$ 66.00 € 75.33
16+
18 ноября 2018, 15:36

Новое чудо Оренбуржья

12.01.2018, 16:14
«Лезть или не лезть? Вот в чём вопрос».
Фото: Валерий Гуньков

Явление телевидения народу

…Густые, цепкие кусты степного вишенника, с мелкими, как бы лакированными листочками, скрывающие вход в подземное царство, с трудом и треском раздвинулись, и оттуда вылез человек с микрофоном.

- Мы с вами, дорогие телезрители, в окрестностях посёлка Горного Октябрьского района. Многие оренбуржцы и не знают что это чудо, исследованное замечательным учёным и писателем Иваном Антоновичем Ефремовым и нанесённое им на карту, - 79 древних медных рудников по речкам Каргалке, Янгизу и Току – рядом. Надо только проехать из Оренбурга по Шарлыкскому тракту километров тридцать, повернуть налево, на Уранбаш - Комиссарово. И ещё километров через пятнадцать - двадцать вот они, Каргалинские рудники. Я вам прочту отрывок из рассказа Ефремова «Путями старых горняков», где захватывающее действие происходит здесь, под нашими ногами, в заброшенных рудниках Каргалинских медистых песчаников.

У телевизионщика, придумавшего такой эффектный выход под телекамеру - сначала продраться за кусты, а потом оттуда явиться миру, предусмотрительно оказался с собой томик Ефремова:

«Двадцать лет назад, в 1929 году, я изучал старые медные рудники недалеко от Оренбурга, ныне Чкалова. Здесь на протяжении едва ли не тысячелетий велась разработка медных руд, и рудники образовали на обширном пространстве запутаннейший лабиринт пустот, пробитых человеческими руками в глубине земли. Рудники эти давно закрылись, и ничего не осталось от их надземных построек.

Здесь хорошо отдыхается после однообразного пути по пыльной и знойной дороге. Ветер колышет ковыль и, посвистывая в кустах, наводит на мысль о прошлом, о том, что эти теперь такие безлюдные и заброшенные участки когда-то были самыми оживлёнными в степи. Раздавались крики мальчишек – погонщиков конного подъёма, хлопали крышки шахтных люков, скрипели воротки, грохотали тачки и слышалась болтовня женщин на ручной разборке руды. Все эти люди давно умерли, но глубоко под землёй нерушимыми памятниками их труда стоят в молчании и темноте бесчисленные подземные ходы. Мне удалось проникнуть во многие старые выработки. Я уже в течение двух с лишним месяцев лазил по ним – иногда с помощником, чаще один (помощник боялся опасных мест) – для подземной съёмки, поисков оставленных запасов руды и взятия пробы».

 

«Вы когда-то выкинули это»

На оренбургском телевидении с полвека назад был очень интересный цикл краеведческих викторин. Съёмки, о которых упомянул, были для передачи о Каргалинских рудниках – одном из древнейших и крупнейших горно-металлургических центров Евразии, где добывали и плавили медь ещё в бронзовом веке – более четырёх тысяч лет назад. И о певце этих мест писателе Иване Ефремове.

Я же был приглашён, чтобы тут же, «с видом на достопримечательности», рассказать о недавней встрече с Ефремовым, затворником в его московской квартире. Он, большой, как медведь, могучий, с мужественным хрипловатым голосом путешественника, ещё и посмеивался над собой:

- Живу от врача до врача. Сейчас вот выглянуло солнце, я пригрелся, как любимые мои ящерицы. И мне хорошо.

Набрал я тогда, на съёмках, в отвалах самых красивых лазоревых, сине-зелёных от окисленной меди камешков и кусочков окаменевшего дерева. И послал Ивану Антоновичу вместе с очерком и цветными фото этих раздолий степи и увалов, по которым в летней теплыни неспешно брели тени облаков. Вы, мол, когда-то выкинули эти камешки и кусочки дерева, а я вот подобрал и посылаю вам.

Он тут же ответил. Благодарил за подарки, которые так напомнили ему об Оренбуржье и молодости. Писал, что только что опубликованной «Таис Афинской» прощается с беллетристикой и намеревается взяться за научно-популярную книгу о науке, которую он создал на стыке геологии и палеонтологии. (Ефремов кроме геологических сделал здесь, на Каргалинских рудниках, и открытие нового вида доисторического крупного хищного титанозуха – AdmetophoneusKargalensus, который нигде, кроме наших мест, не встречается.)

Ефремов был мыслителем и энциклопедически образованным человеком. К примеру, у великого путешественника Тура Хейердала лодка «Ра-1» затонула при переходе через океан. Тогда Тур по совету Ефремова взял для «Ра-2» тростник из единственно подходящего озера, о котором Иван Антонович, всю жизнь мечтавший об Африке, но так в ней и не побывавший, вычитал в древнем папирусе, и доплыл.

А в одном из последующих писем я написал, что вместе с сыном перечитал «На краю Ойкумены». И сын спрашивает после прекрасной сцены боя в африканской саванне бежавших из египетского рабства негра, славянина и этруска с настигшим их зверем гишу: придумал ли автор это ужасное страшилище? Обязательнейший Иван Антонович тут же прислал письмо:

«Отвечаю на вопрос Вашей «надежды и опоры»: гишу – это вымерший теперь вид гигантской гиены, изображения которой ещё встречались на фресках в Египте эпохи Древнего Царства, примерно 4500 лет назад. Как выясняется теперь, гиены – это вовсе не трусливые хищники. Это грозные и активные звери, перед которыми отступают даже львы. А уж перед гишу должны были трястись даже слоны».

А через неделю – траурная рамка в газетах.

 

Худая память

Помнится, тогда, полвека назад, мы зашли в ветхий домик, где в 1929 году жил и работал молодой учёный и начинающий писатель Иван Ефремов. В подслеповатое окошко вид на склон горы, изрытый старыми рудокопами. Хозяйка, она уже тогда была очень пожилой, Анна Егоровна Камнева показала тот самый стол, за которым Ефремов разбирал свои находки и вычерчивал планы рудников. И очень умиляла немудрёная, не казённая, а от себя деревянная под стеклом мемориальная доска «Здесь жил и работал…». Её смастерили и установили в память о Ефремове его поклонники.

Сейчас же Горного нет. Только кладбище и фундаменты домов, поросшие уже деревцами. Народ переехал в основном в соседнее Комиссарово. Когда писался этот материал, созвонился с директором школы в этом селе Ларисой Волоховой: сохранилась ли хотя бы для районного музея та мемориальная доска? Она расспросила старожилов: нет, куда-то подевалась та доска, а дом Ефремова развалился последним.

 

Четыре довода за и против

Почему поездки на Каргалинские рудники вспомнились сейчас? Во-первых, в эту чахлую зиму приятно воскресить лето на вершине.

Во-вторых, областные власти в лице министерства физкультуры, спорта и туризма и министерства культуры, а также электронные средства массовой информации вроде РИА56 сейчас очень активно занялись темой этих притягательных мест.

В-третьих, иной раз подаются эти города под землёй, с их запутанными шахтами, штольнями, ортами, сбойками, квершлагами, так: хотите испытать себя – приезжайте, полезайте, исследуйте. И приезжают на машинах и лезут в подземелье, как степлеет, в основном романтические новички, поклонники Ефремова, многими сотнями. А это очень опасно. Только, наверное, два человека на всё Комиссарово - братья Гурьяновы, председатель сельсовета и бывший физрук школы – знают хотя бы ближайшие к входу участки подземелья и спускаются в них профессионально, с верёвками и снаряжением. Новичку же лезть нельзя. В том прекрасном рассказе «Путями старых горняков», который я, будь моя воля, читал бы всем оренбургским школьникам, всё строится на обвале, отрезавшем выход на поверхность автору и старому штейгеру. Они борются за жизнь, ищут спасение; и в минуты отдыха штейгер рассказывает автору о лихом рудознатце Андрюшке Шаврине и его невесте Насте, которых укрывает от погони помещика-зверя и его головорезов земля-матушка. «Вот уж совсем их настигли, но они до первых вывозов старого рудника добежали и как сквозь землю провалились». Ни в более или менее широкие входы, ни в изобилии встречающиеся лазы соваться нельзя, особенно весной. Братья Гурьяновы рассказывают: в некоторых местах ещё недавно ходили, не пригибаясь, а сейчас – только ползком, заваливает, засыпает.

А в-четвёртых, действительно, пора уже Каргалинским рудникам становиться, как модно сейчас говорить, брендом Оренбуржья. Кое-что уже делается. Эти места с 1995 года являются заповедником. Здесь в 2002 году был проведён Международный полевой симпозиум. Обсуждается даже заявка на включение Каргалинских рудников в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Кажется весьма разумной мысль председателя совета межрегиональной туристской ассоциации «Приволжье» Сергея Кривцова:

- Надо реконструировать наиболее доступные шахты и штольни для массового посещения. Три главные достопримечательности Оренбургской области - солёные озера, золото сарматов и Каргалинские рудники - должны полноценно развиваться в плане туризма.

Не знаю, как считал специалист из Нижнего Новгорода. А пуховый платок? А Гагарин? Но что точно: если к заманчивым блужданиям под землёй с проводником будет ещё и инфраструктура - музей, кров и еда, то тогда хоть на всю страну, хоть на весь мир: «Приезжайте к нам в Оренбуржье на ещё одно чудо!»

Вильям Савельзон

Новости
все новости