Не повод для минуты славы

«Хотим сообщить, что в вашем здании бомба. А также в ряде других учебных заведений в вашем городе… Не совершайте ошибку магнитогорцев, но мы их предупреждали…» — сообщение с таким текстом пришло рано утром в несколько учреждений Оренбурга.

Министерство здравоохранения, образования, несколько городских школ начали эвакуацию. Все спецслужбы сработали оперативно, как и положено. Оренбург 29 января пережил стрессовую ситуацию.

К сожалению, нашлись и коллеги-журналисты, которые подогревали панику в социальных сетях сообщениями о том, что сотрудники МЧС и полиции звонят своим семьям и, не объясняя причин, требуют забрать детей из школы. Есть некоторые претензии и к ведомственным пресс-службам.

Единственной, кто отреагировал на запросы журналистов, была пресс-служба губернатора. Она пояснила, что все сообщения ложные, взрывных устройств не обнаружено.

Правоохранители от комментариев воздержались.

Что же случилось на самом деле?

 

Кто писал?

Несколько дней по всей России катилась волна ложных минирований и совершенно реальных эвакуаций. Астрахань, Ростовская область, Вологда, Череповец, Мурманск, Орловская область, Новгород, Сахалин – далеко не полный список городов и регионов, получивших сообщения и проводивших комплекс мероприятий.

Выбор получателей случайный во всех федеральных округах. Но везде получателями были правительственные структуры и социальные учреждения, где предполагается массовое скопление граждан.

Любому, кто внимательно следит за событиями террористических угроз во всём мире, станет понятно, что это не было реальной угрозой. Зато, это была совершенно очевидная информационная атака с целью дестабилизации общества.

Мотив очевиден из самого текста письма: «Времени немного, поэтому советуем поспешить эвакуироваться. Хорошо подумайте перед тем, как игнорировать сигнал, ведь, может, этим вы спасёте жизни. Обращение к службам: «Обыщите все учебные заведения. Мы всё фиксируем. Потом либо шапки полетят, либо население вас съест за игнор».

Подобную стилистику легко представить в изложении пылкого, но очень неумного юнца, любителя ходить на протестные акции. Тот, кто хочет убивать, делает это, а потом берёт на себя ответственность за публичную демонстрацию кровавой жертвы. Это же послание не об убийстве. Оно политическое – о «летящих шапках».

Какие выводы из произошедшего можно сделать?

 

Промежуточные выводы

Во-первых, письмо пришло по электронной почте. Значит, стремительная цифровизация общественных, государственных процессов сама по себе очень уязвима. Защита цифрового пространства от внешних проникновений – задача номер один в деятельности спецслужб и правительственных структур.

Во-вторых, судя по оценкам специалистов, сама эвакуация происходила по правилам, без паники, срывов. А вот действия после эвакуации в условиях ЧП явно нуждаются в корректировке. Некоторые педагоги, выведя детей на улицу, растерялись и оставили их стоять на морозе в сменной обуви. Куда вести подопечных дальше, не сообразили.

Ну и, наконец, в-третьих, реакция самого общества на подобное событие. Начали снимать происходящее на телефон, вместо того чтобы просто помочь. Да, печальная данность нашего времени в том, что мы не верим в реальность угроз. Но вдруг…

Не за телефон нужно хвататься, не в социальные сети писать сообщения. Нужно подойти к педагогу и предложить отвезти детей по домам. Узнав о том, что происходит эвакуация из-за угрозы взрыва, позвонить в спецслужбы, а потом искать транспорт для развозки потенциальных пострадавших.

Теракт, даже гипотетический, не повод для «минуты славы» в Сети.

 

Кстати

Сегодня СМИ Приморья сообщили, что автором «террористических» писем был 25-летний сотрудник железнодорожной отрасли. На допросе он заверил, что рассылал письма по всем городам России «под копирку». Пока следствие выясняет мотивы предполагаемого преступника. Приморские СМИ так же опубликовали текст сообщения, которое пришло в социальные учреждения Владивостока. Однако, мы в Оренбурге видим, что письмо явно не «под копирку». Авторская стилистика, вероятно, совпадает, а вот текст послания и электронный адрес отправителя отличаются.

 

Елена Черных

Scroll to top