$ 62.22 € 72.47
16+
27 мая 2018, 18:45

Куда клубочек приведёт

Что цыганка нагадала потомственной пуховязальщице?
31.10.2017, 16:20
Роза Гумерова: «Один гордится красотой, другой - имением. А я горжусь простым своим умением».
Фото: Валерий Гуньков

Более 50 лет Роза Гумерова вяжет оренбургские пуховые платки. В этом деле она не просто ас, а законодатель, имеющий право вводить в отшлифованные десятилетиями каноны собственные элементы. Например, восточная восьмиконечная звезда и комбинированная решётка, которую так и называют - гумеровская, уже считаются классикой.

 

Береги честь смолоду

Её родина - село Жёлтое Саракташского района, здешние мастерицы специализируются на ажурных платках, а их соседи из Чёрного Отрога - на тёплых.

Роза Сахабовна - внучка пуховязальщицы Закиябану Халиуловны. Именно под её руководством 14-летняя девочка связала свой первый платок.

- Бабушка отнесла его на базар и продала за 7 рублей! По тем временам (шёл 1968 год) это была приличная сумма. Я очень гордилась первым заработком, аби купила мне на него платье.

Теперь уже сама Роза Сахабовна - аби, так татары обращаются к бабушке.

- Аби, иди-ка покажу, какая ты знаменитая! - зовёт её к компьютеру внук Лёша, вбивая в поисковик родное имя.

- И не подозревала, что обо мне столько страниц в Интернете! - улыбается она. - Сама-то я к компьютеру подхожу редко, разве что пообщаться в соцсетях или посмотреть погоду на завтра.

Бабушка Закиябану считала, что учить вязанию платков надо с самого сложного, простое и так освоится. Первый же урок был посвящён сложному узору - сотам, где нет простых петель, в каждом ряду накиды. Чуть зазевался - упустил петлю.

- В вязании - как в жизни: уронишь петлю - и дальше всё идёт насмарку, - размышляет Роза Сахабовна. - Хорошо, если спохватишься вовремя или кто-то старший поможет исправить ситуацию, а нет - пиши пропало.

Житейскую мудрость пуховница унаследовала и от матери. Гавгар Гимадеевна тоже создавала художественные шедевры из пуха оренбургских коз. В 1940 году на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве была представлена её паутинка с вывязанным гербом Советского Союза и надписью: «Да здравствует Сталинская Конституция!» За эту работу она получила Почётную грамоту с подписью Сталина и путёвку в Москву и Ленинград. А в 1971 году её многолетний труд был отмечен орденом Трудового Красного Знамени.

Однако не только наградами запомнилось этому семейству советское время. Дедушка Гимадей в конце 30-х годов был осуждён. Нечаянно сломал лопату и получил 10 лет за вредительство.

- Но выпустили его через год, - рассказывает Роза Сахабовна. - Он неустанно писал письма Сталину, объяснял, что это недоразумение. Видимо, одно из писем дошло куда надо.

Полгода освобождённый Гимадей пешком добирался из Архангельска, где сидел, до Жёлтого, останавливаясь в деревнях, чтобы заработать на кусок хлеба. Как ни странно, после всех этих мытарств он пришёл к выводу, что хороших людей больше, чем плохих. И в ночлеге ему не отказывали, и последнюю картошку совершенно чужие люди делили с ним пополам, не жадничали.

 

Вместо антидепрессантов

Посыл о добрых людях Роза Сахабовна запомнила навсегда. И своих детей она учит не отвечать злом на зло. Пусть иногда обидно, пусть несправедливо, промолчи, не уподобляйся. А если всё-таки расстроился, возьми в руки спицы. Работа с пуховым платком умиротворяет лучше иных антидепрессантов.

Психологические плюсы пуховязания проверены всеми членами семьи Розы Сахабовны, в нескольких поколениях.

- Вязать платок - это отдых, - говорит она. - Самый трудоёмкий процесс - до клубка. В нём участвует вся семья. Отбор волос из пуха, разрыхление пуха - детский труд. Муж помогает мотать. Без дела никто не сидит.

Платок семью сплачивает - раз, загибает пальцы мастерица. Дети к праздности не привыкают - два. Мелкая моторика развивает речь - три. На хлеб с маслом всегда заработаешь - четыре.

Оба сына и дочка Розы Гумеровой умеют вязать платки. Ажурный платок Романа даже попал в коллекцию областного музея ИЗО. Профессии, правда, парни себе выбрали другие, а дочка поддержала преемственность: вяжет и преподаёт пуховязание в Оренбургском художественном колледже.

Роза Сахабовна вспоминает, как по молодости встретила цыганку, которая гадала на бобах. Та предрекла, что по специальности она работать не будет, но труд принесёт ей и достаток, и почёт.

По диплому Роза Гумерова - электротехник телефонной связи. До встречи с гадалкой работала на городской телефонной станции, и ей там вполне нравилось. Только-только вышла замуж.

- Муж твой связан с растениями и животными, но не напрямую, - говорила цыганка, - детей у вас будет трое. Двоих родите, а третий получится случайно.

Не раз по ходу жизни Роза Сахабовна вспоминала пророчество цыганки. По специальности ей и правда больше работать не пришлось. Супруг - учитель химии и биологии, по распределению был направлен в школу села Жёлтое - на их с Розой малую родину.

- Мы ехали с настроем отработать положенные три года и вернуться в областной центр, - вспоминает мастерица. - А остались на 30 с лишним лет.

Четверть века Роза Сахабовна преподавала основы пуховязания старшеклассницам Жёлтинской школы. До этой инициативы, реализованной в одной-единственной школе Оренбуржья, девочки на уроках начальной профподготовки вместе с мальчиками изучали строение трактора.

Увы, с переездом четы Гумеровых из Жёлтого поближе к детям в Оренбург уроки пуховязания в школе прекратились. Но забота о сохранении уникального промысла не оставляет пуховницу. Она разработала специальную методику «Вязание оренбургского пухового платка за 16 уроков». Теперь, следуя видеоинструкции, любой желающий, даже никогда не державший в руках спиц, может попытаться освоить азы. Скоро видеокурс появится на сайте областного музея ИЗО.

 

Лёгкая нога

Волнует Розу Гумерову и репутация бренда. То, что под видом оренбургских паутинок и шалей продаётся сейчас на Центральном рынке, стандартам качества в большинстве своём не соответствует. Первокурсниц художественного колледжа, которым предстоит осваивать искусство пуховязания, Роза Сахабовна водит туда на экскурсии, чтобы показать, какими НЕ ДОЛЖНЫ быть оренбургские пуховые платки.

На рынке нет контролёров качества, вздыхает Роза Гумерова. А без контроля производитель экономит усилия, ему лишь бы побыстрее продать.

Нарвавшись на эксперта, «как бы пуховницы» признают свои огрехи. Говорят, мол, зато продаём подешевле.

- Туристы увозят товар с рынка в свои страны, думая, что приобрели в Оренбурге тот самый, настоящий пуховый платок. А он связан с нарушением технологии подготовки пряжи, ряд обязательных операций пропущен, значит, пух будет вылезать, - переживает мастерица. - Вместо тонких спиц использовались толстые, чтобы набирать поменьше петель. То, что выдаётся за ручную работу, частично связано на машинке.

Волнение это можно понять. Что если однажды кто-то отзовётся о привезённом из Оренбурга платке, как в том анекдоте о голосе Паваротти: «Нашли чем восхищаться! Мне Рабинович напел - ничего особенного».

По словам мастерицы, оренбургский пуховый платок - это геометрический рисунок. Ей случалось на заказ вывязывать и надписи, и эмблемы, и логотипы, и архитектурные ансамбли, но это отступление от канонов.

Для настоящего платка нужна натуральная шёлковая нить, говорит пуховница, желательно из Средней Азии. Сейчас она в дефиците, более доступен искусственный китайский шёлк. Он тяжелее натурального, платки получаются грубее. Дранка ускоряет процесс, но рвёт пуховое волокно. Самый правильный инструмент для очистки пуха от коротких грубых волокон - гребёнка.

Есть у пуховниц и свои приметы.

- Мама меня всегда просила набрать петли, - делится она. - Говорила, у меня лёгкая рука. А я прошу мужа войти в комнату, когда начинаю платок. У него нога лёгкая. А кто другой зайдёт - то и дело будет что-то отвлекать от платка или вообще придётся его распускать.

Сколько ажурных платков связала за полвека, Роза Гумерова подсчитать не берётся. Её платки украшают коллекции Государственного исторического музея (Москва) и Оренбургского музея изобразительных искусств. А сама она, как и положено настоящему профессионалу, сапожник без сапог. И от мамы, и от бабушки в семье ни одного платка не осталось. Себе вязать некогда, всё - людям.

Марина Веденеева

 

Новости
все новости