$ 65.58 € 75.66
16+
17 октября 2018, 16:55

Когда все проиграли

Дом рушится на глазах, собственник не обогатился, а те, кто его отстроил, остались без своего угла
20.10.2017, 10:23
Годы ушли у Сотниковых чтобы построить для себя дом. Но когда он наконец появился, семью выгнали на улицу.
Фото: Google Images

Годы ушли у семьи Сотниковых из посёлка Октябрьского Сорочинского городского округа, чтобы кирпичик за кирпичиком построить для себя дом.

Каждая копейка шла на строительство. Спасала лишь мысль: зато будет своя крыша над головой.

Но когда она наконец появилась, семью выгнали на улицу.

 

Заманчивое предложение

В 1997 году Вадим и Ирина Сотнико­вы переехали из Казахстана в посёлок Октябрьский. Местный сельсовет выде­лил им земельный участок. Вадим начал потихоньку закупать стройматериалы. На маленькую зарплату делать это непросто.

Через некоторое время к ним обра­тился работодатель – местный фермер Александр Хижняк.

– Он стал нас убеждать, что нам ни к чему эта стройка, и предложил въехать в пустующий дом его жены. Пообещал, что если Вадим отработает у него 12 лет, то жильё перейдёт в нашу собственность. Говорил, что можем делать с домом всё, что захотим, он будет наш, и всё будет по закону, – рассказывает Ирина.

Сотниковы успели только вырыть траншею под фундамент, а на участке не было ни воды, ни газа, ни света. Поэтому согласились переехать.

По словам супругов, жильё, в которое они въехали, было ветхое, площадь – 45,1 «квадрата», а в семье четверо детей. Пришлось повыше засучить рукава и при­ступить к делу.

– Стены были обиты ржавым желе­зом, когда мы его ободрали, всё начало сыпаться, – говорит Ирина. – Потолок был обвисший, полы просевшие. После ремонта дома начали возводить при­строй. Хижняк знал об этом, давал мате­риалы под зарплату, высчитывал всё до копейки. Чтобы ускорить стройку, взяли кредит. Я продала в Казахстане родитель­ский дом, и все средства вложили в дом.

 

Слово дал, слово взял?

Через несколько лет ветхое жи­льё превратилось в благоустроенный дом со всеми удобствами площадью 119,9 «квадрата»: три спальни, туалет, ванная, веранда, гараж.

– Из-за низкой зарплаты коллектив на ферме стал распадаться, – делится Вадим Сотников. – Я же ради этого дома продолжал работать. 12 лет пролетели быстро, но Александр Иванович молчал. Через год я напомнил ему об обещании передать жильё в нашу собственность. На это работодатель выдвинул новый срок – 25 лет. А затем ещё: «Пока рабо­таешь – живи, увольняешься – освободи дом». Тогда я окончательно понял, что он не намеревается переоформлять жильё на нас.

Постоянные переговоры Сотниковых с фермером ни к чему не приводили. Денег на жизнь не хватало, будущее было расплывчатым. Из-за стрессовой ситуации супруги начали постоянно скандалить. В итоге Вадим ушёл жить к своим родителям. И всё же, переживая за семью, он ещё три года продолжал трудиться у предпринимателя. Но потом уехал жить и работать в районный центр.

Александр Иванович поднял вопрос о выселении Ирины вместе с детьми. Узнав об этом, Вадим позвонил своему бывшему работодателю. Тот пояснил, что якобы из-за сложного материального положения вынужден выставить дом на продажу, и предложил Вадиму купить у него жильё за 800 тысяч рублей!

– Две трети дома были отстроены моими руками. Почему я должен за это ещё и платить?! – размышляет Сотников. – Как быть с тем, что я 16 лет отработал у него без единого замечания за мизер­ную зарплату? Я трудился практически с самого основания хозяйства слесарем, сварщиком, токарем, пекарем, трактори­стом, автокрановщиком. Развозил хлеб по району, был завторгом, готовил и обрабатывал семена перед посевом, был председателем профкома. Из-за работы на мельнице потерял слух. Каждый день перетаскивал до 4 тонн муки на своих плечах, дошло до варикозного расшире­ния вен и операционного стола.

Ирина говорит, что тоже отработала на фермера 6 лет. Терпели ради жилья, в которое вкладывали каждую копейку.

 

Выселил в чистое поле

– Чтобы добиться освобождения жилья, он отключил нам посреди зимы газ, – рас­сказывает Сотникова. – У меня старшая дочка тогда была на девятом месяце бе­ременности. Мёрзли, включали обогрева­тель, готовили на электрической плитке. Газ обратно подключили через три недели после вмешательства прокуратуры.

В судебном порядке фермер добил­ся выселения семьи, ведь официально дом оформлен на его жену. Сказал, что предоставил своим работникам крышу над головой лишь временно.

– Нас выкинули в чистое поле, когда на руках у дочки был месячный ребёнок.

Теперь, по решению суда, жена Алек­сандра Ивановича уже третий год выпла­чивает нам со своей пенсии ежемесячно по 4,5 тысячи рублей в счёт погашения 1 334 тысяч рублей наших вложений в этот дом, – говорит Ирина. – Но разве мы можем за эти деньги иметь крышу над головой? Мы скитаемся по чужим углам, у меня из-за этого младшего ребёнка чуть не забрали в детский дом. Как жить дальше? И главное, где?

В такой же ситуации оказался брат Вадима: отработав за обещанное жильё 20 лет, в итоге всё равно оказался на улице. Кроме Сотниковых в Октябрьском есть и другие семьи, прошедшие тот же путь, но не ставшие отстаивать право на «квадраты».

– Есть решения судов, и в них я не являюсь ответчиком. Я не отвечаю ни за что по этому вопросу. Я считаю, что всё это надуманно. На меня просто хотят прилепить эти дела, – прокомментировал свою позицию Александр Хижняк.

Третий год вместе с детьми Ирина ютится в съёмном жилье в том же посёл­ке, на заработки она ездит в Москву. Дом, который был отстроен Сотниковыми, на­ходится сейчас под арестом, пока семья фермера не выплатит всю компенсацию. Понятно, что к тому времени (примерно через 22 года) жильё сровняется с землёй; уже сейчас без хозяйской руки дом на­чинает рушиться. Кто-то выбил стёкла, уничтожил внутреннюю отделку, по­вален забор, отопление разморозилось.

Ирина пытается добиться снятия ареста. Бесконечные судебные процессы, длящиеся шестой год, вымотали женщи­ну. И непонятно, что выиграет в итоге семья Хижняк?

С одной стороны, действительно, всё по закону, ведь у жилья есть собственник, который вправе распоряжаться им по своему усмотрению. Захотел – пустил кого-то пожить, захотел – выгнал. Но ведь есть ещё и законы совести.

Ошибка Сотниковых, как и других семей, пострадавших в аналогичной си­туации, – вера в данное им слово. Нужно было заключать договор, подтвержда­ющий переход права собственности на дом. Но, говорят, как было не поверить депутату района, руководителю хозяй­ства и просто верующему человеку?

 

Жанна Обломкина

Новости
все новости