурник. Ему всего 23 года, а он уже обучает четвёртый выпуск курсантов. Учит он только на отлично и хорошо. Сегодня он первым сажает в кабину тов. Семёнова. Взлетают. Курсант Семёнов делает на Р-1 шестой полёт. Он хороший кандидат в члены ВКП(б), редактор красноармейской газеты подразделения.

 

***

Стартёр на основном старте неожиданно высоко над головой поднимает знак запрещения новых взлётов. Выключаются моторы. Десятки взглядов ищут причину запрещения. Строятся разные догадки.

На посадку планирует машина Зверева и Семёнова. Да, причина видна: отвалилось левое колесо. Самолёт не сможет сесть. Будет катастрофа? Как дать знать лётчикам? Заметив грозившую опасность, командир старший лейтенант тов. Гудович сам стал финишёром и знаками стал показывать, что у машины нет левого колеса. Тов. Зверев, чтобы понять, делает несколько заходов на посадку. Все на земле пытаются подсказать: хлопают руками по левой ноге, показывают колёса.

Тов. Зверев понял. На последнем заходе он сбросил записку, упрятав её в перчатку, чтобы не унесло: «Давайте колесо, надену в воздухе». И набирает высоту.

 

***

Командир части капитан тов. Табарчук, заложив руки за спину, с папиросой во рту внешне спокойно расхаживает в стороне. Нужно принимать решение. Единственное. Которое подсказал Зверев. Капитан приказал взять запасное колесо, привязать под фюзеляж своего Р-1, чтобы, зайдя на несколько метров выше машины тов. Зверева, колесо можно было опустить на верёвке.

К колесу привязывается шпилька для контровки и записка, как и что делать, чтобы надеть колесо. Старший лейтенант тов. Дубовой будет пилотировать самолёт, а капитан тов. Табарчук постарается точно опустить колесо.

Под напряжёнными взглядами всего аэродрома машина взлетает. Осторожно подходит к машине тов. Зверева. Вот сошлись одна над другой. Конечно, у наблюдающих разные мысли о том, как бы стали поступать.

 

 ***

Но вдруг машины расходятся: подаваемое колесо не попало, а с порванной верёвкой упало на землю с высоты 1500 метров. Быстро и крепче привязывается второе колесо. Теперь в спасательной операции будут участвовать два самолёта. Во втором тов. Табарчук и тов. Шевченко. Они тоже привязывают колесо.

В воздухе три машины стройно идут левым пеленгом. Капитан тов. Табарчук с превышением в несколько метров подал колесо. Его принял тов. Зверев.

 

***

Курсант тов. Семёнов изъявляет желание вылезти на шасси и надеть колесо. Но лейтенант Зверев решает это сделать сам. А курсанту доверяет пилотирование этой чуткой машины по прямой на скорости 130 километров в час. На высоте 2000 метров тов. Зверев, прижимаясь к фюзеляжу, привязав к себе поясом комбинезона колесо, стал медленно вылезать из кабины. Он пробрался через люк для бомбометания к шасси. 40 напряжённых минут понадобилось, чтобы надеть колесо. Но шпилька для контровки колеса оказалась плохо привязанной и полетела на землю. Лезть в кабину за новой не было сил.

Тов. Зверев крепкий и сильный, но карабкаться в воздушной струе по шасси было очень трудно и опасно, тем более ослабленному после малярии. Лейтенант Зверев законтрил колесо верёвкой. И с большим трудом, с передышками, смог вернуться в кабину. Два самолёта наблюдали за его работой, идя рядом.

 

***

Аварийный Р-1 пошёл на посадку. Все замерли. Вот он убрал газ. Планирует. Оба колеса чиркнули по земле. Всё отлично. Машина пробежала по земле метров 30, и вдруг колесо слетело, верёвка не выдержала. Машина делает крен. Разворот. Чертя крылом по земле, Р-1 остановился.

Катастрофа? Авария? Просто поломка. Все бегут к машине. На землю спускаются тов. Зверев и тов. Семёнов. Целые, живые и здоровые. Две жизни, которые были близки к концу.

 

***

Через три часа бригадой курсантов машина была приведена в полную готовность. Оба они вкусно пообедали. Тов. Зверев пошёл играть в бильярд. Сегодня он совершил героический подвиг.

Командование наградило его месячным окладом и представило к награде.

Арзамасцев Григоренко Жданов».

 

***

Среди документов, хранящихся в нынешнем музее училища, есть запись на машинке: «Лейтенант Зверев Ф.С. приказом наркома обороны маршала Советского Союза К.Е. Ворошилова за этот подвиг награждён именными золотыми часами».

Вильям Савельзон

Новости
все новости