$ 66.09 € 77.69
16+
24 сентября 2018, 13:17

Орлиное гнездо

Чему на самом деле можно научиться, танцуя лезгинку?
16.01.2018, 17:15
Багаудин Курбанов: «Человек создан для танца, как птица для полёта».
Фото: Олег Рукавицын

Трёх лет ещё не прошло, как в наш степной край из Махачкалы приехал работать экс-солист знаменитого на весь мир академического ансамбля «Лезгинка», хореограф заслуженный артист Дагестана Багаудин Курбанов. И теперь ни один крупный фестиваль межнациональной тематики немыслим без его быстроногих джигитов и трюков с кинжалами.

 

Покажи, какой ты красавчик!

Иной раз диву даёшься, с какой скоростью крутится на коленках, поражая балетным и акробатическим мастерством, юный джигит в папахе, а потом снимает её… и по плечам рассы­паются белокурые девичьи косы.

– К нам приводят детей все: русские, немцы, татары, кир­гизы, казахи, армяне… – пере­числяет Багаудин Курбанов, основавший в Оренбурге школу лезгинки и кавказского танца Аssа. – Бывает, девочки просятся именно на мужские, «орлиные» партии.

Женскими, «лебедиными», партиями в школе заведует су­пруга Багаудина, тоже хорео­граф, прежде танцевавшая в труппе махачкалинского театра оперы и балета. Благодаря бо­гатому опыту работы в профессиональных коллективах педа­гоги из Дагестана и в Оренбурге сразу задали высокую планку. Вскоре Аssа стала завоёвывать победы на всех крупных тан­цевальных конкурсах, включая прошедший недавно междуна­родный конкурс «Тэви Данс», представленный пятью страна­ми, число участников которо­го превысило полторы тысячи человек.

Багаудин рассказывает, что недавно получил такое сообще­ние с чьей-то фейковой стра­ницы: «В вашем ансамбле из кавказцев-то, наверно, только руководитель, а остальные дру­гих национальностей. Так зачем вам, ребята, кавказские танцы? У вас своих, что ли, нет? Смеш­но, когда татарин или цыган в черкеске пытается своё дрыга­нье выдать за лезгинку».

– Я ответил публично в группе «ВКонтакте», – говорит артист. – В нашей школе и ан­самбле действительно много представителей разных народов, и мы гордимся, что за короткий срок сумели вызвать интерес к культуре Кавказа среди моло­дёжи Оренбурга и зажечь в их сердцах любовь к танцам. А о том, как мы «дрыгаем ногами», говорят многочисленные кубки, грамоты, дипломы и благодар­ственные письма. В общей слож­ности только за прошлый год мы их получили около пятнадцати.

В Оренбурге Курбанов впервые появился с гастроля­ми академического ансамбля «Лезгинка». Артиста заметили, пригласили поработать в один из оренбургских ресторанов. Со временем он решил основать тут свою школу танца – рано или поздно танцоры такого уровня задумываются о том, чтобы перейти от личных выступлений к преподаванию: годы, травмы лишают прежней подвижно­сти, зато появляется бесценный опыт, проклёвываются педаго­гические задатки.

– Родители говорят, что я слишком добрый, просят, чтобы был с детьми построже, – делит­ся он. – Я согласен, нужно порой проявлять строгость, главное – строгостью не отбить желание заниматься.

Сын Багаудина Саид пона­чалу не проявлял интереса к танцу, и отец его не принуждал, но мальчику часто приходи­лось ждать отца на занятиях, чтобы потом вместе поехать домой, наблюдать, с каким уважением на него смотрят другие дети, как старательно выполняют всё, что он говорит. И постепенно сам растанце­вался, теперь 8-летний Саид в основном составе ансамбля. Чтобы было понятно, насколь­ко хорошо он теперь танцует, поясним: все занимающиеся по уровню подготовки разделе­ны на три группы: начальную, продвинутую и собственно ан­самбль народного танца Аssа.

 

Свой путь

Как известно, в сфере куль­туры и дополнительного об­разования больших денег не заработать. Возможно, займись Багаудин бизнесом или овцевод­ством, как отец, доход мог быть иным, но танец, сцена теперь часть его жизни. И для Курба­нова важно идти своей дорогой, заниматься любимым делом, к которому у него очевидные способности.

Багаудин первым в семье выбрал путь искусства. Го­ворит, родители заметили, что ещё ребёнком со всех ног бежал к телевизору, когда транслировали кавказские танцы, и очень точно по­вторял движения. С ма­миного согласия старшая сестра отвела его в шко­лу искусств. Теперь про­фессионально танцам учится и его младший брат Султан. На время самых ответственных вы­ступлений он приезжает в Оренбург помочь брат у в выполнении особо сложных трюков.

Один из сложнейших из-за высокой травматичности трюков – метание кинжалов. Во рту танцора 12 ножей веером, которые он уму­дряется уронить так, чтобы каждый из них вонзился остриём в пол. Этот трюк Багаудин выполняет сам.

Как ни жаль было покидать малую родину, но, решив ос­новательно пустить корни в Оренбурге, артист перевёз сюда жену и детей. Ему понравился регион, где мирно соседствуют представители 126 националь­ностей, проявляя искренний интерес к культуре и традициям друг друга. Лезгинка – это ведь не просто движения под музыку, быстрые и резкие у мужчин и плавно-изящные у женщин. Та­нец передаёт характер и темпе­рамент своего народа. И значит, те, кто учится лезгинке, должны постичь этот дух, узнать, что принято на родине этого танца, в Дагестане, а что не приветствуется.

Например, как именно нуж­но уважать старших на Кавказе? Это значит слушать, что они говорят, не перебивать, громко при них не разговаривать и уж тем более не произносить бран­ных слов. Здесь, увы, Багаудину приходится иной раз делать за­мечания, если в транспорте или на улице кто-то позволяет себе нецензурщину при пожилых, женщинах или детях.

 

Выпрями спину, распахни крылья

На вопрос, действительно ли каждый кавказский муж­чина должен уметь танцевать лезгинку, Багаудин Курбанов пожимает плечами:

– На самом деле это необя­зательно, хотя несколько основ­ных движений знать не помеша­ет, вдруг девушка пригласит или друг вытолкнет в круг.

Но что должен уметь абсо­лютно каждый мужчина, уве­рен собеседник, – это постоять за себя, своих близких, свою любовь и родную землю. Честь дороже жизни. Свой жизненный принцип он формулирует просто – всегда оставаться порядочным человеком: жене – опорой, детям – примером, друзьям – надёжным плечом, родителям – достойным продолжателем рода, которым они могли бы гордиться.

Каково это – начинать жизнь с нуля в чужом краю, где ещё нет своего жилья, где ни климат, ни менталитет большинства не похож на то, к чему привык с детства?

– Нормально, – светло улыба­ется он. – А с помощью Всевыш­него, надеюсь, дальше всё будет только лучше.

Родителям, конечно, не хоте­лось отпускать сына с семьёй так далеко, но опекать дитятко до пенсии в тех местах не принято.

– Отец сказ ал – делай, как решил, пробуй, рискуй, – вспо­минает Багаудин, – никто не знает лучше тебя, как тебе жить.

Говорят, истинный кавказец, как бы ни было трудно, никогда не станет жаловаться на свои проблемы. Наоборот, соберёт волю в кулак и ещё найдёт чем похвалиться, а то и с танцует всем печалям назло. Орёл – пти­ца гордая, сильная.

Марина Веденеева

Новости
все новости